Фонд развития Александра Осипова: расследование «Чита.ру» о тратах на выборы главы Забайкалья

12.02.2020 0:04

Фонд развития Александра Осипова: расследование «Чита.ру» о тратах на выборы главы Забайкалья

В конце апреля 2019 года полгода как временно исполняющий обязанности губернатора Забайкальского края Александр Осипов на заседании правительства призвал провести общекраевой субботник. На нем 4 мая он заявил о создании проекта «Забайкалье — наш дом», который должен был объединить неравнодушных забайкальцев «для постоянного благоустройства и озеленения всего края, установки детских и спортивных площадок».

«В рамках этого проекта хотим поддерживать все лучшие инициативы наших земляков, связанных со спортивным поведением, правильным образом жизни, с очисткой наших территорий от мусора, с озеленением наших территорий, с их благоустройством», — объяснял Осипов в июне на праздновании Дня соседей в Северном.

На баннере за его спиной красовалась надпись «Забайкалье — наш дом» — теперь так будет до самых выборов.

Новый проект вместе с Осиповым начал колесить по региону. Район за районом, поселение за поселением картина была одна: забитый битком зал дома культуры, на сцене — стол и трибуна, Осипов с главой района в президиуме на фоне баннера «Забайкалье — наш дом». На отдельных встречах проект представлял специальный человек.

Позже осиповское детище начало ездить и отдельно от губернатора, проводя круглые столы на межрайонных форумах активных граждан «Неравнодушные забайкальцы — сильный регион!» прямо в залах районных администраций, домов культуры и школах. У себя в соцсетях проект называл эти «круглые столы» презентациями.

За лето межрайонных форумов состоялось шесть, «дом» засветился на пяти из них

Вообще цель этих форумов — отбор проектов для ежегодного Гражданского форума Общественной палаты Забайкальского края. Но его оргкомитет возглавляли Осипов, руководитель и первый замруководителя его администрации Сергей Нехаев и Алексей Казаков.

За лето межрайонных форумов состоялось шесть, «дом» засветился на пяти из них — в Улётах, Красном Чикое, Сретенске, Акше, Ясногорске. Благодаря опубликованным на сайте палаты программам мероприятий модераторы столов известны пофамильно — это сплошь политтехнологи из Красноярского края. По информации от активистов проекта из разных районов, эти же модераторы курировали «Забайкалье — наш дом» в тех районах, где выступали, и некоторых соседних с ними.

Круглые столы проекта «Забайкалье — наш дом»:
Красный Чикой, модератор — Речицкий Артём Евгеньевич;
Улёты, модератор — Тимофеев Павел Игоревич;
Сретенск, модератор — Пестов Александр Владимирович;
Акша, модератор — Пшеницын Андрей Геннадьевич;
Ясногорск, модератор — Степаненко Егор Викторович.

Андрей Пшеницын — самый интересный из обозначенных персонажей. Он являлся совладельцем того самого ныне закрытого агентства социальных коммуникаций «Вертикаль». Бывшие сотрудники этого агентства вели предвыборную кампанию кандидата №1, о чём писал Валентин Булавко в тексте «Реконструкторы выборов».

«Нас курировал Андрей Пшеницын. Мы проводили субботники, соревнования. Помогала ещё Наталья Владимировна Макарова (и.о. помощника зампреда правительства — руководителя администрации Сергея Нехаева; читайте о ней в справке к новости — А.З.). Но мы здесь работали в основном сами, Пшеницын был больше связующим звеном. Вообще же человек неместный, прикомандированный», — пояснил активист проекта из Акшинского района.

Его коллега из Чернышевска назвал куратором в своем районе Александра Пестова — он модерировал круглый стол в соседнем Сретенске: «Они вообще же не читинские были, он откуда-то с Красноярска».

Артёма Речицкого журналисты видели в группе поддержки врио губернатора во время его визита в Красный Чикой еще за неделю до форума. Он засветился и в фотоотчете проекта непосредственно с форума. До этой кампании Речицкий работал директором экологической организации «Зелёная Дружина», в 2018 году безуспешно участвовал в выборах в горсовет Красноярска от «Единой России».

О том, что кураторы «дома» работали на месте в предвыборных штабах, нам говорили и некоторые из активистов

Полный тезка модератора круглого стола в Ясногорске Егора Степаненко участвовал в выборах в горсовет Ачинска Красноярского края в 2015 году от ЛДПР, полный тезка модератора улётовского стола Павла Тимофеева заседал во фракции ЛДПР в молодежном парламенте Красноярского края в 2008 году.

Но сеть кураторов проекта была более многочисленна в силу размеров Забайкальского края — форумы посетили лишь малую часть районов. Благодаря активистам на местах нам удалось вычислить еще двух красноярцев: Тунгокоченский район закрывал Евгений Замбржицкий, Шилкинский — Дмитрий Зиновьев. Первого И А «Чита.Ру» удалось заснять в свите Осипова во время поездки по его району.

По информации читинского общественника, от лица проекта в краевой столице вел переговоры экс-креатор «Вертикали», ныне единоросс из Красноярского края Александр Рахманов — это единственный из нашей восьмерки, кто фигурировал ранее у нас в ленте в числе политтехнологов штаба Осипова. В выборную кампанию он также работал в команде, собирающей подписи за кандидата №1 (возможно, и за всех остальных — про скандал о централизованном сборе подписей за всех кандидатов читайте здесь).

О том, что кураторы «дома» работали на месте в предвыборных штабах, нам говорили и некоторые из активистов — очень вероятно они, как и Рахманов, выполняли на местах сразу несколько функций, в том числе по сбору подписей.

Дружба с Рахмановым в Facebook объединяет большинство перечисленных выше политтехнологов — Пшеницына, Замбржицкого, Пестова, Речицкого, Зиновьева.

Сам Александр Рахманов опроверг «Чита.Ру» свою причастность к кураторству губернаторского проекта, отказавшись говорить о чём-либо еще.

Вскрывшаяся часть предполагаемого политтехнологического штаба Александра Осипова насчитывает уже 15 человек.

По предположению источника среди сибирских политтехнологов, в команде приезжих политтехнологов должно было быть не меньше 40 человек: «В вашем случае, чтобы соорудить сеть агитаторов и организовать работу на месте, нужно было обязательно по одному куратору на район. Минимальная зарплата для рядового сотрудника штаба составляет около 100 тысяч рублей в месяц, руководители кампании могут получать 500−700 тысяч рублей в месяц. Расходы на проживание и командировочные легко могут составить ещё до 100 тысяч рублей в месяц».

Если предположить, что руководили кампанией пять человек, а остальные 35 — рядовые, то расходы только на политтехнологов за 4 месяца работы («Забайкалье — наш дом» заработал с мая — А.З.) должны были составить около 40 миллионов рублей.

Отбор активистов в команду «Забайкалья — наш дом» шел через районные администрации. Так, все общавшиеся с нами активисты имели какое-либо отношение к местной власти — это сотрудники администраций, работники госучреждений, члены общественных и молодежных палат, а также близкие к власти предприниматели. Естественно, были среди участников проекта и просто активные граждане, но подбор районных лидеров шел в первую очередь среди чиновников — кому попало вряд ли бы стали раскрывать секреты политтехнологической работы.

«Замруководителя по социальным вопросам администрации района вышла на нас, предложила написать проект. Мы наобум написали, отправили в Фонд развития Забайкальского края. Фонд нам выделил деньги», — пояснил один из районных активистов, работник подведомственного районной администрации учреждения.

Мы наобум написали, отправили в Фонд развития Забайкальского края. Фонд нам выделил деньги

«Мы работаем в администрации района. От администрации для связи изначально был назначен специалист, которая отбирала эти проекты по району. Всего у нас их было шесть. Затем Фонд развития Забайкальского края выделял деньги на них. После выборов с нас ещё раз собирали проекты, например детские площадки по ТОСам. Сказали, что их будут на голосование куда-то на сайт выкладывать, но пока ничего не было», — рассказал активист из другого района.

Мелкие проекты, судя по комментариям районных лидеров движения, придумывались ими самими. Это субботники, соревнования, закупка оборудования в дома культуры, инвентаря в школы, костюмов для ансамблей, бытовой техники многодетным, протезов инвалидам.

Все это для конкретных людей и некоторых сел, бесспорно, полезные вещи, но глобально ситуацию в крае они не меняют. Лишь обеспечивают запредельное количество упоминаний в соцсетях и резонанс в селах за весьма скромные деньги. Основные же расходы проект «Забайкалье — наш дом» понёс не здесь.

Гимн пиару

Исполненная Виталием Толочкиным песня «Забайкалье — наш дом» буквально взорвала забайкальскую часть соцсетей. Музыка, слова, голос, забайкальские виды — мурашки по спине. Но по факту есть серьезные основания предполагать, что это лишь хорошо продуманный проект предвыборного штаба Осипова.

ГТРК «Чита» в своем сюжете о клипе представил Алексея Черёмушкина обиженным на Илью Варламова читинцем, написавшем песню-ответ и позвавшим ее спеть Виталия Толочкина. «ЗабТВ» сообщало, что в съемках клипа ему помог «Забайкалье — наш дом», чьи активистки в лучших традициях рекламных интеграций попали в один из кадров клипа.

Черёмушкин оказался не только патриотично настроенным читинцем, но и активным забайкальцем. Судя по фото с официального портала Забайкальского края, он бывал за неделю до презентации клипа в селе Улёты на одном из межрайонных форумов, где презентовали губернаторский проект.

За пределами предвыборной кампании Осипова Алексей Черёмушкин — это гендиректор московской компании Kubena Production, которая специализируется на продюсировании клипов и организации PR-кампаний. А видео с клипом Толочкина лежит в их портфолио.

Черёмушкин и раньше появлялся в СМИ с вымышленной легендой. В новости о клипе про Ачинск он перевоплотился в гостя из Питера, который помог музыканту — выходцу из города — сделать видео.

Звездопад над селом

Анита Цой, Hi-Fi, «Русский размер», Demo, «Стрелки», Кай Метов, участник шоу «Голос» Данте за месяц до выборов объехали весь край, чтобы выступить на фоне логотипа губернаторского проекта «Забайкалье — наш дом». Персональные концерты артистов прошли в 16 городах и посёлках региона.

Полный список концертов:
Данте — Борзя, Краснокаменск, Шерловая Гора;
Анита Цой — Агинское и Могойтуй;
«Русский размер» — Балей, Нерчинск, Чернышевск;
«Стрелки» — Чита;
Кай Метов — Красный Чикой, Петровск-Забайкальский;
Hi-Fi — Дульдурга, Чита, Акша;
Demo — Шилка, Оловянная, Первомайск, Ясногорск.

Апогеем этого тура, проекта «Забайкалье — наш дом» и всей предвыборной кампании, стал концерт в день тишины в Чите, на котором Осипов на фоне привычного логотипа сплясал со «Стрелками» и Hi-Fi.

По данным концертно-праздничного агентства Proconcert, за такое количество рядовых выступлений этих артистов в рамках туров, кроме Данте, пришлось заплатить бы минимум 4 миллиона рублей. Букинг-сервис по заказу артистов Treda, оценил один концерт Данте бы минимум в 100 тысяч рублей. То есть 17 обычных выступлений вышеперечисленных звёзд стоили бы гонорарами примерно 4,5 миллиона рублей.

Источник в концертном бизнесе считает, что реальная сумма гонораров могла быть до 2 раз выше — около 10 миллионов рублей: «Обычная цена формируется исходя из того, что артист выступает в рамках тура — у него много выступлений. Эти же концерты ближе скорее к корпоративам. Поездка ради одного-двух выступлений через половину России, ещё и в отдаленные районы Забайкалья, где не всегда есть нормальные бытовые условия — это большие неудобства».

У некоторых артистов-одиночек коллективы могут быть больше 10 человек — всем надо оплатить дорогу, расселить, накормить, перевезти

Но гонорары — это только часть расходов при организации концертов. Есть еще перелеты и технический райдер — условия артиста по проживанию, питанию, транспорту, оборудованию. Со слов нашего источника в сфере концертной деятельности, нередко один лишь перелет из Москвы превышает размер гонорара артиста.

«Во время концертного тура организаторы делят дорогу с другими городами. В этом случае их везли персонально для Забайкалья, то есть всю дорогу оплачивали сами. У некоторых артистов-одиночек коллективы могут быть больше 10 человек — всем надо оплатить дорогу, расселить, накормить, перевезти. Техрайдер может включать в себя обязательные спецэффекты, дорогое проживание», — объясняет наш собеседник.

По предположению источника, к имеющимся у нас 10 миллионам можно смело прибавить ещё миллионов 5 на все сопутствующие расходы, чтобы получить более-менее скромную оценку стоимости всего прошедшего тура — где-то по миллиону рублей за концерт. Для сравнения полная организация выступления не очень известной группы VIVA на Дне города в Чите в 2018 году стоила городу 1 миллион рублей — привозила ее компания «Старт», работающая под брендом V.I.P. Sound.

К слову, звезд для губернаторского тура также привезла творческая группа V.I.P. Sound. Её директор и владелец Сергей Былков отказался комментировать ИА «Чита.Ру» стоимость концертов, лишь подтвердив, что заказчиком выступил Фонд развития Забайкальского края.

Помимо звезд эстрады, от имени проекта по региону в это же время колесили Виталий Толочкин, артисты ансамбля песни и пляски «Забайкальские казаки», забайкальской краевой филармонии имени Олега Лундстрема, театра национальных культур «Забайкальские узоры», театра песни и танца «Забайкалье», военно-исторического центра Дома офицеров Забайкальского края.

За супермена

Мало что-то делать напоказ — избиратель об этом не узнает, если ему не рассказать. Про Осипова говорили все в Забайкальском крае с самого его приезда благодаря грамотной работе отвечающего за информирование блока администрации. Прибытие толпы политтехнологов дополнительно усилило это направление, в том числе за счет губернаторского проекта «Забайкалье — наш дом», который даже без Осипова множил его добрые дела по всему краю. Но освещать в СМИ нужно было все.

Больше всего в создании позитивного образа Осипова и его «дома» преуспела «Вечорка». Она выпустила три спецвыпуска накануне выборов — от 16 июля, 12 и 19 августа — общим тиражом 750 тысяч экземпляров с Осиповым в разных реинкарнациях на передовице, в том числе в образах супермена и Геракла.

это наша просветительская деятельность, никакой агитации там нет

«Я вижу революционные перемены в нашем крае, и мимо них мы пройти не могли. Мнения у нас тут разнятся: есть коллеги, которые не видят ничего революционного, есть, которые видят. Нами было принято решение издать серию спецвыпусков, чтобы соорудить ту печку, от которой мы оттолкнемся, и Забайкалье перестанет прозябать в нищете, в депрессии, воровстве, откатах. Это наша просветительская деятельность, никакой агитации там нету», — объяснил тогда владелец и главный редактор газеты Владимир Кантемир.

Если о заказчике спецвыпусков ничего не было известно, то про спонсора запущенного тогда же патриотического проекта о Забайкалье заявляла сама газета — это тот же Фонд развития Забайкальского края. При его поддержке «Вечорка» публиковала тексты под рубриками «Мы — забайкальцы», «Забайкальский рай», «Будьте здоровы!» и «Скрепы Забайкалья».

Источник ИА «Чита.Ру» в органах власти края уверен, что фонд оплатил не только патриотизм в еженедельных выпусках, но и спецвыпуски.

Фонд развития Забайкальского края перед выборами выделил деньги практически всем значимым краевым СМИ — ГТРК «Чита», ИА «Чита.Ру», «Альтесу», «Забрабочему» и «Московскому комсомольцу в Чите».

По предположению источника в органах власти, общие расходы на СМИ составили около 20 миллионов рублей, из которых больше всех, вероятно, ушло «Вечорке».

Проекта «Забайкалье — наш дом» юридически не существует. В соцсетях он называет себя «новой концепцией развития региона» или «проектом, который поддержали как волонтёры, так и общественные организации». По факту это даже не общественное объединение, которое можно не регистрировать в Минюсте, так как для этого у него должен быть устав — в своих соцсетях он его не выкладывал. Естественно, в таких условиях говорить о какой-то финансовой отчетности перед кем-либо не стоит, но информационный след позволяет сделать кое-какие выводы.

«Власти хорошо поработали»

Чтобы отделить проект «Забайкалье — наш дом» от работы врио губернатора Александра Осипова и предвыборной кампании кандидата Александра Осипова, нужны гидравлические ножницы. Очевидно политтехнологи намеренно сливали их воедино, чтобы у избирателя складывалось ощущение, что весь позитив в регионе, в том числе за счет федеральных госпрограмм, создает именно этот проект и лично Осипов.

Логотип проекта лепили буквально везде. Он всплывал на вручении машин лесной охраны и скорых, на открытии футбольного поля — все это куплено на федеральные деньги.

Проект регулярно сообщал своим подписчикам в соцсетях и читинцам на рекламных конструкциях по городу о реализации федеральных программ, естественно, размещая свои логотипы.

«Дом» активно использовал административный ресурс для реализации своих проектов.

«У нас в акциях активно участвовала администрация поселения — бесплатно предоставляла места для мероприятий, аппаратуру, бензин. Нас же возили по району — на машине администрации. Власти хорошо поработали. Если нужны были деньги, писали политтехнологу расписку — я такая-то такая-то взяла такую-то сумму на то-то. Потом отдавали ему чеки. Как он отчитывался в Чите, я не знаю. Один договор был с Фондом развития Забайкальского края, когда нужно было купить дорогостоящую вещь для оказания помощи по одному из проектов», — добавил подробностей участник проекта Осипова в четвертом районе.

По информации источника ИА «Чита.Ру» в сфере культуры, гастролировавшие по региону коллективы краевых и муниципальных театров, о которых писалось выше, делали это в рамках государственных и муниципальных заданий. А за транспортировку отвечали уже районные администрации — заказывали автобусы. По факту артисты на руки, кроме обычной зарплаты, ничего не получили.

Первое о фонде

Март 2019 года. Во время первого в истории «Прямого разговора» главы Забайкалья с жителями на тот момент полгода как временно исполняющий обязанности губернатора Александр Осипов неожиданно заплакал. Его растрогала многодетная мать Ольга Серёжина, которая с семью детьми вынуждена была ютиться в аварийном бараке без водоснабжения — ребенка-инвалида мыла влажными салфетками. Осипов пообещал Серёжиным помочь.

Фонд развития Забайкальского края являлся главным спонсором всех публичных начинаний администрации Осипова

В ноябре на семинаре для вице-губернаторов по внутренней политике при администрации президента «слезу Осипова» признают одним из двух самых удачных выборных кейсов. А в декабре счастливая семья заедет в полностью меблированную квартиру площадью почти 100 квадратных метров в новом доме в центре Читы стоимостью не менее 7 миллионов рублей. По словам Серёжиной, квартиру купила «Байкальская горная компания» при поддержке Фонда развития Забайкальского края.

По информации источника ИА «Чита.Ру» в краевой власти, Фонд развития Забайкальского края являлся главным спонсором всех публичных начинаний администрации Осипова с социальным подтекстом. О его причастности к финансированию губернаторского проекта «Забайкалье — наш дом» было известно в районах настолько широкому кругу лиц, что ни его участники, ни даже местные чиновники не скрывали это.

«Финансовое обеспечение проекта „Забайкалье — наш дом“ осуществляет Фонд развития Забайкальского края», — ещё в июле писала главред газеты Александрово-Заводского района «Новая Заря» Ольга Шереметова.

В октябре 2019 года газете «Шилкинская правда» замглавы Шилки по вопросам ЖКХ Светлана Кошман заявляла, что Фонд развития Забайкальского края на самом деле инициировал проект, а губернатор его лишь поддержал.

Официально проект заговаривал про источники финансирования своих акций лишь однажды — в комментариях к одному из постов в группе «ВКонтакте»: «У проекта есть финансовая поддержка — это крупные (а иногда и не очень крупные) предприятия края. Их не очень много, но надеемся, что дальше — будет больше. Иногда мы их указываем — „то-то сделано при поддержке такой-то компании“. Иногда нет. Но деньги — всего лишь деньги — если бы не было по-настоящему горящих людей, энтузиастов — ничего бы никуда не сдвинулось. А надо — чтобы сдвинулось. Вот мы и двигаем по мере сил».

Фонд развития Забайкальского края был создан региональными властями в 2001 году как фонд ипотечного жилищного кредитования. По информации источника ИА «Чита.Ру» из правительства прошлых лет, изначально он помогал покупать жильё по льготной ставке чиновникам и сотрудникам госучреждений. Сегодня фонд официально настаивает, что помощь оказывал в целом работникам бюджетной сферы, в том числе врачам, учителям, соцработникам и молодым семьям.

Как сообщил в недавнем интервью «Заб.Ру» глава фонда Евгений Степанов, в 2014 году краевые жилищные программы кончились и фонд переориентировали, переименовав: «Перед фондом были поставлены новые задачи, а именно оказание содействия крупным компаниям в реализации важных социально значимых мероприятий, инвестиционных программ и проектов на территории Забайкальского края за счет их пожертвований».

Пожертвования в фонде берутся от крупных и не очень компаний, работающих в регионе. В первую очередь речь про горнодобывающий бизнес, но входит сюда и РЖД. Власти Забайкальского края регулярно подписывают с ними соглашения о социально-экономическом развитии.

По заявлению Степанова, речь идет про сотни социально значимых мероприятий — от самых крупных до небольших: «В 2017 году только через фонд было профинансировано мероприятий на общую сумму 218 миллионов рублей, в 2018 году — 569 миллионов рублей, на столь же высоком уровне сохранилось финансирование и в 2019 году».

«Байкальская горная компания» в ответе на запрос «Чита.Ру» не стала вдаваться в нюансы финансовых операций

Среди самых крупных публично признанных проектов, реализованных за эти деньги, — покупка самолёта L-410 UVP-E20, проведение Забайкальского международного кинофестиваля, благоустройство площади Декабристов, создание детского технопарка «Кванториум». По информации фонда, крупнейшими жертвователями являются «Норильский никель» и «Байкальская горная компания», спонсоров помельче наберётся ещё более десятка.

По данным «Норникеля», за 10 лет компания планирует передать региону на социально значимые проекты 3,29 миллиарда рублей — это половина от сэкономленных благодаря налоговой льготе на имущество средств. Обеспечение статуса инвестпроекта ослабило налоговое бремя на «Норникель» в части налогов на имущество, прибыль и добычу полезных ископаемых.

«Имущество Быстринского ГОКа имеет свою стоимость, и получив 50% льготы на 10 лет, мы с неё половину отдаём на социальные программы развития региона. Посчитав всё, в том числе амортизацию имущества за 10 лет, вышли на сумму 3 миллиарда 290 миллионов рублей. В 2018 году, к примеру, мы должны были вложить 430 миллионов. На конец года сумма нашего целевого взноса плюс те программы, о которых я уже говорил, составили 550 миллионов. То есть 120 миллионов в 2018 году пришли в регион по другим нашим программам», — заявлял в марте 2019 года советник вице-президента компании «Норильский никель» Сергей Самойлов.

Работающая в Забайкалье дочка «Норникеля» ГРК «Быстринское» официально подтвердила ИА «Чита.Ру», что все средства в рамках соглашения уходят в фонд.

«Байкальская горная компания» в ответе на запрос «Чита.Ру» не стала вдаваться в нюансы финансовых операций. Она уточнила лишь, что оказывает поддержку региону с 2014 года по трехстороннему соглашению с краем и Каларским районом. Финансирование является целевым, приоритеты в нем расставлены в пользу района присутствия компании на севере Забайкалья.

Еще один крупный жертвователь — РЖД. Пресс-служба Забайкальской железной дороги проигнорировала вопрос об объёме ежегодно передаваемых краю средств, но подтвердила, что делает это через фонд.

Руководитель фонда в ответе на запрос ИА «Чита.Ру» не стал говорить о деньгах спонсоров: «Жертвователи сами определяют цели, порядок использования и режим конфиденциальности своих пожертвований».

При ответе на вопрос о финансировании акций проекта «Забайкалье — наш дом» Степанов отказался отчитываться о деньгах жертвователей по той же причине, но рассказал о средствах фонда — деньгах, которые он зарабатывает самостоятельно: «Учет данных денежных средств ведется отдельно от средств жертвователей. Средства фонда на финансирование проектов „Забайкалья — наш дом“ не привлекались».

Вопросы о финансировании губернаторского проекта и отношении к его предвыборному характеру основные жертвователи — «Норникель», РЖД и БГК — проигнорировали.

Замруководителя администрации губернатора Алексей Казаков в ответе на запрос повторил речь Степанова про «средства фонда», которые не привлекались на финансирование губернаторского проекта. Единственное, чего удалось добиться от него по финансируемым жертвователями проектам — это способ их отбора. Выбирают их из заявок от органов исполнительной власти, муниципальных образований и некоммерческих организаций региона. При распределении средств принимается во внимание актуальность мероприятий для населения, социальный эффект, наличие у организатора опыта его проведения и другое.

То есть чисто гипотетически, акции «Забайкалья — наш дом» вполне могли финансировать за счёт пожертвованных краю средств.

Источник ИА «Чита.Ру» в краевой власти убеждён, что решения, как минимум по части средств жертвователей, принимается на Чайковского, 8, лично первым вице-премьером правительства — главой администрации губернатора Сергеем Нехаевым. Остальное — лишь вопрос правильной отчетности перед жертвователями.

Контролирует расходование средств фонда правление и попечительский совет. Согласно данным с его сайта, это сплошь чиновники из департамента госимущества, минфина и минтерразвития. На сегодня, по информации источника в органах власти, правление возглавляет единоросс, замруководителя администрации губернатора края Сергей Меркулов.

Оплачено!

Расходы лишь на концерты звезд и публикации в СМИ могли составить около 40 миллионов рублей, на штаб политтехнологов — 40 миллионов.

Стоимость агитационной работы — ещё одного важного блока любой кампании — сибирский политтехнолог прикинул на уровне 100 миллионов рублей: «Если допустить, что одного агитатора закладывали на 800 человек — что достаточно много, то штабу необходимо было нанять около тысячи человек, чтобы покрыть 800 тысяч избирателей в Забайкалье. С достаточно скромной ежемесячной зарплатой в 20 тысяч рублей за 3 месяца на них могло уйти в районе 60 миллионов рублей. Ещё была непосредственно агитпродукция — листовки, баннеры».

По прикидкам политтехнолога такая кампания легко могла обойтись в 200−250 миллионов рублей — эта сумма вполне укладывается в рамки рынка. Официальный избирательный фонд Осипова при этом составил 56 миллионов рублей.

Сооснователь консалтингового агентства Bakster Group Дмитрий Гусев, работавший более чем в 100 избирательных кампаниях, в 2017 году в интервью «Медузе» обозначал нижний порог стоимости губернаторских кампаний в неконкурентном регионе в 30−50 миллионов рублей, в конкурентном — от 100 миллионов.

Это очень скромно в сравнении с оценкой политконсультанта Евгения Минченко, предположительно причастного к кампании Осипова. Изданию Forbes в том же 2017-м он называл сумму значительно выше — около 500 миллионов рублей.

Вероятнее всего, Фонд развития Забайкальского края включался в качестве источника финансирования только в случаях, где позволял ему это делать устав — то есть на мероприятиях с социальным подтекстом. Нам официально и анонимно подтвердили расходы на концерты звёзд и СМИ. Это, по скромным оценкам экспертов «Чита.Ру», уже в районе 40 миллионов рублей. А были ещё мелкие «добрые дела» в районах.

Фонд развития Забайкальского края всегда был закрытой для забайкальцев темой, решения по использованию пожертвований принимались узким кругом лиц из администрации губернатора и компаний-жертвователей. Контролируют его работу лояльные Чайковского, 8, правление и попечительский совет. Те же краевые Контрольно-счётная палата и прокуратура прямых полномочий для его проверок не имеют.

Как результат, публикуемые на сайте обязательные отчёты фонда о расходовании средств мало о чём говорят.

Команде Александра Осипова подобные непрозрачность и закрытость позволили использовать пожертвования в предвыборных целях. Но вообще, подобная ситуация при расходовании столь серьёзных денег (в 2018-м — 569 миллионов рублей) сама по себе делает деятельность фонда крайне коррупциогенной.

И ладно бы, если речь шла про пожертвования лично Осипову, Нехаеву или администрации губернатора. Эти деньги крупные компании жертвуют Забайкальскому краю и его жителям, в том числе за налоговые льготы с добычи полезных ископаемых в регионе.

Какими бы конфиденциальными узами губернатор и руководство компаний себя ни связывали, жители Забайкальского края первые, кто имеет право знать, на какие цели эти средства расходуются. Как максимум прямо или опосредованно должны влиять на их распределение — отлаженные механизмы и институты для этого есть. К примеру, у нас, вообще-то, имеется целое законодательное собрание.

В любом случае можно решить, как сделать процедуру расходования этих 600 миллионов рублей максимально прозрачной и понятной гражданам. Главное, что участвовать в этом должны забайкальцы, а не приезжие политтехнологи из Красноярска или чиновники из Приморья. Им не жить в суровом Забайкалье.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

День Москвы 2018: когда празднуется, программа мероприятий Медовый Спас, является началом Успенского поста он знаменит своей историей, традициями и приметами Дочь примадонны Лиза отчитала мать за то, что она не правильно лечится Роботы: как технологии будущего меняют настоящее Почему Зеленский не принял предложение Ирана?

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций