Отравление Навального и банальность «банальности зла»

23.12.2020 15:34

Отравление Навального и банальность «банальности зла»

Философ Михаил Немцев специально для Тайги.инфо рассуждает о роли «банальности зла» в покушении на оппозиционного политика Алексея Навального.

Недавно был опубликован второй эпизод сверхреалистического сериала «Расследование Алексеем Навальным покушения на Алексея Навального» (строго говоря, расследование провел не сам Навальный, но он в нем участвует, он его представляет публично, так что это – «его» расследование). Вероятно, через неделю или две выйдут и следующие эпизоды. Этот потрясающий нон-фикшн заставляет задуматься на темы, которые выходят далеко за узкие рамки отношения к Навальному и к его войне с ФСБ. Например, заставляют еще раз вспомнить о том, что такое «банальность зла».

Казалось бы, при чем тут она. О «банальности зла» обычно вспоминают в связи с опытом Второй мировой войны, когда появился опрос: как стали возможны такие великие злодеяния? А они стали возможны, поскольку совершались простыми людьми, ни в коем случае не злодеями, а теми, кто делал свою работу. Строители возводили объекты — получались концлагеря, руководители железной дороги снабжали эти лагеря смертниками. Обо всем этом можно было и не думать.

Закончив объект, строитель уходит с объекта, а кто и как его потом использует, это вообще не его дело. Химик разрабатывает новое вещество, а зачем оно заказчику, не важно: может, это будет яд, а может, компонент для новых удобрений.

Таким образом, не приходя в сознание и не помышляя ни о чем плохом, масса людей совместными усилиями совершает злодейство. Каждому из них оно незаметно в момент совершения. Разве что приходиться иногда идти на мелкие компромиссы: выполнять какие-то странные задания, что-то не замечать, глушить сомнения. Такие компромиссы обычно оправданы и удаются без особого труда.

Итог совместных действий, правда, оказывается безрадостным, но ведь это только потом. И только если задуматься о собственной небольшой роли. И вспомнить о компромиссе с самим собой. Но можно и вовсе не вспоминать, просто так и жить себе дальше. В этом банальность «банальности зла». Ее даже не замечают, пока не задумаются, или пока неожиданный поворот события не заставит заметить: "А что же это я такое делаю?"

Отравление Навального произошло, когда он покидал Сибирь. И та вдруг превратилась в сцену сложной драмы, в которой участниками стали не только знаменитые уже омские врачи, но и незаметные сотрудники транспортной полиции. А также те совсем уж незаметные ученые, к которым фигуранты расследования о покушении на Навального, как выяснили журналисты, ездили обсудить уничтожение следов отравления (иное название для этого – сокрытие улик).

Мне в каком-то смысле особенно грустно думать именно об этих ученых. Думаю, что, по крайней мере, некоторые из них занимались секретными исследованиями все-таки предполагая, что это получит какое-то иное назначение. И не рассчитывали оказаться как-нибудь причастными к террористическому теракту против гражданина России (если называть вещи своими именами).

Круг участников этих событий явно больше. Это и работники отеля в Томске, и сотрудники региональных служб ФСБ, все, кто на своем месте были заняты обеспечением сложной операции. И все, кто годами занимался ее подготовкой и сопровождением в других городах страны. Если бы отравление удалось, мы, обычные граждане-наблюдатели, скорее всего вообще бы ничего об этой сложной сети не узнали.

Хотели ли они лично убить Алексея Навального? Возможно, да, но, скорее всего, это вопрос, на который они и сами не смогут ответить. Они просто делали свою работу – или выполняли приказы и указания. А что при этом кто-то еще и готовил убийство, и их работа использовалась для него, это пустые мысли.

Все эти люди вышли на сцену исторического события совершенно случайно. Полагаю, никто из них этому не рад. Можно назвать это иронией судьбы. Соучастие в «банальном зле» вдруг связало обычных людей из обычных сибирских городов какой-то связью, о которой они сами, может быть, до того и не подозревали, и которая является частью чьего-то преступного замысла. И войдет в историю так, что потом можно было бы с затаенной гордостью говорить: "Вот и я тоже «в этом» слегка поучаствовал". Если бы там было чем гордиться.

Сколько таких сетей плетется прямо сейчас.

Но кто-то из них в критический момент, когда Навальный или тело его пронеслись поблизости, как вестник судьбы, повел себя «согласно инструкции». Как заметил Александр Шмелёв, кому-то повезло иметь возможность сделать свою работу как положено, и жить потом «с чистой совестью» - а кому-то не повезло, потому что пришли люди с «корочками» и вдруг "попросили о чем-то другом (не берусь гадать, о чем именно и как именно). По-другому и не может быть, потому что возможностей отказаться нет. То есть она, скорее всего, конечно, есть, но издержки будут очень большими. Поэтому все знают, что ее нет: «как фишка ляжет так и будешь действовать", это тоже так банально.

И те, кто работает честно, и те кто вынужден был пойти на компромисс, потом продолжают работать в одном коллективе (или в соседних), жить на одной улице или в одном городе. Все примерно одинаковы, и трудно различить, кто идет на компромиссы, а кто нет, поскольку это будто бы только вопрос времени, везения или невезения, и кто участвует в таких сетях, а кто «ни в чем таком» не участвует.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Самодостаточная форма: государства-семьи в 2021 году наберут силу 14 октября — Покров Пресвятой Богородицы Кандидат в губернаторы Токио назвал главной задачей отмену Олимпиады ВИП-вакцинация: в Украине нелегально прививают от ковида Олимпийский огонь, из-за коронавируса, зажгут без зрителей

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций