Кто и как сделал новосибирского бизнесмена Проничева «посредником» при передаче денег за фильмы об «Успехе». Показания и расшифровки разговоров депутатов

09.12.2021 23:43

Кто и как сделал новосибирского бизнесмена Проничева «посредником» при передаче денег за фильмы об «Успехе». Показания и расшифровки разговоров депутатов

Сергей Проничев был основателем крупной компании «Сибирский бальзам», производившей крепкий алкоголь. В конце 2010-х он стал новосибирским представителем холдинга «Мой коммунальный стандарт» (МКС), занимался общественной деятельностью в сфере ЖКХ. Его задержали в апреле 2021 года вместе с бывшим журналистом областного госканала «ОТС» Николаем Сальниковым по обвинению в мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК). Третьим фигурантом дела оказался медиаменеджер Евгений Кузьменко.

Кузьменко, по версии следствия, мог передать Проничеву и Сальникову 1,5 млн рублей от 44-летнего депутата горсовета Новосибирска Александра Тарасова («Единая Россия»). Деньги предназначались за невыход новых фильмов о фигурантах сюжета Сальникова «История успеха ОПС „Успех“: из рэкетиров в депутаты», в котором говорилось о связях влиятельных единороссов с криминалом. Факт мошенничества, как считают в полиции, заключается в том, что самих фильмов у Сальникова не было, и он брал деньги за несуществующий товар.

Сергей Проничев передал Тайге.инфо материалы уголовного дела через своего адвоката.

В марте 2021 года на «Яндекс.Диск» разместили сюжет Николая Сальникова «История успеха ОПС „Успех“: из рэкетиров в депутаты». Видео распространяли по прямой ссылке и тиражировали в соцсетях. Автор называл руководителей и спортсменов новосибирского спортклуба «Успех» организованным преступным сообществом, а также утверждал, что депутат горсовета Александр Тарасов был судим за изнасилование, но признавали виновным только по ч. 1 ст. 327 УК (подделка документов).

Сразу после выхода фильма Тарасов обратился к депутату Госдумы РФ Виктору Игнатову («ЕР»), чтобы тот провел переговоры с Сальниковым и убедил его «в необходимости удалить из всех интернет-источников компрометирующий его и клуб фильм», говорилось в заявлении Тарасова в ФСБ.

Игнатов начал общаться с Сальниковым и, по словам журналиста, предложил деньги за удаление фильма, а также за непубликацию еще двух. Во время одной из встреч Сальников сказал, что хочет, чтобы посредником в передаче денег выступил Сергей Проничев, которого он знал с 2019 года. Затем Игнатов встретился с самим Проничевым, но бизнесмен удивился просьбе, потому что Сальников не предупредил его. Проничев отказался, что подтверждается показаниями и Игнатова, и первым допросом Сальникова.

Игнатов встречался с Сальниковым не менее восьми раз, следует из показаний журналиста. На первой, по воспоминаниям Сальникова, депутат спросил: «Как это все замять? У меня выборы. Мне не надо, чтобы меня с ОПС-никами ассоциировали».

«Я сказал: Думайте, какую можете оказать помощь. У меня потрачено время и ресурсы. Также я в первой серии сказал, что продолжение следует», — утверждал Сальников в суде по избранию ему меры пресечения.

Позже они встречались, в основном, в офисе политика в торговом центре «Сан-Сити». Депутат записывал беседы. Расшифровка одной из них, состоявшейся 5 апреля, есть в материалах дела. Единоросса интересовало, кто именно мог стоять за негативными сюжетами, а Сальников утверждал, что видео заказал ему некий бывший силовик из Москвы.

Игнатов: «Что по фильмам-то решили?»

Сальников: Ну, в общем…

Игнатов: Я не могу понять роль Проничева в истории кино.

Сальников: Роль-то техническая как бы. Если мы там договариваемся как бы. Посредник, не более того. В общем, я скажу так, как есть. Мне просто самому всё это говно уже надоело, честно говоря. <…>

Игнатов: Ты как пишешь. Восемь или что это?

Сальников: Да. Вот. За три символа.

Игнатов: За три? А, за три еще ладно.

Сальников: Так получилось… <…> Ну, просто получилось, я честно скажу, ко мне обратился знакомый силовик московский. «Ну, ты же из Новосибирска?» Я говорю, да. «Ты, — говорит. — Где живешь?» Ну, там-то, там-то, квартира. «Сколько она стоит?» Ну, миллионов восемь-девять. «Ну, сможешь купить себе квартиру». Вот.

Затем Сальников утверждает, что хочет вернуть деньги заказчику и получить компенсацию от представителей «Успеха». Но к моменту разговора он уже якобы потратил 1,5 млн рублей, еще 6,5 млн у него осталось. Поэтому, чтобы «выйти из дела», он должен вернуть всю сумму.

«Если как бы это все отмазывать, мне, понятно, надо отдать часть, которую я потратил, — признался Сальников. — Ну, и что-нибудь маленько хотя бы сверху, потому что я, во-первых, потеряю, скорее всего, с ним отношения. Человек сразу скажет: тебя либо перекупили, либо ты испугался. <…> Придется какую-то легенду придумывать. Угрожали родственникам, там, физической расправой, мне угрожали. Сказать, что идите на хер, сами разбирайтесь. Это все-таки не бабушки, семечками торгующие».

Игнатов: «Так, а интерес-то вот этого, ну, грубо говоря, силовика или заказчика, его интерес-то в чем?»

Сальников: «А он посредником там, ну чё. Я даже не помню там…»

Игнатов: «Ну, по логике…»

Сальников: «<…> Ну, я тоже так пытался понять примерно… Поскольку изначально просили прицепить туда [спикера заксобрания Андрея] Шимкива еще каким-то образом. <…> И по нему я сразу сказал, нет. Ну, потому что я к нему нормально отношусь сам, реально. И говорю, это вообще не вариант, я не буду это делать. С этими вот ругался, когда у них по мосту, когда я сказал, что софинансирования не будет. Может, эти».

Игнатов: «ВИС»?

Сальников: А, ну я… С «ВИСом», да.

<…>

Игнатов: «Это какая-то концепция, игра против всех, что ли? С какой целью?»

Сальников: «Не понимаю я, не понимаю. Очень странно».

Затем Виктор Игнатов рассуждает, как можно связать фильм с холдингом «Мой коммунальный стандарт» («МКС), представителем которого в Новосибирске был Сергей Проничев. По его словам, в службе безопасности «МКС» работает бывший оперативник по фамилии Слученков, который в 1990-х занимался сбором материала в отношении основателя клуба «Успех» Вениамина Пака. В открытых источниках не удалось найти информацию о силовике Слученкове, возможно, он работал в РУБОПе.

Игнатов: «Я-то просто подумал, раз этот Слученков работает в службе безопасности „МКСа“, а Слученков — оперативник, который разрабатывал Веню в девяностых, у Вени с ним были конфликты. Потом его когда выгнали…»

Сальников: «Я даже фамилию такую не знаю Слученков».

Игнатов: «Ну кто, главный этот, консультант по всем Вениным делам и так далее. Кто, ну в смысле, кто досье на него имеет из этих, оперативников».

Сальников: «А не только у него, кстати, было досье. Я вот этого обладателя <…> фамилию его не знаю, но есть, минимум два, которые занимались. Там же, видите, много было продажных ментов, и у них между собой тогда тоже информация по отдельности сохранилась. Я общался с человеком, ну, одним из информаторов — но это не Слученков никакой — который тоже у них в разработке занимался „Успехом“. И он на Пана злой особо, потому что Пан всё это выгреб оттуда».

Игнатов: «Ну, так и Слученков с Паном в плохих отношениях, они в разных были подразделениях, враждующих друг с другом, при этой милицейской всей тусовке».

Сальников: «Ну, у них же это давно было, вот это вот шестой отдел, седьмой специальный отдел, которые разведкой занимались, „наружкой“, и своих же разрабатывали отдельно от службы собственной безопасности. Да это черт с ним».

Игнатов: «Так, а вот этих вот информаторов они тебе, москвичи, дали?»

Сальников: «Нет, это я сам искал. А они откуда, они тут не знают никого».

Игнатов: «Ну смотря, кто они такие».

Сальников: «Мне просто сказали: «Столько сделать сможешь, нарыть сможешь?» Легко, ну, что я с Новосибирска. <…>

Игнатов: «Ну так и что ты хочешь отдать им?»

Сальников: «Вариант, чтобы эти дела заминать, мне вот это, то что я заработок свой потеряю, ну это, я не знаю, ну двушку там сверху попробовать. Может, смысл-то какой, вообще? Вообще, нету, он тогда теряется».

Игнатов: «Ну так, а ты хочешь им все эти восемь [миллионов] вернуть?»

Сальников: «Ну как… Я вообще уже не хочу с этим всем связываться, если что. Но у них кто-то серьезный, потому что они… Влияние есть вот эти, на федеральные каналы, я знаю, на ГТРК точно. Ну там, работу предлагали, встречу там с замом главного, не помню фамилию. <…>»

Игнатов: «Так, а вот эти все, мастер-кассеты, исходники этого „Честного детектива“ это они дали? (речь идет о вставках видео телеканала „Россия“ в сюжете Сальникова — прим. Тайги.инфо) Потому что нет этого в каналах».

Сальников: «Это все из „ютуба“ скачано».

Игнатов: «А почему тогда нет в титрах каналов?»

Сальников: «Ну, это уже монтаж свой».

Игнатов: «Ааа. Потому что ну вот этот „Честный детектив“, Петров или как его, они все обратили внимание, журналисты, с кем я разговаривал, что как бы материалы из его передач, которые взяты — без лейбла канала. То есть стерли просто и всё?»

Сальников: «Нарезка, нарезка, конечно. Это делается спокойно».

Дальше Игнатов пытается понять, сколько же именно денег нужно Сальникову, учитывая, что 6,5 млн рублей, по словам Сальникова, у него еще остались. Еще до этой беседы называлась сумма в 20 млн рублей. Теперь тот неуверенно пытается сказать, что ему нужны те же 8 млн, которые он получил за работу, плюс «два сверху». Игнатов, судя по разговору, хочет, чтобы точная цифра была произнесена вслух.

Игнатов: «<…> [То есть] тебе, по идее, надо отдать десятку, чтобы ты им отдал восьмерку, грубо говоря, и у тебя осталось восемь, которые бы ты в противном случае заработал на них. <…> Расчет теперь понятен. Теперь вопрос, что Проничев в курсе этого? То есть они могут, ну в смысле, [спикер горсовета Дмитрий] Асанцев или кто-то могут на него выходить, чтобы с ним как-то это всё решать?»

Сальников: «Да. Там через общего знакомого какого-нибудь».

Игнатов: «А что — общего? Дима говорит: „Я без проблем сам на него могу выйти“».

Сальников: «Видите, он же тоже…»

Игнатов: «А, он не хочет, в смысле?»

Сальников: «Нет, не то что не хочет, но аккуратно относится к этому всему».

В конце разговора Игнатов пытается вернуться к возможным заказчикам Сальникова и связать всё с холдингом «Мой коммунальный стандарт»: «Слученков у них работает, бывший оперативник. Они там могут, у них, понятно, интерес, чтобы влияние в городе ослабить всех, кроме себя, потому что они везде присутствуют. У них своей управляющей компании как раз нет в Кировке». Но Сальников утверждает, что не знает, и связывает сюжет с политикой, чтобы, например, единоросс Дмитрий Асанцев не стал сити-менеджером.

Уже в показаниях следователю Виктор Игнатов признал, что не считает Проничева «заказчиком» фильма. Он привел слова Сальникова, что за сюжетом мог стоять «один из бывших руководителей спецслужб».

О том, кто мог бы стоять за фильмом, рассуждал и депутат заксобрания Вениамин Пак, основатель клуба «Успех». Но у него, судя по материалам дела, не было своей версии — по крайней мере, предположение об «МКС» он даже не озвучивал.

На самом же деле, по показаниям Сальникова следователю, никаких «заказчиков» у фильма не было. В своей второй версии показаний, о которой написано ниже, он вообще сказал, что «их выдумал, чтобы немного напугать».

Итоговая сумма, которую требовал Сальников, составила 9 млн рублей, говорится в допросе Игнатова. Журналист сначала настаивал, что переговорщиком должен быть Сергей Проничев, но тот не хотел участвовать. По словам Проничева, он вообще узнал о происходящем от самого депутата Госдумы и был очень удивлен.

«В конце марта или начале апреля 2021 года мне позвонил Игнатов и предложил встретиться с ним в кафе „Коробок“, — говорится в показаниях Проничева. — Игнатов спросил у меня, знаком ли я с Сальниковым, на что я ответил ему, что знаком с ним около двух лет, потом спросил, знаю ли я, что Сальников выпустил фильм про „ОПС Успех“, я ответил, что видел данный фильм, и просил, что я могу сказать по этому поводу. Я сказал, что ничего сказать не могу, чтобы они сами с ним разбирались. Затем Игнатов сказал, что Сальников ему сказал, что я могу принять от Игнатова денежные средства».

Проничев удивился предложению и, по его словам, «разозлился»: «Мне стало ясно, что Сальников втягивает меня в какую-то историю без моего согласия, дает обещания от моего имени, о которых я не знаю».

Проничев рассказал, что вышел из кафе, позвонил Сальникову и спросил, зачем тот «врет» Игнатову: «На что Сальников мне сказал, что хотел меня попросить об этом, но не успел, так как у него была встреча с Игнатовым ранее, чем я встретился с Игнатовым. Я сообщил Сальникову, что не собираюсь участвовать в этом деле и попросил его не вписывать меня туда».

Но в начале апреля, когда Проничев вместе со знакомым стоял у бизнес-центра «Ланта», к нему подошел Сальников и заявил, что «они наконец договорились на 9 млн рублей за фильмы». Проничев утверждает, что только из материалов дела узнал, что в реальности деньги предназначались за удаление сюжета и непубликацию новых роликов про «Успех».

«Сальников просил меня помочь ему урегулировать отношения с Игнатовым и Паком, так как он планировал участвовать в выборах [Госдумы], и они обещали ему деньги на предвыборную агитацию, — рассказал следствию Проничев. — При этом Сальников не предлагал заплатить мне за помощь, а я, соответственно, не просил его о каком-либо вознаграждении. Сальников рассказал мне, что Игнатов и Пак считают необходимым для урегулирования отношений привлечь человека, которого они сами хорошо знают и которому доверяют. <…> Я даже не пытался разобраться в том, какие выгоды и интересы преследуют Сальников, Игнатов и Пак».

У Проничева, по его словам, не было сомнений в том, что «отношения между Сальниковым и Игнатовым выстраиваются исключительно в правовом поле». Со слов Сальникова, ему должны были передать сначала 1,5 млн рублей, а на остальную часть суммы предоставить расписку. Это только убедило Проничева в законности действий, утверждает он.

«В чем состояли договоренности, мне не было известно, и меня это не интересовало, так как заниматься этими вопросами я не собирался. <…> Весь этот разговор происходил между моими делами, был мне не интересен, я не собирался в это вникать», — повторят Проничев в показаниях.

Бизнесмен настаивает, что предложил Кузьменко ни как «посредника в получении денег»

Таким образом, Проничев уже в который раз отказался от посредничества (это подтверждается и показаниями Сальникова в суде по избранию ему меры пресечения). Через несколько дней Сальников снова пришел к нему и, по словам Проничева, выглядел «расстроенным» и был взволнован. Он сказал, что не может выполнить условие депутатов — найти подходящего им посредника — и попросил помощи. Тогда Проничев вспомнил, что знаком с медиаменеджером Евгением Кузьменко, который приходится хорошим другом Паку и Игнатову. Сальников пообещал, что даст Кузьменко 300−350 тыс. за посредничество.

При этом бизнесмен настаивает, что предложил Кузьменко ни как «посредника в получении денег», а как человека, который «урегулирует все отношения между ними и выступит гарантом в соблюдении договоренностей». На следующий день Проничев встретился с Кузьменко, и тот согласился помочь. После этого Проничев подумал, что его участие во всей этой истории закончилось.

Утром следующего дня, 13 апреля, Игнатов пригласил Кузьменко в свой офис в «Сан-Сити». Там они втроем вместе с основателем клуба «Успех» Вениамином Паком поговорили о деньгах. Эту встречу депутат Игнатов также записал.

Кузьменко предположил, что, если никакого «заказчика» нет, то достаточно передать деньги, и «тема закроется навсегда». А если есть, то платить бессмысленно.

Кузьменко: «Причем, сумма, мне кажется, какая-то очень большая».

Пак: «Так он ее уменьшил. Двадцать было».

Кузьменко: «***** (блин) ***** (ничего себе)!»

Пак: «20 млн. Мне когда Витя сказал, я говорю, вообще он, что ли, он откуда вообще появился. Да и 8. Что, они сейчас, блин, валяются, что ли? Я сейчас 1,5 млн… Надо идти собирать сейчас где-то. Ну, пойду собирать, конечно».

Кузьменко: «Ты про меня не думай, что я там пытаюсь заработать, потому что я сразу сказал, что я обязательно возьму, потому что если я начну говорить, что нет, мне не нужно там гонорар, он ***** я отдам эти деньги. Всё, что он мне предложит. У нас уже была с Витей такая ситуация».

Игнатов: «Какая?»

Кузьменко: «<…> Когда знакомый мой, который был посредником, вернул с Костей деньги, не нужны».

Игнатов: «То есть ты думаешь, что Проничев может сознательно на этом пытаться нажиться?»

Кузьменко: «Ну, почему нет?»

Игнатов: «При этом он не является заказчиком».

Кузьменко: «Вот на фиг ему это надо? ***** (блин), я не знаю <…>».

<…>

Кузьменко: «Я предлагаю такое. Я полторашку беру, разговариваю с Сергеем, чтобы по фамилии заказчика, пытаю его».

Игнатов: «Он говорит „Я не знаю“».

Кузьменко: «Ну тогда я не отдаю и всё».

Игнатов: «Бессмысленно».

Пак: «Ну как не отдаешь им ты… Они же мотивируют тем, что вот мы сейчас второй выпустим, там, третий выпустим».

14 апреля Сальников снова встретился с Игнатовым, и они договорились, что первые 1,5 млн, которые найдет Пак, будут переданы Евгению Кузьменко 15 апреля примерно в 16:00. Утром 15 апреля за шесть часов до встречи депутат горсовета Александр Тарасов написал заявление в ФСБ. Несмотря на столь короткий срок, оперативники подготовили операцию и успели сверить купюры из всей суммы в 1,5 млн рублей вместе с Тарасовым.

Тарасов ранее не участвовал в переговорах, но именно они вместе с Паком передали деньги Кузьменко в помещении клуба «Успех». Глава комиссии по культуре и спорту горсовета Новосибирска Александр Тарасов в итоге и стал потерпевшим. Более «ранговые» депутаты Пак и Игнатов остались свидетелями.

Тарасов утверждал, что 1,5 млн рублей он занял у знакомых. В его показаниях говорится, что сразу после передачи денег Кузьменко предложил ему доехать до бизнес-центра, в котором был Проничев, чтобы забрать видеозаписи Сальникова, и только после этого Евгения Кузьменко задержали сотрудники ФСБ. Но вот допрос Кузьменко свидетельствует об обратном — его задержали сразу после выхода из клуба «Успех».

«После этого сотрудниками ФСБ я был опрошен, и мне предложили в рамках продолжения оперативных мероприятий осуществить дальнейшую передачу денег. Я согласился, — рассказал следователю „посредник“. — Далее у меня состоялся еще один разговор с Паком. Я сообщил ему, что для Пака это единственно правильное решение. Пак сказал мне, что он не стал мне сообщать о своих планах, так как я бы отказался передавать деньги Проничеву. После этого я совместно с сотрудниками ФСБ поехал в офис к Проничеву».

Сергей Проничев же рассказал, что Кузьменко позвонил ему еще 14 апреля и попросил организовать для него встречу с Сальниковым. Кузьменко, по словам Проничева, сам попросил, чтобы тот пригласил журналиста к себе именно 15 апреля — сам Кузьменко тоже пообещал подъехать.

«Сальников с Кузьменко даже знакомы не были, поэтому я подумал, что познакомить их лучше всего на той территории, которая им известна. Я даже не предполагал, что Кузьменко привезет деньги. Я только хотел представить их друг другу, — утверждал Проничев. — 15 апреля около 18:20 ко мне приехал Кузьменко, до этого он позвонил и сказал, что едет, я созвонился с Сальниковым, чтобы он приехал».

Евгений Кузьменко приехал первым и зашел к Проничеву, который сидел в кабинете своего адвоката Анжелы Платоновой и обсуждал дела. Юрист ушла, и мужчины остались наедине.

«Кузьменко был немногословен. Молчал. <…> Пришел Сальников, я представил их друг другу, и они о чем-то разговаривали наедине 15 минут в сторонке. Кузьменко, находясь в кабинете адвоката, достал из внутреннего кармана бумажный пакет коричневого цвета и положил его на стол, попрощался и вышел из кабинета, — рассказал Проничев. — Я вышел за ним и, увидев идущего к лифту Кузьменко, окликать его не стал. Затем, когда я находился в коридоре, ко мне подошли около 8 человек, которые представились сотрудниками ФСБ и попросили меня войти в кабинет, где стали составлять протокол и открывать конверт».

В конверте лежали деньги. Проничев утверждает, что до прихода Сальникова Кузьменко не передавал ему деньги, и вообще про них никто ему ничего не говорил.

Сергей Проничев полностью отрицает вину. Он убежден, что Сальников действовал самостоятельно. Бизнесмен связал свое уголовное преследование со своей общественной работой в сфере ЖКХ, которой занимался последние 12 лет. По его словам, именно после его разбирательств с жалобами жителей в течение пяти лет были уволены один вице-губернатор Новосибирской области, два региональных министра ЖКХ, начальник департамента энергетики мэрии Новосибирска, на зама которого завели уголовное дело, и другие представители власти.

«Конечно, эти чиновники „затихли“, но затаили злобу на меня и через свои связи „заказали“ Проничева», — говорилось в его публичном заявлении.

После задержания и Проничева, и Сальникова отправили в СИЗО. Оба отрицали вину. На первом допросе Сальников признал, что предложил Игнатову заплатить ему 9 млн рублей за удаление фильмов и «прекращение дальнейшего расследования ОПС „Успех“», но слов о возможном мошенничестве не было.

Но уже в июле 2021 года Сальников пошел на сделку со следствием и дал новые показания. В них он утверждал, что решил снять фильмы про «Успех», чтобы получить «дополнительную известность» перед выборами Госдумы, куда он планировал выдвигаться. Сальников заявил, что еще во время сбора материала для фильма у него появилась идея взять деньги, а словами о новых сюжетах он «ввел Игнатова в заблуждение, так как снимать данные фильмы не хотел, да и какой-то новой информации не было». Сначала он действительно назвал Игнатову сумму в 20 млн рублей, но потом, якобы узнав от Проничева, что сейчас «у клуба „Успех“ не лучшие времена», снизил требования до 9 млн.

В новых показаниях Сальников утверждал, что во время переговоров с депутатом Госдумы «периодически связывался с Проничевым» и тот «давал советы, говорил как лучше действовать в той или иной ситуации». Хотя и этом допросе журналист подчеркивал, что никаких денег Проничеву не обещал, а тот и не просил. Но в последний момент бизнесмен ему сказал, что Сальников должен будет «закупить специальное оборудования для студии журналистских расследований», а собственником оборудования якобы будет сам Проничев.

«И я должен буду работать на этом оборудовании, снимать сюжеты и выполнять его поручения, на что я согласился», — говорится в июльском допросе Сальникова. Там же он стал утверждать, что именно Проничев занимался процессом передачи денег.

«Хочу добавить, что основная часть требуемой мною суммы от представителей клуба „Успех“ должна была пойти через Проничева <…> и под его личным контролем, — сказано в новых показаниях. — При этом предварительно мы с Проничевым мы не обговаривали, как должны поделить эту сумму».

После этих показаний Сальникова отпустили из СИЗО под домашний арест. Правда, в августе он сбежал, попросив своего знакомого отвезти его во Владимир.

По сведениям Тайги.инфо, еще в СИЗО Сальников дважды пытался покончить с собой. Причины не уточняются, но в материалах дела есть его записка, которую он оставил перед побегом из-под домашнего ареста: «Дорогие мои, Катенька, мама и папа! Я не могу позволить, чтобы меня судили ублюдки, которые прикрывают ОПС „Успех“! Ухожу. Спасибо вам, родные мои, за всё! Победа будет за нами!!» (пунктуация сохранена).

Сальникова задержали в Нижегородской области. Он заявил полицейским, что решил уехать из-за «большого стресса, панических атак» и опасений за свою жизнь после показаний против Проничева. Хотя в его записке упоминался именно «Успех».

«От взятых на себя обязательств по досудебному соглашению я не отказываюсь, готов к дальнейшему сотрудничеству с органами следствия», — заявил он полиции.

Несмотря на сделку, Сальникова вернули в СИЗО, а в декабре продлили арест еще на полгода. Его дело уже поступило в суд, который сразу назначил рассмотрение по существу, что может говорить об особом порядке.

В отношении Евгения Кузьменко, который передавал деньги Сальникову, уголовное дело прекращено.

Дело Проничева, который отрицает вину, еще не передано в суд. Все итоговое обвинение строится на показаниях Сальникова, «данных им под давлением в СИЗО-1», считает адвокат бизнесмена Анжела Платонова.

Проничев подал в полицию заявление о ложном доносе со стороны депутата горсовета Александра Тарасова (ст. 306 УК). Обвиняемый считает, что сами материалы дела подтверждают недостоверность заявления Тарасова, который не мог не знать, что искажает информацию. Полиция даже сначала выделила материал проверки и передала их в Следственный комитет, который должен заниматься Тарасовым из-за его депутатского статуса. Но заместитель прокурора Новосибирска Михаил Федотов отменил постановление МВД и просто вернул заявление Проничева обратно в его же уголовное дело.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Почему перенесли газовые консультации? Наталья Бондарчук: биография, творчество, личная жизнь Зеленский и Трамп не могут поделить подарок Сербия – Швейцария: онлайн-трансляция матча (22.06.2018) Какой полочный стеллаж практичнее?

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций