Американская хандра: может ли смутное время в США привести к распаду страны

07.07.2020 7:15

Американская хандра: может ли смутное время в США привести к распаду страны

Знакомый соотечественник написал из Вашингтона, что происходящее за океаном сильно напоминает ему наше недавнее историческое прошлое. Я согласился и попробовал себе представить, чем могли бы обернуться драматичные события нынешнего года, случись они на 40 лет раньше.

Вот вам воображаемая “переводная картинка”. 1980 год. Пандемия нового коронавируса уносит сотни тысяч жизней, принуждает людей и целые страны к самоизоляции, ставит на долгую паузу экономику. В СССР отменяют московскую Олимпиаду, но социализированная медицина и централизованная система экономического планирования в целом держат удар. Народ объединяется перед лицом общей угрозы.

В Америке же на фоне пандемии и вызванных ею кризисов происходит еще и вспышка протестов против системного расизма, поднимается мощное движение за социальную справедливость и равенство. Федеральное правительство полупарализовано и ситуацию не контролирует; власти на местах и силовики нередко становятся на сторону протестующих.

Противостояние между консерваторами и либералами в США резко обостряется, партия власти и оппозиция непримиримо враждуют между собой. В целом страна оказывается на грани гражданской войны. Некоторые штаты, прежде всего Калифорния и Техас, грозят отделением, а то и на самом деле пытаются отделиться.

СССР солидаризируется с американскими трудящимися и оказывает им моральную и политическую поддержку, хотя прямо и не вмешивается. Ценности и идеалы социализма провозглашаются универсальными, против несогласных вводятся санкции, в том числе и международные. НАТО решает самораспуститься; Варшавский договор провозглашает готовность нести ответственность за мир и безопасность на планете, оказывать властям США помощь в охране ядерного и другого оружия массового поражения. Ну, и т.д. и т.п.

Нелепо, да? История не знает сослагательного наклонения. Но если ее нельзя изменить, то у нее можно и нужно учиться. И кто мне докажет, что в этой пародии нет сходства с нынешней реальной ситуацией в США?

Один коллега мне на днях сказал, что распад Америки невозможен, потому что просто невообразим. В ответ я спросил, могла ли ему в юные годы хоть в страшном сне присниться угроза вооруженного конфликта между Россией и Украиной. Он согласился, что не могла.

Мне, конечно, и самому не верится, что США могут прекратить существование в своем нынешнем виде. Но стопроцентно исключить подобный сценарий в свете событий нынешнего года я уже не могу.

В той же Калифорнии реально сильны сепаратистские настроения: до трети населения поддерживает “мирное отделение” от США. Демократ-губернатор штата регулярно уподобляет его “национальному государству” (nation state; по-английски тут и “штат”, и “страна” звучат едино) и настаивает на автономии во внутренней политике, а отчасти даже и во внешних связях. Пресса рассказывает, как консервативно настроенные калифорнийцы мигрируют в Техас и другие штаты под республиканским контролем: там, на их взгляд, поспокойнее, побольше закона и порядка. Раскол, разобщенность между гражданами страны углубляются даже чисто физически и географически.

В целом же я, собственно, просто хотел показать, что история не линейна и не детерминирована; это не марш к некой заранее предустановленной цели. “Конец истории” в виде глобального и вечного торжества либеральной демократии — такая же химера, как и “всемирно-историческая победа коммунизма”, якобы предопределенная законами истмата. Ход исторического процесса зависит в том числе и от случайностей вроде внезапного появления коронавируса.

При этом я, с одной стороны, уверен, что в истории все или почти все взаимосвязано. И, в частности, нынешние пертурбации в Америке не случайно возникли после того, как сошел со сцены ее главный идеологический антагонист в лице СССР. По сути, Соединенные Штаты повторяют наше собственное недавнее “смутное время”, просто с отставанием по фазе.

А с другой стороны, я совершенно не верю в то, будто историческим процессом можно управлять — даже изнутри, не говоря уже о некоем примитивном вмешательстве извне. Как бы ни хотелось сейчас многим американцам, напуганным происходящими в их стране переменами, убедить себя в том, будто это у них кто-то со стороны мутит воду.

СССР в свое время расшатывали всем коллективным Западом, но распался он все же в силу внутренних причин. Я стихийный демократ и считаю, что процессы такого рода — тоже стихийные, в основе своей неуправляемые или, во всяком случае, легко выходящие из-под контроля.

Для меня также очевидно, что президент США Дональд Трамп — порождение и воплощение нынешней американской смуты, а не наоборот. Я не думаю, а просто знаю, что задолго до его прихода на политический Олимп за океаном нарастало ощущение неблагополучия — того, что с нелегкой руки президента-демократа Джимми Картера (как раз он проиграл в 1980 году республиканцу Рональду Рейгану) вошло в американский политический лексикон как malaise. Общее недовольство жизнью, неуверенность, именно что смута — только не политическая, а душевная. Или даже хандра, хоть Пушкин и считал ее чисто русской.

Вообще-то американцы по натуре оптимисты, и чувство это им принципиально чуждо. И к чести их надо сказать, что они не поддаются своей хандре, не мирятся с обстоятельствами, а пытаются с ними бороться. Одни как раз поэтому выбрали националиста, популиста и волюнтариста Трампа президентом страны, другие с ним непримиримо сражаются. Пока — идеологически. Но они же, прости господи, чуть ли не поголовно вооружены…

Нынешние “войны памяти”, включая и “войны с памятниками“, в США вписываются по понятным причинам в основном в контекст межрасовых отношений. Это действительно сейчас болевая точка, но отнюдь не единственная, а на мой взгляд, и не главная. Истоки недовольства — глубже и шире. И та справедливость, которой требуют протестующие, — это не какой-то абстрактный идеал, а совокупность вполне конкретных материальных ценностей: можно сказать, слагаемых “американской мечты”. Дом, работа, медицинская страховка, образование для себя и детей. А чернокожие теперь добиваются еще и репараций, прямых выплат из федеральной казны за страдания и лишения порабощенных предков.

В январе нынешнего года в Кембриджском университете в Великобритании был учрежден новый Центр по изучению будущего демократии (Centre for the Future of Democracy). В докладе, приуроченном к этому событию, указывалось, что за последнюю четверть века среди граждан богатых развитых стран мира “разочарование в демократической политике возросло с трети до половины всех участников” профильных исследований.

Причем авторы, по их словам, проанализировали “крупнейшее международное собрание данных о глобальном отношении к демократии, какое когда-либо составлялось”. В их распоряжении имелись результаты 25 международных проектов, охвативших свыше 4 млн человек в 154 странах мира за период с 1995 года (а в отдельных случаях — и с 1970-х годов) по настоящее время.

В итоге выяснилось, что за четверть века “неудовлетворенность” демократией выросла с 47,9 до 57,5% (от числа опрашиваемых). В 2019 году был зафиксирован “самый высокий уровень недовольства демократией за все время наблюдений”. По словам исследователей, рост этого показателя, который они называют “глобальной демократической рецессией”, стал “особенно выраженным с 2005 года”.

Что касается конкретных стран, авторы указывали, что “во многих крупных демократических странах недовольство демократией достигло наивысших значений”. Среди них названы были “Великобритания, Австралия, Бразилия, Мексика, а также США, где с 1990-х годов неудовлетворенность выросла на треть”. Повторю, что использовались результаты, полученные до начала текущего года; нетрудно себе представить, в какую сторону их придется корректировать по его итогам.

Для меня все это не стало откровением, поскольку главным составителем кембриджского доклада оказался Роберто Фоа. Прежде он был мне известен как соавтор гарвардца Яши Маунка. Тот давно занимается данной темой, включая меняющееся отношение к демократии со стороны молодежи США, а я слежу со стороны за его трудами.

У Маунка вышла уже и книга “Народ против демократии: почему наша свобода в опасности и как нам ее спасти”. Но для сегодняшнего разговора, пожалуй, важнее статьи 2016–2017 годов, в которых доказывалось, что даже внешне “глубоко укорененные” демократии совсем не так устойчивы, как кажется со стороны. Одна из публикаций, в газете Politico, так и была озаглавлена: “Да, американская демократия может разрушиться”.

В субботу 4 июля США отметили свой очередной день рождения. Язык не поворачивается сказать “отпраздновали”: ни обстановка в стране, ни настроение людей к ликованию не располагают.

Социологическая служба Гэллапа утверждает, что гордость американцев за свою страну опустилась до самой низкой отметки за все время наблюдений. Чикагский университет докладывает, что с 1972 года граждане США никогда еще не чувствовали себя такими несчастными, как сейчас. По свежим данным исследовательского центра им. Пью в Вашингтоне, американцы в соотношении 87% к 12% недовольны тем, как идут дела в стране.

При мысли об этих делах они испытывают гнев и страх (соответственно 71% и 66%), а не надежду и гордость (46% и 17%).

В минорном и сварливом тоне выдержаны и комментарии в прессе. Один из ведущих обозревателей New York Times пишет о заслуженном “национальном унижении” Америки, переживающей “кризис духа”. Спровоцирован тот пандемией, но в истоках своих восходит к национальной разобщенности.

Афроамериканка Келси Смут, аспирантка вирджинского исследовательского колледжа Уильяма и Мэри, объявляет со страниц Guardian, что вообще не отмечает 4 июля, поскольку “настоящий день независимости” — это 19 июня. Эта дата, неформально именуемая Juneteenth, — день освобождения рабов в Техасе и на всем Юге США.

С другой стороны, политолог Кэрол Суэйн в комментарии для профильного портала RCP указывает, что “через 244 года, после того как 13 британских колоний в Северной Америке провозгласили независимость и стали суверенной страной, Америка стоит на грани внутреннего коллапса”. “Неминуемой кончиной ей грозят не иностранные войска на ее территории, а марксисты и анархисты, которые под предлогом расовой несправедливости и требований угнетенных разрушают американские институты и защитные механизмы”, — утверждает бывшая преподавательница Принстонского университета. Тоже, кстати, темнокожая.

На этом фоне президент США Дональд Трамп пытается взять на себя роль спасителя отечества. В День независимости он выступил у подножия горы Рашмор в Южной Дакоте, где в скале высечены скульптурные портреты четверых его знаменитых предшественников. Обещал защитить этот и другие мемориалы от надругательств и создать новый “национальный сад” американских героев, чтобы вернуть народу и прежде всего молодежи гордость за историю страны.

“Не заблуждайтесь: нынешняя левая культурная революция призвана опрокинуть [исходную] Американскую революцию”, приведшую к независимости, сказал Трамп. “Их цель — не улучшить Америку, их цель — положить Америке конец”, — подчеркнул он, говоря о зачинщиках и участниках нынешних выступлений протеста.

Хозяин Белого дома старательно давал понять, что не делит граждан страны по цвету кожи, и ссылался в речи на знаменитых афроамериканцев: от политического активиста и проповедника Мартина Лютера Кинга до джазового музыканта Луи Армстронга и боксера Мухаммеда Али. Но оппозиция восприняла его речь как вызов.

Та же New York Times, главный рупор американских либералов, в своем комментарии напомнила, что “в стране бушует пандемия коронавируса”, а кампания борьбы Трампа за переизбрание “спотыкается в ходе опросов”. На таком фоне, по ее словам, президент решил “зажигательно перезапустить” эту самую кампанию и “провозгласил полномасштабную культурную войну против карикатурной версии левых сил, которые, по его описанию, творят беспредел и толкают страну к тоталитаризму”. В выступлении Трампа действительно говорилось о разгуле в США “нового крайне левого фашизма”.

В общем, как не раз уже отмечали наблюдатели, в США продолжается черный майдан, по сути, идеологическая и политическая “гражданская война”. Понятно, что с приближением ноябрьских всеобщих выборов накал страстей может только нарастать.

Да и сами выборы, по мнению автора и аналитиков, при любом исходе заведомо не сулят Америке национального примирения. Вопрос скорее в том, как далеко и в каких формах может зайти на них и после них ожесточенная внутриполитическая конфронтация. И вопрос этот чрезвычайно тревожен не только для самих США.

Читайте также: “Сумасшедший пузырь”: аналитики призвали распродавать американские акции

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Почему успешная борьба с коронавирусом сделает Китай новым мировым лидером Овечкин забил за карьеру 700 шайб Что будет с Афганистаном после ухода американцев? Где и когда похороны Кобзона: Иосиф Кобзон умер, правда или нет, почему умер Кобзон, причины, биография, когда умер Кобзон Владимир Куц: биография, победы, личная жизнь

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций