Турецкие амбиции: Анкара борется за влияние на постсоветском пространстве

21.11.2020 11:33

Турецкие амбиции: Анкара борется за влияние на постсоветском пространстве

С каждым годом турецкая политика при Эрдогане всё больше озадачивает союзников и соседей. Анкара проводит военную операцию в Сирии, назло США покупает у России зенитно-ракетные комплексы С-400, ведет прокси-войну в Ливии, угрожает Кипру, вмешивается в армяно-азербайджанский конфликт. О том, какую «турецкую мечту» пытается реализовать президент республики и что стремится получить Анкара от вмешательства в чужие конфликты, — в нашем материале.

Как сообщил на днях телеканал RT, в результате мониторинга была выявлена «кампания по дезинформации о конфликте в Нагорном Карабахе в армяноязычном сегменте интернета». Фейковые аккаунты от имени якобы армянских пользователей, через которые распространялась ложная информация, зачастую создавались еще до начала конфликта. Всего с сентября и до окончания конфликта выявили почти 6,5 тыс. аккаунтов. Аудитория, судя по комментариям, составляла свыше 20 млн пользователей.

В частности, основная задача фейковых аккаунтов заключалась в том, чтобы сеять панику, стравливать между собой интернет-пользователей, а также убедить армянских пользователей в том, что «армянская армия сильна сама по себе» и что Еревану нужно «отказываться от помощи России». С этих ресурсов, в частности, распространялись «панические настроения».

«С первого дня внедрялась идея, что Армении не нужна Россия. Что нужно отказываться от помощи России, что Россия — оккупант. Основная цель была представить Россию в виде некоего тирана», — говорит руководитель проекта по мониторингу, анализу и обработке информации в интернете DataLocator Эдгар Григорян.

Отмечается, что такая работа по распространению дезинформации велась централизованно. Активность контролировалась из двух-трех центров, а в глобальном плане «всем дирижировал один центр». При этом главными источниками распространения фейковой информации стали Азербайджан с 31% таких интернет-ресурсов, Турция — с 21%. На третьем месте неожиданно оказалась Великобритания, где были 19% фейковых каналов.

На этом фоне особое внимание привлекает вовлеченность Соединенного Королевства. Однако это вовсе не случайно. В начале августа этого года новым главой MI6 назначили бывшего посла Великобритании в Турции — Ричарда Мура. Как шутили по этому поводу в Соединенном Королевстве, он однофамилец Роджера Мура, который на протяжении 12 лет исполнял роли самого известного английского киноразведчика — Джеймса Бонда.

Ричард Мур прослыл другом турецкого лидера. В окружении Эрдогана говорили, что именно ему президент обязан организацией поездок в Лондон и поддержкой во всех местных СМИ. Мур способствовал укреплению отношений Турции и Британии в преддверии выхода Соединенного Королевства из Евросоюза.

Свободно владеющий турецким языком Мур быстро получил популярность в местных дипломатических кругах. Его отправили в Анкару главой дипмиссии в 2014 году. Через два года в Турции была совершена попытка мятежа. Путч подавили, однако Эрдоган использовал попытку госпереворота для расправы над оппозиционными политиками и журналистами, которые до этого критиковали его действия. Впоследствии в стране провели референдум о внесении поправок в конституцию, и свыше 51% турок проголосовали за переход к президентской форме правления и расширение полномочий главы государства.

Эти действия привели к охлаждению отношений Эрдогана с лидерами европейских государств. На этом фоне выделялась Великобритания. Если другие страны ЕС, хотя и говорили о поддержке легитимных властей, должной помощи турецкому лидеру не оказали, то Лондон заявил о солидарности с Анкарой, жестко раскритиковав мятежников.

Тот же Мур был одним из организаторов визита Бориса Джонсона, занимавшего тогда пост главы внешнеполитического ведомства, в Турцию. Другие страны старались тогда дистанцироваться от Анкары. Однако британский политик встал полностью на сторону турецких властей.

Ведущие британские издания в отличие от других европейских СМИ более сдержанны в критике Эрдогана и его политики. Британцы заинтересованы в заключении торговых соглашений с другими странами на более выгодных условиях, чем ЕС. Турция на этом фоне выглядит очень привлекательно.

К тому же Лондон, видя, что за последние годы Анкара стремится увеличить свое влияние на Ближнем Востоке, уверен, что это может помочь и британской короне. В частности, особый интерес британцев вызывает политика Турции в Ливии. Анкара направила в страну дополнительное вооружение, военных советников, дроны, несмотря на то что по итогам Берлинской конференции по Ливии предоставление военной помощи, а также поставки вооружения одной из сторон конфликта были категорически запрещены.

У Британии свои интересы в Ливии. Ее беспокоит, что в связи с добычей природного газа на шельфовых месторождениях Средиземного моря начал оформляться альянс Греции, Кипра и Израиля. Великобритании в этом «энергетическом треугольнике» места не нашлось. В результате Лондон уверен, что для контроля за пространством Восточного Средиземноморья необходимо внимательно следить за действиями Анкары.

Турецкие амбиции: Анкара борется за влияние на постсоветском пространстве

По теме: Энергетический товарищ: почему Венесуэла укрепляет связи с Турцией

Бывший посол Великобритании, в свою очередь, уверен, что если помочь Эрдогану стать главным региональным игроком, то с его помощью можно оказать давление на Москву, пробуя вытеснить ее из региона. Глава внешней разведки Соединенного Королевства — представитель классической британской политической школы. Начиная с XIX века основным инструментом британской политики считались давление на Россию с помощью Турции, а также организация антирусских выступлений на Кавказе и в Средней Азии.

В частности, Мур смог установить довольно тесные контакты с представителями высшей элиты в Баку, подробно интересовался особенностями армяно-азербайджанского и грузино-абхазского конфликтов. Примечательно, что назначение нового главы MI6 произошло вскоре после публикации доклада комитета парламента по разведке и безопасности Великобритании.

В документе отмечалось, что власти страны «недостаточно серьезно отнеслись к российской угрозе». Так что от Мура, скорее всего, будут ожидать действий, которые бы помогли усилить давление на Россию. А учитывая его связи в Баку и Анкаре, нельзя исключать, что обстановка там может претерпеть неприятные для Москвы изменения. Так, агентство Reuters уверено, что назначение бывшего посла Великобритании в Турции на пост главы внешней разведки Соединенного Королевства — «укрепление обороны Великобритании от враждебного шпионажа со стороны России и Китая».

Ричард Мур — один из активных сторонников реализации идеи «Великого Турана», к разработке которой Великобритания приложила руку. Суть этой стратегии — в необходимости консолидации тюркских народов на основе культурной, этнической и языковой идентичности.

На протяжении последних 30 лет Турция активно продвигает в некоторых республиках СНГ идеи пантюркизма, которые подразумевают интеграцию «тюркского пространства по турецким правилам». Предусматривается активная интеграция в разных сферах, а для достижения этих целей Анкара чаще использует «мягкую силу» — бизнес, образование и науку, формирование лоббистских групп.

Переход Казахстана на латиницу по турецкому образцу стал одним из последних успехов в этом деле. Что касается Азербайджана, то он довольно сильно привязан к Турции политически и экономически. У стран есть девиз «Одна нация — два государства».

В Узбекистане после постсоветского периода дружбы с Анкарой лидер Ислам Каримов решил ограничить культурное влияние Турции и в 2012 году даже запретил в стране турецкие сериалы. Но при новом руководстве, в 2017 году, в Ташкенте подписали большой пакет соглашений о военном и военно-техническом сотрудничестве Ташкента и Анкары, которые, в частности, подразумевали отправку узбекских военных на обучение в Турцию. Год назад турецкие подразделения были замечены на узбекском полигоне Фориш. Там проходили совместные с Пакистаном военные учения.

Россия, на территории которой проживают тюркоязычные народы (в республиках Башкирия, Татарстан, Алтай, Саха, Тыва и Хакасия), — естественный конкурент Турции в борьбе за тюркский мир. «Именно Россия, а не Турция — центр тюркоязычного пространства. Народы, живущие в РФ и на постсоветском пространстве, сохранили намного больше традиций и обычаев, чем Турция.

В свою очередь, Анкара пытается убедить тюркоязычные народы в том, что настоящие тюрки — это турки. Но это неправда, поэтому для них нет особо смысла ориентироваться на Турцию как культурно-идеологического лидера», — рассказал «Известиям» старший научный сотрудник ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова, доцент Дипломатической академии МИД России Владимир Аватков.

Политолог отмечает, что Турция старается подмять под себя постсоветское пространство и отдалить его от России, а также пытается «инвестировать в лояльность тюркоязычных народов РФ».

Впрочем, переоценивать успехи Турции все-таки не стоит. В последнее время идеология пантюркизма отошла на второй или даже третий план. В Анкаре всё больше осознают, что тюркский мир неоднороден. К тому же экономически Турция сейчас вряд ли потянет лидерство в тюркском мире. Кроме того, по сравнению с 1990-ми годами у самих тюркских народов уже нет того энтузиазма принимать Турцию в качестве старшего брата, на которого надо ориентироваться.

Так, например, Туркмения придерживается нейтралитета, а Казахстан в любом случае ближе к России и Китаю. С Киргизией отношения ухудшаются из-за того, что в стране скрываются сторонники исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, которого в Анкаре обвиняют в причастности к попытке госпереворота в июле 2016 года.

Турецкие амбиции: Анкара борется за влияние на постсоветском пространстве

По теме: Святая София опять стала мечетью. К чему приведет решение Эрдогана

На этом фоне позиция Турции во время обострения ситуации в Нагорном Карабахе полностью вписывается в идеологию пантюркизма. Эрдоган, как это часто бывает в последние годы, занял довольно грозную позицию. Турция полностью поддержала Азербайджан, назвав Армению виновником происходящей эскалации. Во всех конфликтах, где Анкара действует наиболее жестко, звучат заявления о защите народов, близких Турции по вере и крови. Президент всеми силами старается добиться статуса региональной сверхдержавы в мусульманском мире — расширить влияние там, где когда-то была Османская империя.

Изначально казалось, что одними критическими заявлениями Эрдоган и ограничится. Однако уже через две недели в Азербайджане начались масштабные учения с турецкими военными, в которых были задействованы бронетехника, артиллерийские установки, боевые вертолеты, зенитно-ракетные подразделения обеих армий, а также силы ПВО. Такая концентрация военной мощи лишь способствовала еще большей эскалации.

Турция продемонстрировала готовность активно действовать в регионе, считающемся зоной российского влияния. Столь агрессивный подход Турции таит в себе много рисков для России. Интересы двух стран в той или иной степени пересекаются в разных регионах. Один из них — Ближний Восток, второй — Южный Кавказ.

С одной стороны, считается, что Турция, которая открыто заявляла о поддержке Баку, усилила свое влияние в Закавказье и «тюркском мире», а также доказала Азербайджану, что она решительный и эффективный союзник. Помимо этого, Анкара приложила руку к размораживанию старого конфликта на территории постсоветского пространства, где у стран много подобных претензий друг к другу. Это создает угрозы для Москвы, которая во многом строит свою внешнюю политику на дипломатическом урегулировании и замораживании конфликтов. Это дает России силовые рычаги — районы базирования миротворцев и военные базы.

С другой стороны, как отметила политолог Армине Манукян, соглашение об окончании карабахской войны вновь замораживает конфликт, что отвечает интересам Москвы. «Россия не пустила в Нагорный Карабах турецких миротворцев и будет проводить операцию самостоятельно. Размещение российских миротворцев — это фактически создание аналога военной базы на территории Азербайджана. К тому же Баку, несмотря на тесное взаимодействие с Анкарой, ни разу не дал понять, что отказывается от близких связей с Москвой. В целом России удалось достичь казавшейся невозможной цели: сохранить доверительные отношения и с Азербайджаном, и с Арменией», — пояснила эксперт.

Несмотря на это, Анкара пока намерена и дальше проводить наступательную внешнеполитическую линию, стараясь демонстрировать свою жесткую и мягкую силу в трех мирах: бывшем османском (политика неоосманизма), исламском и тюркском. Для реализации своих амбиций Турция осознанно идет на обострение с разными государствами, в частности с Грецией и Францией. Однако геополитические амбиции турецкого лидера больно бьют по экономике страны.

В настоящее время она переживает рецессию, в стране растет инфляция, становится всё больше безработных, а традиционный для Турции аграрный сектор находится в тяжелом кризисе. «К тому же пандемия нанесла удар по туристической отрасли страны — важному источнику иностранной валюты. А резкое падение потоков капитала привело и к резкому падению курса лиры.

С начала года валюта упала по отношению к доллару примерно на четверть. Амбиции Эрдогана вернуть Турции место доминирующей региональной державы, которые, как он считает, принадлежат ей по закону, не помогли», — описывает происходящее в Турции британское издание The Financial Times. Источник

Читайте также: Авантюра Эрдогана: останется ли Турция союзником Азербайджана

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

День города Москвы 2018 дата, программа мероприятий Турагентства начали избавляться от бренда «Натали Турс» Где осуществить операцию обмена WMZ на WMR Берегите глаза: в чем состоит главная польза и вред светодиодных ламп Отсрочка РРО. Почему ФОПы недовольны новым законом

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций