Дело замов Тулеева: прослушка разговора с главным полицейским и диалоги вице-губернаторов

21.02.2020 22:14

Дело замов Тулеева: прослушка разговора с главным полицейским и диалоги вице-губернаторов

Иванов: «Здравия желаю!»

Кутылкин: «Здравия желаю!»

Иванов (шутя): «Ты не ждешь от меня ничего хорошего или просто вот пожелать доброго утра…»

Кутылкин: «Вот ничего хорошего от администрации я не жду!»

Иванов (смеясь): «Ну, зато хоть честно, да?»

Кутылкин: «Да. Только одни задачи, блин!»

Иванов объясняет Кутылкину на случай, если губернатор будет у него интересоваться, ситуацию с выплатой задолженности по заработной плате на «Разрезе Инском»: «Но смотри… вот твой подвиг — это вот вчерашняя информация Эрфурта (начальник управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД Александр Эрфурт — прим. Тайги.инфо), да, что 25 млн».

Кутылкин: «Андрей Гайдин перечислил?»

Иванов: «Да. Не Андрей Гайдин… эти деньги с Москвы. Это деньги коммерческие, 25 млн, которые выданы…»

Кутылкин: «Подожди, ну это Гайдин, мне он сказал».

Иванов: «Ну Гайдин, сказал, но деньги-то оттуда эти вот, с Москвы… Это, ты прямо так и говори, что это — деньги коммерческие, московские, он сам все поймет. И эти 25 млн выданы в виде заработной платы. Все. И мы ожидаем до 29-го числа еще транш на 14 млн».

Кутылкин: «До 29-го?»

Иванов: «До 29-го числа еще второй транш на 14 млн для полного погашения задолженности по заработной плате».

Кутылкин: «Так это же не щукинские деньги?»

Иванов: «Вообще Щукин тут ни при чем».

Кутылкин: «Так, а Щукин все-таки там рулит?»

Иванов: «Не рулит, нет, нет. Пока ничего не рулит, вообще даже никак. Они это будут решать в первой декаде августа».

Кутылкин: «А, ну ясно».

Иванов: «Все, Щукина прямо отодвинули ни за что — все, нет светлого образа…»

Кутылкин: «Я не могу так про новокузнечан говорить».

Иванов: «Нет, ну я же тебе говорю, светлый образ зашторь пока его… Вот я вот все думаю, кто ему посоветовал? Вот это не Маслов (заместитель гендиректора „ЗапСибУгля“ по безопасности Владимир Маслов — прим Тайги.инфо) там сидит рядом с ним? Ну такую дурь совершить — это просто ужас какой-то!»

Кутылкин: «Какую дурь? В смысле?»

Иванов: «Ну уйти с шахты. Вот сейчас же он названивает мне по пять раз в день: „А что обо мне думает губернатор?“ Я ему как бы вот это излагаю».

Кутылкин: «Подожди! Так он же согласился или не согласился?»

Иванов: «Слушай, а я тебе не рассказал эту историю?»

Кутылкин: «Ты, Алексей Владимирович, ничего не рассказываешь!»

Иванов: «Ну вот смотри, смотри, очень быстро, чтобы все было понятно. Они вот до субботы вот этой прошедшей с губернатором вот прям в обнимку, в десны, все! Он летит в Москву, ведет эти переговоры, которые можно назвать удачными с дагестанцами (имеются в виду переговоры Щукина и Юшваева — прим. Тайги.инфо), все нормально, хорошо. Докладывает губернатору и неожиданно в понедельник все ИТР [инженерно-технические работники] уходят с шахты, его же, вот его, щукинские, которых завели, Данильченко туда завел в среду. Все, у губернатора, естественно, шок и некая паника в связи с тем, что там может все рухнуть. Ну там действительно все плохо. Все, он [Тулеев] выясняет, почему, и вот тот [Щукин] улетает на Кипр и не берет трубки, с ним не может связаться приемная. Все, естественно, гнев: вот прям все, всех убить. И все, Ростехнадзор бежит и останавливает „Полосухинскую“».

Кутылкин: «Я знаю, я слышал».

Иванов: «Да, это как месть за то, что он ушел с шахты „Инской“. И после того, как Щукин понял, что „Полосухинская“ остановлена, его контрактам капец, он начал выходить на связь по пять раз в день. Все, стал лоялен: „А что губернатор?“ Все, тот с ним сейчас не связывается, вот прям вообще все. У него два переговорщика: Данильченко и я, все. Ну Данильченко он не знает, поэтому вот накручивает мне».

Кутылкин: «Ну ясно».

Иванов: «То есть, вот он сейчас у нас негодяй, записан».

Кутылкин: «Дурень, конечно!»

Иванов: «Дурень, абсолютно правильно. И мне кажется, ему мог посоветовать это сделать только вот с этим мировоззрением деформированным полицейским только Маслов».

Кутылкин: «Блин, Мальцев-то он даже не дурак…»

Иванов: «Ну согласись, ну вот так, ну вот как вот так вот сделать?!»

Кутылкин: «Ну не надо было, конечно».

Иванов: «Ну фигня какая-то! Чего он там забоялся? Вообще ничего не понятно! То есть, вот излагает на словах одно, а поступки совершенно другие».

Кутылкин: «Ну у него всегда, честно говоря, так было».

Иванов: «Все. И сейчас он, вот я тебе говорю, что сейчас он в негодяях. Ну в таких, условных, понятно, но тем не менее».

Кутылкин: «Ну ясно, ладно».

Иванов: «Все, поэтому вот эти деньги — это те, что дагестанцы обещали, они как бы свое обязательство выполняют, эти собственники из Москвы, так их назови. Все, 25 эти получили, уже выдали и ждут еще 14 для полного погашения. Все».

Кутылкин: «Хорошо».

Тулеев: «Алексей Владимирович?»

Иванов: «Да, Аман Гумирович, здравия желаю!»

Тулеев: «Доброе утро! Как обстановка?»

Иванов: «Ну, кратко докладываю по вчера, Вы дали мне задание установить. Значит, в БЭП… ну, чтобы это было все официально и не носило, скажем так, такой процессуальный характер, в БЭП вызвали главного бухгалтера, и она подтвердила, что позавчера на счета шахты пришло 25 млн из Москвы, это деньги коммерческие и, ну мы с вами знаем, этих, значит, теневых собственников. Эти 25 млн вчера выданы в виде заработной платы. Прямо в чистом виде, в виде заработной платы. Следующий транш ожидается до 29-го числа, до 29 июля. 14 млн — это оставшиеся деньги по заработной плате».

Тулеев: «14 млн?»

Иванов: «Да, то есть, 25 и 14 — это 40. Это как раз та задолженность, которая у нас имеется».

Тулеев: «Так это что у нас? Какие месяцы прямо?»

Иванов: «Аман Гумирович, это будет выплачена полностью заработная плата по июль».

Тулеев: «По июль?»

Иванов: «Да».

Тулеев: «Ну, это прилично, что ты».

Иванов: «Ну, прилично! Все, мы полностью ее доводим до нуля».

Тулеев: «Там обстановка нормальная?»

Иванов: «Обстановка нормальная, да, Аман Гумирович».

Тулеев: «Ну, слава Богу!»

Иванов: «Все. Туда Щукин обещал, вчерашний последний разговор, что вышлет своих специалистов, которые будут… Там есть такое слово „рештаки“, я не очень как бы технологию понимаю шахтовую, да, подземной добычи, но, тем не менее, понимаю, что вот то, что он предложил, какую-то технологическую схему, они будут ею идти, и он своих специалистов дает. Всё. И во вторник на следующей неделе перечисление по нашему письму, как вы мне и сказали, на фонд Решетова, он перечисляет оставшиеся 30».

Тулеев: «У нас тогда, если в фонд он перечислит, закрываем, и осталось 15 с Юрги, да, что-то там?»

Иванов: «И осталось 15 юргинских, да».

Иванов интересуется у Данильченко как обстановка на АО «Разрез Инкой», появились ли сотрудники ИТР Щукина. Данильченко, уточнив информацию у [начальника департамента угольной промышленности Евгения] Хлебунова, сообщает, что днем никого не было.

Щукин: «Алло. Алексеи Владимирович, ну что, ты можешь со мной поговорить?»

Иванов: «Да. Да, могу, могу. Всё, захожу в кабинет, могу».

Щукин: «Слава тебе, Господи!»

Иванов: «Всё, я один».

Щукин: «Ну и что? Что там у нас?»

Иванов: «Что? Ну пока ничего, Александр Филиппович, ничего особенного нового нет. Скажи, пожалуйста, а сегодня на шахте кто-то были ИТР твои?».

Щукин: «А мы туда поехали, они сказали: „Пока не надо“. Когда привезут — мы же там им оборудование варим, всё делаем. Как оборудование привезём, так начнём заниматься. Они начнут заниматься. Мы звоним каждый день: „Что надо?“ Всё сделаем, что надо, привезём».

Иванов: «Ага. Так, я понял. А скажи, пожалуйста, там они с кем контактируют, твои?»

Щукин: «Ну они с [директором „Западно-Сибирской угольной компании“ Сергеем] Гусаковым контактируют, он же генеральный директор».

Иванов: «A-а, Гусаков. Фамилия Гусаков, да?»

Щукин: «Туда Иванова, у меня человека вызывали. Ну, а он … Что ты, сегодня с ним не разговаривал, с этим-то [Тулеевым]?»

Иванов: «Ну нет, нет. Сегодня, видишь, я в Юрге целый день был. Вот. Поэтому вернулся только недавно, час. А он уже уехал. А завтра с утра, я думаю, что часов в десять он призовёт».

Щукин: «Ну там суд на шахте был. До воскресенья остановили. В воскресенье разрешили работать».

Иванов: «Вот до этого воскресенья, да?».

Щукин: «Да».

Иванов: «Ну смотри, все, я считаю, что все пока нормально. Я сегодня по телефону все рассказал о том, какие обязательства ты выполняешь. О том, что когда будет тридцадка, я сказал, что во вторник-среду на той неделе. Что ИТР ты заводишь, и вы технологию свою продолжаете».

Щукин: «Я не заводишь туда… Ты не говорил ИТР. Мы даем… Там же ИТР есть. Мы даем им направление».

Иванов: «А, да, да. Даёте направление. Да, даете как бы направление, что как идти. Тридцатку во вторник-среду на той…»

Щукин: «Да, что делать».

Иванов: «Тридцатка на той неделе, вторник-среда. И всё ему чётко».

Щукин: «И все».

Иванов: «Правильно же, да, вторник-среда, та неделя?»

Щукин: «И больше от меня ничего не надо? Я ухожу на пенсию».

Иванов: «Да, больше от тебя ничего не надо. И эти двадцать пять перечислили, и четырнадцать перечислят до двадцать девятого, это москвичи».

Щукин: «Да, ага.».

Иванов: «Я говорил, что ты с ними контактируешь, и у тебя все нормально?»

Щукин: «Да, всё, да. И второе, я буду… И я, Алексей Владимирович на пенсию ухожу, все. Хорош, ну его на фиг! Эти статьи писать такие! Зачем статьи-то начали писать?!»

Иванов: «Ну что? Ты же видишь, как? А скажи мне, пожалуйста, вообще вот кто этот человек, который тебе посоветовал в понедельник с шахты уйти? Тебе кто-то… Не ты же сам вот это вот всё выдумал, а?»

Щукин: «Я в Москве был, мне сказали: „Вы не лезьте пока туда. Всё, когда договоримся о купле-продаже, потом будем делиться везде“».

Иванов: «Ага, ага».

Щукин: «Ну ладно, скажи, исчерпан вопрос, да, всё, Алексей Владимирович?».

Иванов: «Ну я думаю, да, всё. Сейчас вот прямо завтра ещё раз буду докладывать, что всё идёт в том же направлении. Я думаю, что как только тридцатка твоя поступит, вот на той неделе во вторник — среду, я тебя уверяю, что…».

Щукин: «Ты только про тридцатку говоришь. Больше ни про что ты не говоришь!»

Иванов: «Нет, нет, нет, только про тридцатку».

Щукин: «Если тридцатку надо, я во вторник ее отправлю».

Иванов: «Всё, во вторник ты отправишь».

Щукин: «Я команду дам, да».

Иванов: «Да, я тебя заверяю, что все сразу, сразу все пойдет легче гораздо».

Щукин: «Ну. Мы договаривались. Если что, договаривайся, тебе надо, я больше ничего… Вот, я тебе говорю, я, блин, прихожу и ложусь в больницу. У меня сердце заболело. Так ему скажешь».

Иванов: «Хорошо».

Щукин: «У меня давление, капец, на фиг!».

Иванов: «Давай!»

Щукин: «Я работать больше не буду! Давай, ага».

Данильченко сообщает Иванову, что Гайдин вышел на связь и сообщил, что специалисты Щукина на АО «Разрез Инской» не приезжали и никто не звонил.

Иванов: «А они нужны нам вообще?».

Данильченко: «Ну, если честно, то нет. Ну что они там придут, как бесправные люди?! Конечно, нет».

Щукин: «Ну что там? Как у нас в лагере? Как у нас, в нашем лагере?»

Иванов: «Ну смотри, Александр Филиппыч, как бы пока все нормально. Мы сегодня очно не виделись. Был только телефонный разговор. Ну как бы я считаю, что на данном этапе у нас все нормально. То есть еще раз я тебе говорю, что мы сказали, что во вторник-среду будет платежка, и упадут твои деньги, что ты с третьего по пятое встречаешься с собственниками с теми в Москве, определяешься с алгоритмом, как тебе действовать. Ну в каких долях там, как и что. И после этого уже как бы заходишь на хозяйствование, ставишь туда ИТР уже после вот этой встречи судьбоносной в Москве. Все, зарплату… А, да, и самое положительное: сказали, что деньги пришли — двадцать пять — как мы определялись. Их уже на зарплату выдали вчера. И четырнадцать придет … или там пятнадцать. Пятнадцать придёт до двадцать девятого июля. Всё. И задолженность по зарплате полностью будет погашена».

Щукин: «Ну теперь же вам надо деньги с них забрать полностью, выдавали сколько?»

Иванов: «Ну мы давали, да. Мы давали пятнадцать, поэтому … Ну он сказал, чтобы с тобой этот вопрос проговорить, но … Вы разговаривали с ним по поводу компенсации? Потому что я тебе не задаю вопрос, у меня прямой команды по этому плану нет. Это твоё … Ты компенсируешь или компенсируют те собственники».

Щукин: «Ничего, будем с тобой теперь разговаривать до конца своей жизни, только с тобой».

Иванов: «Да я тебя уверяю, что все это десять раз изменится. Если у тебя еще будет добрая воля, и мы с тобой компенсируем вот эти пятнадцать, которые затратили…»

Щукин: «Они там компенсируют сами все».

Иванов: «Ну в целом, как бы, Александр Филиппыч, вот, ну я считаю, такая по пятибальной системе, у нас с тобой ситуация на три с плюсом.»

Щукин: «На фиг статьи в газете писали?.. Ну ладно, все, давай…».

Иванов: «Давай».

Иванов докладывает Тулееву о ситуации в области и также сообщает, что у него состоялся разговор со Щукиным. В результате, в понедельник Иванов отправит Щукину письмо, чтобы вторник тот перечислил деньги в фонд «Милосердие».

Ранее Тайга.инфо опубликовала разговоры фигурантов дела до 21 июля 2016 года в материалах:

100 миллионов за встречу с губернатором,

Прослушка замов Тулеева: у «хорошего патриота» все шахты «чистые»,

Обвиняемый в вымогательстве «Разреза Инского» замглавы Кузбасса о Тулееве: «Он нас оплодотворил»,

Как сенатор генералу советовал общественную опасность паяльником выжигать,
Показания Тулеева по делу его замов: «Сотку-то он нам еще же должен, или это уже забываем?»,

Дело замов Тулеева: между молотом губернатора и наковальней Юшваева,

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Стало известно с кем играет Россия в 1/8 финала ЧМ-2018 День знаний в 2018 году отмечается 1 сентября Почему шины Росава популярны среди автолюбителей Дочь примадонны Лиза отчитала мать за то, что она не правильно лечится Российскую команду по биатлону лишили золота

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций