Алтайский край-2018. Драматические итоги года по Борхесу

02.01.2019 9:38

Алтайский край-2018. Драматические итоги года по Борхесу

Концентрация событий была зашкаливающей: в один год уместились кардинальные перемены во власти, вышедшие на федеральный уровень правовые скандалы и разборки, а также много поводов для надежд на лучшее. В этом плотном потоке, конечно, были те события, явления и истории, которые дадут о себе знать в 2019-м.

В каждом из этих сюжетов немало драматизма — хоть книгу пиши или сериал снимай. А можно и сценическую постановку: 2019 год в России — год театра, как-никак. Поэтому разберем все истории с точки зрения типовых сюжетов по теории Хорхе Луиса Борхеса.

Конечно, отставка «по собственному желанию» губернатора Александра Карлина, руководившего краем без малого 13 лет, подходит под этот сюжет Борхеса лишь формально. Если бы все зависело исключительно от желания Карлина, то он явно возглавлял бы Алтайский край до конца срока и пошел бы на выборы.

Речь, в которой Карлин объяснял уход желанием уступить дорогу молодым и поддержать тренд на омоложение губернаторского корпуса, можно пересматривать. Вся полнота конфликта между «хочу» и «надо» на лице отражалась сполна. И особенно ярко — в день, когда полпред Сергей Меняйло представлял региону нового губернатора Виктора Томенко.

Карлин был весьма деспотичным главой региона: вникал абсолютно во все — от дизайна телестудии на подчиненном ему телеканале до того, как надо косить траву, не допускал никакого инакомыслия и, как выяснилось позже, это сказывалось буквально на всем, вплоть до нежелания инвесторов работать в регионе. В общем, он действительно был почти богом. В которого, впрочем, верили уже немногие. Еще один штрих к драматичности ситуации.

Теперь, когда «бога» во главе не стало, в регионе воцарилась неопределенность. Что можно говорить, а что нельзя? С кем согласовывать теперь логотип музея? От кого ждать «добра» на работу с тем, а не другим бизнесменом? В 2019 году это и продолжат выяснять все действующие лица, кому это нужно.

Пожалуй, ряд экстремистских уголовных дел, как ничто другое, прославил Алтайский край на всю Россию и за ее пределами в 2018 году. Какой там сыр, какая гречка, когда людей за репосты посадить могут? И Барнаул стал символом этого общероссийского тренда, героем сотен мемов. Но мемы забудутся, а демонизм города в памяти останется.

Истории всех преследуемых законом за лайки и репосты жителей края, жалующихся в СК студенток РАНХиГСа, и уехавшей из России Марии Мотузной достойны литературных персонажей. И каждый из них защищал свой осаждаемый «город». Одни — право не быть преследуемым по закону за что-то странное, другие — возможность не подвергаться травле. Эти люди, возможно, осаду выдержат: хотя бы из-за частичной декриминализации ст. 282 УК РФ.

Но Барнаулу от этого имиджа «столицы экстремизма» еще попробуй избавься. Почему алтайские правоохранительные органы решили проявить столь большое рвение в количестве уголовных дел за репосты? Интрига — драматическая.

Как и не ясно пока, почему вдруг так широко на федеральном уровне заговорили о ситуации вокруг алтайского леса: контрабанда, вырубки, сюжеты про «алтайскую лесную мафию» и так далее. Ранее тему незаконных рубок осаждали экологи-общественники, но хода на уровне Москвы проблеме не давали. А государственная региональная пропаганда и вовсе стремилась дискредитировать этих экологов. После смены власти ситуация очевидно изменилась. Но почему именно сейчас, кто основные бенефициары и возможные наказуемые? Пока вопрос «почему сейчас» частично объясняется сменой власти.

Новый губернатор Алтайского края, как выяснилось, не сторонник быстрых и кардинальных перемен. Даже состав правительства укомплектован пока не полностью: пустуют должности «промышленного» и «политического» вице-губернаторов, а это ключевые управленческие посты для региона. К тому же, назначения многое скажут о Викторе Томенко именно как о политике (пока же он как-то проявил себя в политическом плане, только вступив в «Единую Россию»).

Лично знакомые с Томенко собеседники говорят, что губернатор — человек крайне осторожный, много присматривается, ищет. Те же, кто ему оппонирует, называют это медлительностью. Предвыборная программа «Энергия развития» воплощается неясно, стратегических заявлений и решений принято немного. Куда идем? К чему стремимся? И за счет чего будем идти? Вот направления поисков Алтайского края, определения по которым ждут от Виктора Томенко.

Пока же понятно только следующее: уровнем благосостояния жителей губернатор недоволен (Карлин таких заявлений не делал), а для инвесторов край будет более гостеприимным. Как минимум два крупных проекта в регионе уже анонсированы: это русско-немецкая «Эко-Нива» и пришедшая на «Алтайский бройлер» группа «Черкизово». Руководитель последней, кстати, прямо заявил о том, что заход в Алтайский край стал возможен только после смены губернатора. Возможно, его примеру последуют и другие.

Почва для этого, как создается впечатление, неплохая. Хотя бы еще и потому, что прошли ротации руководства во всех силовых ведомствах: СК, МВД, прокуратура — часть из них в том числе и на бизнес-климат влияют. Как минимум, бывший начальник антикоррупционного управления МВД по Алтайскому краю Вадим Надвоцкий — «Вадик всемогущий», которому инкриминируют многомиллионные взятки. Вот точно отличный персонаж для художественного произведения.

Очевидно, эти перемены станут сигналом для бизнеса, который всегда находится в поиске регионов для развития. А сам Алтайский край в драматическом поиске (или ожидании) инвесторов находится перманентно.

В кадровой политике Виктора Томенко нашлось место и другому сюжету из теории Хорхе Луиса Борхеса — о возвращении. Он стал не просто явным, но знаковым. Новый губернатор вернул во власть некоторых из тех, кого «изгнал» Александр Карлин: экс-депутат Стелла Штань стала представителем главы региона в АКЗС, Евгений Нечепуренко вернулся на должность начальника управления по печати и информации, и так далее.

О чем говорят эти назначения-возвращения? Маловероятно, что они сделаны «в пику» Карлину. Скорее дело в кадровом дефиците с одной стороны и потребности в их компетенциях с другой. Но в общем контексте эти истории смотрятся крайне любопытно.

Вернулся во власть и сам Александр Карлин, став сенатором от правительства региона. Алтайский край «потерял» руководителя аграрного комитета Совета Федерации в лице Михаила Щетинина и приобрел зампреда комитета по конституционному законодательству. Насколько экс-губернатор сможет быть полезен именно для региона, вопрос. Но, судя по всему, и влиять на происходящее в Алтайском крае у него не будет больших возможностей. Впрочем, назначение бывших глав региона сенаторами — общефедеральный тренд.

И еще одно «возвращение» состоялось под конец года. Алтайский край, звучавший как «столица экстремизма», территория, где сменился губернатор, вновь напомнил о себе как об одном из бедных регионов страны. Героем социального трагикомического сюжета про «елочку» и бедность стал 67-летний пенсионер из Бийска Вячеслав Степанович. Его нецензурные эмоции стали мемом, который увидел, возможно, каждый. Так Алтайский край в последний в 2018 году раз прогремел на федеральном уровне.

Хочется верить, что последний. Пусть 2019 год даст больше позитивных сюжетов. Занавес.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Прогноз и ставки на матч Уругвай – Португалия 30 июня Кандидаты в мэры Москвы 2018: список Как подать апелляцию ЕГЭ 2018, сроки подачи Уборка квартир специалистами клининговой компании Футбол. Хорватия – Дания 1 июля: прямая трансляция

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций