Восемь месяцев процесса по делу замов Тулеева: генералы, олигархи, засекреченный потерпевший и шахта неустановленной стоимости

20.08.2019 15:37

Восемь месяцев процесса по делу замов Тулеева: генералы, олигархи, засекреченный потерпевший и шахта неустановленной стоимости

В середине ноября 2016 года по обвинению в вымогательстве у собственника шахты Антона Цыганкова 51% акций (513 штук) АО «Разрез Инской» стоимостью более миллиарда рублей были задержаны восемь человек: заместители губернатора Кузбасса Амана Тулеева Алексей Иванов и Александр Данильченко, начальник департамента административных органов региона Елена Троицкая, миллиардер из списка Forbes Александр Щукин и его доверенное лицо Геннадий Вернигор, руководитель СК РФ по Кемеровской области Сергей Калинкин, замглавы второго отдела по расследованию особо важных дел СК РФ по Кемеровской области Сергей Крюков и старший следователь Артемий Шевелёв.

Вымогательство организованной группой в особо крупном размере — это ч. 3 ст. 163 УК РФ, которой предусмотрено наказание от семи до пятнадцати лет лишения свободы. Процесс под председательством судьи Александра Вялого начался 31 октября 2018 года в Центральном районном суде Кемерова. Семеро из восьми подсудимых находятся под домашним арестом, а генерал-лейтенант Калинкин в СИЗО.

Для начала, чтобы не запутать читателя, вынесем за скобки два эпизода, связь которых с делом «Разреза Инского» не вполне очевидна. Во-первых, в ходе предварительного следствия к делу о вымогательстве акций шахты добавилось обвинение во взятке двумя внедорожниками BMW X5, которые получил руководитель кузбасского СК генерал-лейтенант Сергей Калинкин от угольного магната Александра Щукина за «общее покровительство». Доказательства «по векселям ООО «Горняк» должны были продемонстрировать суду, что генеральское покровительство заключалось в возбуждении уголовных дел против бывшего аудитора компаний Щукина Пиндуса и бывшего топ-менеджера шахты «Полосухинской» Маркова

Щукин и Калинкин знакомы с тех пор, когда Калинкин служил лейтенантом в Новокузнецке. Первая жена Калинкина работала юристом у Щукина. Как заявляла защита Щукина с его слов, у них с Калинкиным давние уважительно-приятельские отношения: «Он рос на моих глазах, он был очень порядочным силовиком, и я ему подарил этот автомобиль к присвоению ему звания генерала. Я никогда не был в следственном комитете, никогда не говорил с ним по делам, никогда не обращался ни по каким просьбам такого свойства к нему, потому что наши приятельские отношения для меня дороже».

По настоянию адвокатов, которые предусмотрели возможность квалификации подарков как взятки, Щукин в декабре 2016 и январе 2017 написал две явки с повинной, по одной за каждый автомобиль. Калинкин писать явку с повинной отказался, настаивая на том, что воспринимал внедорожники как подарок. Почти год после появления явок с повинной Щукина дело по взятке в отношении Калинкина не возбуждалось, возможно, потому что и следствие квалифицировало автомобили как подарок? Переквалификацию подарка на взятку источники Тайги. инфо предположительно связывают с отказом Сергея Калинкина добровольно, «по собственному желанию» покинуть пост главы СК по Кемеровской области.

После допроса 17 свидетелей суд узнал все подробности о комплектации, цвете и судьбе внедорожников, установил, что Щукин купил их в своем автосалоне «Байерн-кар» и оплатил со своего личного счета в Альфа-банке, откуда он также ежегодно перечислял на различные благотворительные цели порядка 50 млн рублей. Автомобили были оформлены на гражданскую жену Калинкина Надежду Гобрусеву и ее мать Екатерину. В 2016 году 65-летний «миллиардер из забоя» Александр Щукин входил в топ-200 богатейших предпринимателей России по версии журнала Forbes с состоянием 400 млн долларов, и такие подарки были ему по карману.

Покровительство Калинкина Щукину, по версии, следствия заключалось в возбуждении уголовных дел, например, в отношении аудитора Александра Пиндуса по ст. 159 УК РФ (мошенничество) и по ст. 202 УК РФ (злоупотребление полномочиями аудитора) в 2012—2015 годах. Пиндус пытался отсудить у принадлежащего Щукину ООО «Горняк» более 30 млн рублей по векселю, который каким-то хитрым образом оказался в его руках. В результате, по ответным заявлениям юристов и руководства «Горняка» сам Пиндус оказался в статусе подозреваемого.

Из полутора десятков свидетелей по этому эпизоду восемь оказались новокузнецкими следователями, которые возбуждали, расследовали и закрывали дела против Пиндуса. Из-за большой занятости следователей, у некоторых дела о векселях лежали месяцами, и за это время по ним успевали проводить по одному-два следственных действия. На двух документах по этим делам обнаружены резолюции главы Кемеровского СК Калинкина.

Связь дел Пиндуса с Калинкиным никто из следователей не подтвердил, все утверждали, что процессуальные действия осуществляли «по личной инициативе» поскольку «повод и основания для возбуждения дел были». Свидетели из прокуратуры пояснили, что они за всеми делами надзирали. Сам Пиндус влияние Щукина на ход своих уголовных дел в зале суда отрицал, про Калинкина ему ничего не известно. В итоге все споры по векселю разрешились мировым соглашением в конце 2015 года.

По основному эпизоду о вымогательстве акций «Разреза Инского» суд заслушал показания восьми десятков свидетелей. Для простоты их можно разделить на шесть групп: 25 шахтеров и сотрудников «Разреза Инского» и 8 представителей управляющей им компании «УК Инская», она же в прошлом «УК Менеджмент», 12 сотрудников принадлежащей Александру Щукину компании «ЗапСибУголь», 14 чиновников разного ранга, 15 полицейских и 6 следователей. Фабула происходивших на предприятии событий в обобщенном виде и в хронологическом порядке складывается такая.

Прародителем «Разреза Инского» являлся учредитель УК «Промуглесбыт» Алексей Юрьевич Назырин. АО «Разрез Инской» в ноябре 2001 года владели в равных долях два акционера Черемисин (50%) и Бирюкова (50%), после они продали акции юридическому лицу. В разные годы, начиная с 2006-го, акционерами предприятия были Глазырин, Севастьянов, Куйда, Харольский, Гаврилов и Шибалкин.

Затем четыре акционера продали свои акции Юшваеву и Якобашвили, а в 2014-м или 2015 году Юшваев и Гаврилов продали свои акции Цыганкову. С тех пор и по сей день у АО «Разрез Инской» четыре акционера: Шибалкин (5%), Харольский (5%), Якобашвили (38,7%) и Цыганков (51,3%). Реестродержатель акций «Инского» ООО «Московский Фондовый Центр».

Добываемый уголь марки «Д» шахта сбывала через управляющие компании по агентским договорам. В разное время шахту «вели» компании «Промуглесбытсервис», УК «Промуглесбыт», УК «Менеджмент», сейчас это УК «Инская».

К основной деятельности шахта приступила в 2010 году. В сентябре 2013 года акционер Илья Гаврилов назначил директором управляющей компании «Менеджмент» Андрея Гайдина, который фактически руководил шахтой «Разрез Инской».

Инвестором шахты все время оставался Гавриил Юшваев — миллиардер с 66 строки Forbes с состоянием 1,5 млрд долларов, он давал коммерческие займы «Разрезу Инскому». В апреле 2015 года Юшваев выделил шахте более 400 млн рублей на перемонтаж лавы.

В середине 2015 года шахта вошла в горно-геологическое нарушение: разрыв угольного пласта с амплитудой 14 метров и по простиранию до 45 метров. Технический совет шахты решил проходить нарушение вместо того, чтобы перемонтировать лаву. Крепость породы, на которую наткнулся проходческий комбайн оказалась в разы выше ожидаемой, добыча угля прекратилась, деньги перестали поступать, оборудование изнашивалось, финансовые и угольные резервы истощились.

В 2015 году было возбуждено уголовное дело о невыплате «Разрезом Инским» налогов, фигурантами в нем стали «предыдущий акционер и член совета директоров». С декабря 2015 года Андрей Гайдин искал заемные средства на выплату заработной платы.

До февраля 2016 года непосредственное оперативное руководство шахтой осуществлял гендиректор Олег Пожидаев, с февраля на его место заступил главный маркшейдер Андрей Месяц. Месяц руководил предприятием технически, поскольку вся экономика была в руках Гайдина. Шахта, банковские счета которой были заморожены, осуществляла расчеты по схеме с письмами. Месяц писал Гайдину письма с просьбами оплатить услуги контрагентов или зарплаты сотрудникам, Гайдин проводил платежи со счетов «УК Менеджмент».

В феврале 2016 Гайдин и главный инженер Евгений Чернядьев были вызваны на заседание штаба по финмониторингу при администрации Кемеровской области с участием первого замгубернатора Макина и руководителей всех правоохранительных структур. Задолженность шахты перед налоговой инспекцией в 2016 году составляла 300−400 млн рублей. В решении штаба по финмониторингу записано: «До 1 апреля 2016 года — погасить задолженность по зарплате, до 1 мая — задолженность по НДФЛ, до 1 июля — по государственным внебюджетным фондам».

24 марта Щукин перечислил в губернаторский благотворительный фонд «Милосердие» 100 млн рублей для на социальные нужды.

28 апреля состоялось еще одно заседание штаба, «Разрез Инской» представляли Андрей Месяц и Андрей Гайдин. Прокурор области Бухтояров вынес им предостережение о недопустимости нарушений. Решение штаба: «К 1 июля разработать с Данильченко совместный план по урегулированию ситуации».

3 июня 2016 года Беловский районный отдел СКР возбудил уголовное дело по факту невыплаты зарплат на «Инском», дело поручили районному следователю Вадиму Рыбину.

29 июня состоялось годовое общее собрание акционеров АО «Разрез Инской», на котором присутствовали юрист предприятия Ольга Роут и нотариус, директор шахты Месяц докладывал положение дел акционеру Цыганкову.

В первом полугодии на шахте произошли задымление и несчастный случай с летальным исходом. Шахтеры роптали: инструмент был изношен, материалов не хватало, руководство в ответ на жалобы об отсутствии зарплат кормило коллектив завтраками. Шахта была в аварийном состоянии.

В пятницу, 8 июля 2016 года шахтеры первой смены «Разреза Инского» не пошли в забой, они потребовали встречи с руководством, его смены и погашения задолженности по заработной плате, которая к этому моменту составляла 61,9 млн рублей при среднем фонде оплаты труда 25 млн, из них 60% за март, 90% за апрель, и полная задолженность за май 2016 года. На месте забастовки оказалось беловское телевидение, сотрудники беловской администрации и полицейские.

К шахтерам приехал Гайдин. Гайдин и Месяц со стороны руководства, предпрофкома Юрий Кутенев и четыре делегата от коллектива провели переговоры в кабинете Месяца. По результатам переговоров Месяц и Кутенев подписали соглашение о том, что до 15 июля трудящимся будет выплачено 30 млн рублей заработной платы. Эту дату обозначил Гайдин, исходя из договоренностей о предоплате за уголь, которые были у него с компанией «Регионсервис». 25−27 июля на предприятие должно было поступить еще 20 млн рублей. В случае срыва сроков выплат шахтеры оставили за собой право приостановить работу. После подписания соглашения бастующие разошлись, а вторая смена пошла в забой.

После обеда 8 июля на шахту по указанию Тулеева прибыли его замы Данильченко, Иванов и чиновники Хлебунов, Степин и Троицкая. От Следственного комитета на «Инской» отправился заместитель Сергея Калинкина Павел Муллин, курирующий дела о невыплате зарплат.

Чиновники и силовики добивались от Гайдина гарантий того, что зарплаты будут выплачены в срок. Гайдин при них по громкой связи вел переговоры с владельцем компании «Регионсервис» Терешенковым о предоплате за уголь. Поздно вечером появилось соглашение-факс о сотрудничестве с «Регионсервисом»: «На расчетный счет „УК Менеджмент“ 30 млн рублей поступят с 15 по 25 июля».

Следователи Муллин, Рыбин и Комиссарова выслушали сотрудников предприятия и решили, что дело о зарплатах надо передавать во второй региональный отдел СК.

Вечером 8 июля в кабинете Месяца впервые прозвучала идея о погашении задолженности по зарплате из фонда «Милосердие».

8 июля Щукин с расчетного счета «ПТК Уголь» перечислил в фонд «Милосердие» 50 млн рублей, 11 июля еще 20 млн рублей. Этому предшествовали просьбы администрации о пополнении фонда, а отказ Щукина перечислить деньги сопровождался внеплановыми проверками и приостановками Ростехнадзором работ на принадлежащих Щукину шахтах «Грамотеинская» и «Полосухинская».

С понедельника, 11 июля на шахте от обладминистрации работает начальник департамента угольной промышленности Евгений Хлебунов, он проводит на шахте все дни с 11 по 15 июля, спускается в забой, ищет варианты выхода из кризиса.

На «Разрез Инской» прибыл десант щукинских специалистов-горняков, одного из них — главного инженера шахты «Грамотеинской» Максима Сидорова — коллективу на общем собрании представили как нового директора. Перед шахтерами выступали и Данильченко, и Щукин — успокаивали коллектив. Щукин объявил, что шахта войдет в его группу компаний, люди сохранят рабочие места и будут получать зарплату. Данильченко уверял, что Тулеев держит руку на пульсе и не даст предприятию умереть.

Андрей Месяц выписал Сидорову генеральную доверенность на руководство предприятием. Тулеев лично просил Щукина прислать на злополучную шахту специалистов и подтверждал это позже на пресс-конференции.

Вечером 11 июля следственный комитет проводит выемку документов на «Разрезе Инском» и в «УК Менеджмент». Предпрофкома Юрий Кутенев пишет следователю Оксане Рыбалкиной, которая работает на шахте, заявление с просьбой принять меры в связи невыплатой зарплаты в размере 63 млн рублей. Именно на этом заявлении стоит резолюция Сергея Калинкина: «Шевелеву разобраться по ст. 144 УПК».

Согласно показаниям заместителя Калинкина Муллина, уголовное дело против собственника в случае невыплаты зарплат следователи обязаны были возбуждать согласно многократным прямым указаниям руководителя федерального СК Александра Бастрыкина. Невозбуждение таких дел грозило увольнением самим следователям. Примером тому служит освобождение в 2017 году от должности Бастрыкиным недостаточно расторопного руководителя регионального управления Следственного комитета по Свердловской области после невыплат зарплат рабочим Нижнетагильского завода теплоизоляционных изделий. Тогда поведение собственников завода президент Владимир Путин охарактеризовал терминами «борзота» и «хамство».

11 июля ближе к вечеру из Новокузнецка в Кемерово в сопровождении полицейских, но еще по собственной воле прибывает собственник шахты Антон Цыганков. В Кемерове его задерживают по подписанному следователем Шевелевым постановлению и помещают в ИВС.

Утром во вторник 12 июля Тулеев звонит Щукину, сообщает ему о задержании «этого номинала» Цыганкова и предлагает взять в управление «Разрез Инской», если Цыганков согласится передать Щукину свой пакет акций. Щукин дал Тулееву свое согласие, в чем позже раскаялся, и признал вину за это в ходе следствия.

Гайдин встречается со Щукиным. Щукин объявляет ему, что «заходит на шахту в качестве управленца, хотя не очень-то хотелось, но на него давит Тулеев». На шахте Хлебунов сообщает заместителю Гайдина Олегу Копытову, что в услугах их управляющей компании «Менеджмент» больше не нуждаются и заводят на шахту новую команду управленцев. Гайдин по телефону говорит Копытову, что шахта захвачена, и распоряжается оставить ее.

В полдень полиция конвоирует Цыганкова к следователю Артемию Шевелеву. В кабинете Шевелева в Следственном управлении с Цыганковым, который сидит в наручниках «на поводке» конвоира, разговаривают Иванов, Данильченко, Троицкая, убеждают его продать акции «Разреза Инского», поскольку нужно срочно решить вопрос по зарплатам, обещают помочь найти покупателя. Денег на зарплаты у Цыганкова нет, он объясняет чиновникам, что является номинальным владельцем, и соглашается встретиться с потенциальным покупателем.

Шевелев после прибытия чиновников переходит в соседний кабинет к своей коллеге Рыбалкиной, до вечера изучает документы, изъятые ею на «Инском».

Ближе к вечеру из Новокузнецка приезжают доверенное лицо Щукина Вернигор и сотрудники «ЗапСибУгля» Константин Крюков и Сергей Исайкин. К Цыганкову в кабинет Шевелева заходят Вернигор и Крюков. Они обсуждают с Цыганковым варианты продажи акций. Приоритетное право покупки по закону принадлежит другим акционерам, возникает мысль подарить акции «Разрез Инской».

Пока Цыганков размышляет над отчуждением акций, Вернигор и Крюков поднимаются в кабинет Калинкина, где тот с Ивановым, Данильченко и Троицкой обсуждают социальную напряженность на «Разрезе Инском» и отсутствие у Цыганкова денег на решение этой проблемы.

В присутствии конвоиров и нотариуса Цыганков подписывает доверенность для Вернигора на дарение акций главному механику Сергею Исайкину, который при этом не присутствует. Исайкин узнает, что чуть не получил в собственность шахту, только через несколько месяцев, когда к нему домой с обыском явятся следователи.

Вечером Цыганкова конвоируют из СК обратно в ИВС, где согласно подписанному Шевелевым постановлению, освобождают из-под стражи, а команда Вернигора подвозит его в Новокузнецк. За рулем находился водитель бывшего партнера Щукина Максима Несина Денис Козлов.

13 июля Цыганков сам приходит в офис «ЗапСибУгля» и обсуждает с Вернигором и юристами Иваном Поворознюком и Евгенией Шохиревой правовые аспекты отчуждения акций «Разреза Инского», оформляются документы по дарению акций, Цыганков предлагает иные варианты, вплоть до внесения их в уставный капитал компании, подконтрольной Щукину. Юристы составляют еще ряд документов и едут к нотариусу, там эти документы подписывают, Цыганков просит и получает от Щукина на личные нужды миллион рублей и уезжает из Новокузнецка в Анапу.

13 июля фонд «Милосердие» начинает выплачивать задолженность по зарплате в среднем за месяц сотрудникам «Инского». Специально вызванные из отпусков сотрудницы администраций собирают у шахтеров заявления на имя губернатора Тулеева с просьбами оказать материальную помощь. Деньги поступают на карты трудящихся с вечера этого же дня. Сбор заявлений продлился и весь следующий день. Всего почти тысячный коллектив шахты получил из «Милосердия» 23,5 млн рублей. Деньги фонду шахта не вернула.

В четверг 14 июля Щукин по телефону договаривается о встрече с инвестором и реальным собственником «Разреза Инского» Гавриилом Юшваевым.

В субботу 16 июля Щукин встречается с Юшваевым в ресторане в Барвихе. На встрече присутствуют помощник Юшваева Горин и безопасник Щукина Владимир Маслов. Юшваев в разговоре выразил Щукину уважение к Тулееву и неудовольствие попыткой забрать у него пакет акций «Инского».

Щукин уверил Юшваева, что никто ничей бизнес не отбирает, и рассказал ему о положении дел на шахте. Для авторитетного миллиардера бедственное положение его шахты оказалось новостью, он объяснил Щукину, что его профильный бизнес далек от угледобычи, что у шахты большие долги, и она представляет собой серьезную головную боль. Юшваев предложил Щукину начать работать совместно 50% на 50% с последующей передачей ему всей шахты. Юшваев и Щукин договорились встретиться 2 августа с юристами и подписать договор о сотрудничестве, определить условия компенсации вложенных ранее средств.

Щукин по итогам встречи позвонил Тулееву, доложил ситуацию и получил одобрение.

В воскресенье 17 июля утром Щукин по телефону подтверждает Маслову намерение работать совместно с Юшваевым, а после обеда кардинально меняет свое решение. Он звонит Гайдину, говорит, что не будет заходить на шахту, и так же по телефону отдает распоряжение Маслову и директору «ЗапСибУгля» Сергею Гусакову уводить с «Разреза Инского» своих людей.

18 июля Щукин улетает в отпуск, Сидоров уходит с «Разреза Инского», Гайдин и Месяц возвращаются на шахту.

Ночью 18 июля и днем 19 июля после отказа Щукина «оказывать практическую помощь „Инскому“» сотрудники Ростехнадзора выписали пять предписаний, четыре из которых приостанавливали деятельность шахты «Полосухинской» на сроки от пяти до двадцати суток. В июле 2016 года работа «Полосухинской» приостанавливалась семь раз, а «Грамотеинской» — четыре раза. Каждый день без добычи угля приносил компании Щукина миллионные убытки.

25 июля Щукин перечислил в фонд «Милосердие» еще 30 млн рублей, остаток от обещанных в июле 100 миллионов.

Юшваев выделил Гайдину для «Разреза Инского» 175 млн рублей, и до 12 августа там погасили все долги по зарплате.

Вечером 14 ноября были задержаны Калинкин, Щукин, Иванов, Данильченко, Троицкая, Вернигор, Крюков и Шевелев.

15 ноября кемеровский губернатор Аман Тулеев дал сорокаминутную пресс-конференцию, где заявил, что Иванов, Данильченко и Троицкая три дня вели себя героически, спасая шахту и защищая людей, но допустили юридическую оплошность.

Тулеев назвал истинной причиной уголовного преследования своих подчиненных скрытую войну угледобывающих компаний против себя лично: «Нужен губернатор, идет огрязнение губернатора. Больше 200−210 млн тонн добывать я разрешение не даю. Нас уже трясет в Киселевске, в Белово, ученые не могут найти причин. Я говорю, нужна рекультивация, ничего не останется. 70% лицензий не выполняется. Минприроды без согласия региона выдает лицензии на 300 млн тонн. Мы пишем письма везде, везде. Но цена на уголь идет вверх. Разве я буду им хороший и удобный?»

Генерал Калинкин в своих комментариях также связывал дело с переделом угольного рынка.

27 и 28 марта единственный потерпевший по делу Антон Цыганков давал показания в суде. Цыганков ходатайствовал сделать заседание закрытым, поскольку он опасается за свою жизнь. Судья Александр Вялов ходатайство удовлетворил. Из зала выдворили представителей четырех СМИ, а самого Цыганкова, находящегося под защитой государства, тайком от журналистов провели по внутреннему коридору суда.

Несмотря на то, что «тайной» являются только сведения о принимаемых в отношении потерпевшего мерах безопасности и его персональные данные, показания Цыганкова оказались настолько секретными, что их аудиозапись было запрещено вести участникам процесса. Остается только догадываться об их содержании по косвенным признакам.

Например, в последующих заседаниях защита Сергея Калинкина озвучила в качестве аргумента для смягчения ему меры пресечения факт, что в своих показаниях Цыганков не упомянул Калинкина ни разу.

Антон Михайлович Цыганков числится в базе «Контур-фокус» учредителем ООО «Балтика» с уставным капиталом 10 тыс. рублей, учредителем ООО «Управляющая компания НОВО ДЕНТ» с таким же уставным капиталом, которое занимается оптовой торговлей лекарствами, и ещё более двух десятков ООО, которые сегодня не функционируют.

В каких сферах обитал Цыганков до событий июля 2016 года, гадать сложно. Но из показаний других свидетелей можно сделать небольшую выжимку.

Адвокат Антон Цыганков с «Разрезом Инским» был связан со времен деятельности компаний «УК Промуглесбыт» и «УК Промуглесбытсервис», фактически являясь их гендиректором во время ликвидации. В управлении шахтой «Разрез Инской» Цыганков, со слов Гайдина, не участвовал, деньги в нее не вкладывал.

Никто из шахтеров Цыганкова на предприятии не видел, и о том, что он является собственником, не знал. Директор Месяц вроде бы докладывал ему на собрании акционеров в июне 2016 года что-то о положении дел на шахте, но не помнит что.

Кроме банкротств Цыганков занимался странными финансовыми схемами. Так, в 2012 году УК «Промуглесбыт» заключила контракт на поставку «Разрезу Инскому» комплектующих для польского очистного комбайна с неким ООО «Балтика». Комплектующие были поставлены, «Разрез Инской» перечислил «Балтике» 60 млн рублей, и комбайн работает в шахте по настоящее время. Но 60 млн рублей были перечислены не ООО «Балтика», которое поставило запчасти, а ООО «Балтика» с другим ИНН, деньги растворились на счетах фирм- однодневок. В 2015 году «Балтика», которая не получила деньги, стала банкротить «Разрез Инской» и отбирать необходимый для работы шахты комбайн. Цыганков, юридически будучи никем для «УК Менеджмент», взял у Гайдина в кредит 19,5 млн рублей, купил и возглавил злополучную «Балтику» с принадлежащим ей комбайном.

Больше всего о поведении потерпевшего мы знаем из показаний его коллег и сотрудников полиции за три дня — с 11 по 13 июля 2016 года.

11 июля около 16:00 новокузнецкие оперативники Иван Зотов и Алексей Долбня приехали к Цыганкову домой и пригласили его добровольно отправиться в Следственный комитет Кемерова. Цыганков не сопротивлялся, но сказал, что у него нет машины. Зотов и Долбня по распоряжению своего начальника Вячеслава Рыжкова предложили его подвезти. Доставив его в новокузнецкое управление МВД, они передали потерпевшего своим коллегам Алексею Алпаткину и Вячеславу Ускову, которые в свою очередь перевезли незадачливого собственника в Кемерово к следователю Артемию Шевелеву. Никакие спецсредства при перемещении к юристу не применялись. Из разговоров по дороге оперативники поняли, что Цыганков связывает приглашение в СК с невыплатой зарплаты на своем предприятии. В Кемерове Цыганкова задержали и поместили в ИВС. В этот вечер в кабинет Шевелева к Цыганкову приходила дежурный адвокат Ксения Киреева, от ее услуг потерпевший отказался.

12 июля после 11 утра и до вечера с Цыганковым все время находились трое полицейских из отдельного батальона конвоирования Олег Пучков, Сергей Павлов и Сергей Ветчанов. Они доставили его в наручниках «на поводке» в кабинет Шевелева, а после обратно в ИВС, где Цыганкова освободили. В этот день Цыганков обсуждал передачу акций с Ивановым, Данильченко, Троицкой, Вернигором, Константином Крюковым и нотариусом. И конвоиры, и Крюков утверждают, что Цыганкову никто не угрожал, а сам он вел себя спокойно.

Вечером 12 июля после освобождения из ИВС Цыганков сел в машину Вернигора. До Новокузнецка он ехал в компании Вернигора, Крюкова, Исайкина и водителя Козлова. Все они давление и угрозы в дороге в адрес Цыганкова отрицают. Об угрозах заявил только начальник Козлова Максим Несин, но его в машине не было, водитель якобы говорил ему об этом по телефону. Козлов показания Несина о давлении на Цыганкова опроверг.

13 июля днем Цыганков сам пришел в офис «ЗапСибУгля» для оформления документов, общавшиеся с ним в этот день юристы Иван Поворознюк, Евгения Шохирева и Анастасия Лучникова, нотариус Карагеоргий, а также передававший Цыганкову миллион рублей Константин Крюков ни об угрозах, ни о необычном поведении потерпевшего не сообщили.

Как практикующий юрист Цыганков не мог не знать от том, что кузбасские следователи не миндальничают с собственниками, у которых нет денег на зарплаты, да и вообще не миндальничают. Ему наверняка приходила в голову история 2013 года, когда против 43-летнего Бориса Якубука, фактического собственника шахт ООО «Шахта «Зенковская», ООО «Шахта «Коксовая-2» и ООО «Шахта им. Дзержинского», возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия). 21 апреля 2013 года Якубука задержали в Москве, доставили в Кемеровскую область и арестовали «с целью снижения социальной напряженности, создавшейся в городе Прокопьевске». Якубук не удовлетворял требования кредиторов, не осуществлял выдачу заработной платы и иные обязательные выплаты.

Загадочно пока выглядят в деле вопросы стороны защиты о следовательском сленге, манерах и лексиконе экс-замгубернатора и генерала Иванова. Его образное выражение «потереться ляжками» завоевало особую популярность у наблюдающих за процессом. Также бывший зам Калинкина Муллин пояснил в суде выражение «засуну паяльник в одно место», которое не означает для следователей буквального действия, а лишь «намерение вывести человека на чистую воду».

Как узнали журналисты издания LEGAL.REPORT, Цыганков утверждает, что по-прежнему является акционером «Разреза Инского». Ранее в суде Гайдин заявлял, что акции у Цыганкова были выкуплены. Цыганков сообщил, что Гайдин «поторопился», что пока лишь ведутся переговоры о возможной продаже акций. Цыганков заявил суду, что стоимость акций в 1,5 млрд рублей — это примерная сумма, которую он мог бы получить в будущем за 5−7 лет работы предприятия.

«При этом акции Цыганков приобрел (у акционера Ильи Гаврилова — прим. Тайги.инфо) по договору дарения (к слову, отсутствующего в материалах дела), в котором стороны определили цену подарка по номинальной стоимости акций в 256 500 рублей, а в материалах дела имеется передаточное распоряжение с указанием цены пакета акций в 1 рубль. Цыганков, принимая в дар акции как расчет с ним по долгам, предполагал получить в будущем полтора миллиарда рублей», — пишет LEGAL.REPORT. Если так, то идея дарения акций «Разреза Инского» не нова, и Вернигор с Крюковым, возможно, не были ее изобретателями.

Материальный ущерб Цыганкова выражается в цене авиабилетов, которые он был вынужден покупать для прилета на следственные действия. Моральный ущерб потерпевшего, взысканный по решению суда, составил 200 тыс. рублей.

В общем, не очень понятно с ущербом, но, видимо, страху Цыганков натерпелся. Хотя без его показаний это только догадки. Домокловым мечом над открытостью процесса повисло желание Цыганкова присутствовать на заседаниях, когда показания будут давать подсудимые: в случае его присутствия суд также намерен закрыть их для прессы. Не понятно, в таком случае, для чего слушать десятки людей, рассказывающих о горно-геологических нарушениях и социальных волнениях, если не услышать ни потерпевшего, ни обвиняемых. Почему, при том что процесс носит открытый характер, и СМИ, и общественность в итоге лишатся права узнать позицию сторон? Потому что потерпевший «опасается»? Чего опасается? Получается, показаний подсудимых?

Юридически для подсудимых крайне важен вопрос, сколько стоили акции, которые они, по версии обвинения, вымогали у Цыганкова. Если суд признает их виновными, от цены акций зависит, сколько лет заключения им светит. Любопытно, что 157 томов уголовного дела не содержат судебно-следственной экспертизы с оценкой акций: следствие ее не назначало и отказало адвокатам в ее проведении.

В ноябре 2016 года при задержании подозреваемых следствие объявило, что 513 акций «Разреза Инского» стоили более 1 млрд рублей, на первом заседании по делу 31 октября прокуратура заявила уже о вымогательстве акций на сумму 256 тыс. рублей и правами на имущество предприятия балансовой стоимостью 2,8 млрд. Откуда взялись эти цифры, понять крайне сложно, ведь никакой оценки предприятия нет.

Единственный пока свидетель, который настаивает на том, что «Разрез Инской» работающее рентабельное предприятие — директор управляющей шахтой компании Андрей Гайдин.

Юрист «Разреза Инского» Ольга Роут в 2016 году подавала в налоговую инспекцию справку о финансовом состоянии предприятия, из которой ей известно, что активы «Инского» были меньше пассивов. Роут оценила «Разрез Инской» как плохой актив: «Угольная отрасль — планово-убыточная, но не настолько». У предприятия были и исполнительные производства, и аресты имущества, офисной мебели и оргтехники, которую «Инская» же и выкупила у пристава задешево.

Наталья Семененко с февраля по октябрь 2016 года исполняла обязанности главбуха предприятия, она, используя данные бухгалтерского баланса, составляла справку о задолженности АО «Разрез Инской», где перечислены следующие типы задолженностей: долг по зарплате составлял 38 млн рублей, в том числе зарплата за июль — 22,3 млн рублей, кроме того, выслуга лет — 15,8 млн рублей, выплата в связи с выходом на пенсию 275 тыс. рублей, задолженность в бюджет и внебюджетные фонды — 260,3 млн рублей, кредиторская задолженность — 1,49 млрд рублей, кредиты и займы — 9,5 млрд рублей, дебиторская задолженность — 467,401 млн рублей, в том числе нереальная к взысканию 394,99 млн рублей. 9,5 млрд рублей кредиторской задолженности формировались у «Разреза Инской» с 2006 года, когда в начале деятельности предприятие занимало средства на строительство.

Директор по правовым вопросам ООО «Угольная компания Инская» Андрей Лыбин видел в документах, что активы «Разреза Инского» — больше 3 млрд рублей, а пассивы — больше 6 млрд рублей, учитывая займы на строительство шахты.

Следователь по экономическим делам Оксана Рыбалкина, которая изымала документы «Инского» 11 июля 2016 года, сообщила суду: «Я просматривала балансы и оказалась в легком шоке. В итоговом балансе за 2015 год или за первый квартал 2016 года была указана задолженность по заработной плате порядка 70 млн рублей и больше 2 млрд рублей кредиторской задолженности, в составе этой кредиторской задолженности 700 млн рублей было за проплаченный авансом уголь, который еще не добыт. Из этого я сделала вывод, что на июль 2016 года зарплату было платить абсолютно не из чего. Даже если бы шахта начала добывать уголь, то его пришлось бы года полтора отдавать бесплатно».

Свидетель встречи олигархов Юшваева и Щукина Владимир Маслов утверждает, что Юшваев жаловался Щукину, что у шахты около 9 млрд рублей долгов.

Директор «Западно-Сибирской угольной компании» Сергей Гусаков в июле 2016 года докладывал Щукину о ситуации на предприятии и говорил об 11 млрд рублей долгов.

По данным базы «Контур-фокус» на начало августа 2019 года, на банкротящемся АО «Разрез Инской» введено внешнее управление. За 2018 год баланс предприятия — 5,2 млрд рублей, выручка за 2018 — 1,6 млрд руб, чистый убыток за 2018 — 1 млрд рублей.

Без экспертизы все это только домыслы, но если оценка стоимости акций «Инского» будет проведена в ходе процесса, и окажется, что пассивы действительно значительно превышали активы, то цена 51% акций предприятия составит 1 рубль.

* После событий 2016 года и служебных проверок практически полностью сменилось руководство СК и МВД по Кемеровской области. Два генерала (Калинкин и Иванов) оказались на скамье подсудимых и один (Кутылкин) в статусе свидетеля. Бывшие главные силовики почти полным составом уже дали свидетельские показания в зале суда, большинство из них ныне не работает в органах. Из всех заместителей начальника полиции лишь Валерий Плахотя перешел на должность замначальника Росгвардии, именно он отвечал за снабжение конвойного батальона наручниками и спецсредствами, в которых Цыганков сидел в кабинете следователя. «Кадровые чистки» не коснулись представителей прокуратуры, которые наблюдали за всеми процессами и попеременно выдавали предписания то о законности возбуждения, то о необходимости прекращения дел по «Инскому».

* На пресс-встречу с адвокатами Щукина в Новосибирске в ноябре 2018 года в качестве московского журналиста приехал воевавший в ДНР сербский снайпер Деян Берич. Адвокаты связали его появление с фигурой бизнесмена Руслана Ростовцева. В 2015 году бывший партнер Щукина Ростовцев выдавил его с шахт «Кыргайская» и «Талдинская Южная». 8 июля 2019 года Верховный суд Кипра признал законным арест имущества предпринимателя Ростовцева по иску от Щукина на $ 113 млн. На Кипре слушается также второй иск Щукина к Ростовцеву о взыскании $ 147 млн.

* В конце июня 2019 года Forbes по материалам The Sunday Times сообщил, что MI5 начала расследовать в Великобритании кампанию против российского бизнесмена Александра Щукина. Целью лоббистов было добиться депортации из страны его дочери и зятя. В компанию щукинских недоброжелателей вошли юрист Андрей Ляхов, «биограф Владимира Путина» Александр Коробко, «русофил, имеющий интересы в горнодобывающей области» Патрик Ньюман и британский парламентарий Генри Беллингэм. Они сняли про Александра Щукина фильм «Blood Coal Money» («Кровавые угольные деньги») и продвигали его через рекламу на двухэтажных автобусах, ездивших по Вестминстеру. Однако после всей рекламной кампании телеканал без объяснения причин кровавый фильм так и не показал.

Аксенов Евгений, сотрудник автосалона «Байерн-кар»

Алпаткин Алексей, старший оперуполномоченный, доставлял Цыганкова в Kемеровское следственное управление

Астапенко Андрей, замкомандира батальона охраны и конвоирования подозреваемых, выписал наряд конвоирования Цыганкова

Братчиков Руслан, сотрудник автосалона «Байерн-кар»

Браунштейн Олег, знакомый Сергея Калинкина и Гобрусевых

Буза Любовь, президент фонда «Милосердие» с 2010 года

Ветчанов Сергей, конвоир Антона Цыганкова, оперуполномоченный

Виблиани, главный геолог «Разреза Инского», возможно в Грузии, не явился

Войтенко Михаил, комбайнер «Разреза Инского»

Вуйциков Алексей, замначальника департамента административных органов кемеровской обладминистрации

Гайдин Андрей, генеральный директор «ОУК Менеджмент» и ООО «Угольная компания Инская»

Галовизин Денис, сотрудник автосалона «Байерн-кар»

Гобрусева Екатерина, мать гражданской жены Сергея Калинкина

Гобрусева Надежда, гражданская жена Сергея Калинкина

Голова Елена, руководитель отдела оплаты труда и уровня жизни департамента труда и занятости населения кемеровской обладминистрации

Григорьев Александр, подземный электрослесарь пятого разряда в техническом забое шахты «Разрез Инской»

Гургуров Сергей, директор ООО «Шахта «Полосухинская»

Гусаков Сергей, директор «Западно-Сибирской угольной компании»

Дедюля Надежда, главный бухгалтер автосалона «Байерн-кар»

Долбня Алексей, оперуполномоченный по особо важным делам в Новокузнецке под началом Рыжкова, напарник Зотова

Жабин Александр, начальник участка №4 «Разреза Инского»

Зарубин Антон, следователь новокузнецкого следственного отдела СУ СКР

Земин Анатолий, помогал Сергею Калинкину продать BMW X5

Золотухин Роман, работал водителем в администрации Кемеровской области, перевозил Елену Троицкую

Зотов Иван, оперуполномоченный по особо важным делам в Новокузнецке под началом Рыжкова, напарник Долбни

Зыков Илья, следователь новокузнецкого следственного отдела СУ СКР

Иванов Дмитрий, следователь новокузнецкого следственного отдела СУ СКР

Иванова Кристина, следователь новокузнецкого следственного отдела СУ СКР

Игнатов Павел, сотрудник автосалона «Байерн-кар»

Исайкин Сергей, главный механик «ЗапСибУгля»

Казаков Сергей, заместитель генерального директора «Разреза Инского» по производству

Карнаухова Оксана, управделами и замглавы администрации Беловского района

Киреева Ксения, адвокат Центральной кемеровской коллегии

Клочков Евгений, сотрудник автосалона «Байерн-кар»

Козлов Артем, следователь новокузнецкого следственного отдела СУ СКР

Козлов Денис, водитель ООО «Магма ТЭК» и Максима Несина

Комаров Александр, директор торгового дома «Меркурий»

Кононыхин Алексей, начальник участка профилактических и монтажных работ «Разреза Инского»

Копытов Олег, технический директор «Угольной компании «Инская»

Крюков Константин, начальник отдела по собственности компании «ЗапСибУголь»

Кулебакин Евгений, горный инженер «Разреза Инского»

Куртуков Александр, ГРОЗ 4-ого участка «Разреза Инского»

Кутенев Юрий, председатель профсоюзного комитета «Разреза Инского»

Кутылкин Виктор, экс-начальник полиции Кузбасса

Кытманов Александр, подземный электрослесарь «Разреза Инского»

Левкович Анатолий, начальник отдела экономической безопасности «Разреза Инского»

Лепихов Игорь, заместитель руководителя Следственного отдела СКР по Заводскому району Новокузнецка

Лисихин Сергей, приобрел у Сергея Калинкина BMW X5145174

Лопатина Нина, начальник департамента внутренней политики губернатора Кемеровской области

Лучников Анатолий, директор ООО «Горняк»

Лучникова Анастасия, ведущий юрисконсульт компании «ЗапСибУголь»

Лыбин Андрей, директор по правовым вопросам ООО «Угольная компания Инская»

Макаров Максим, заместитель начальника отдела МВД по Беловскому району

Масалитин Максим, сотрудник автосалона «Байерн-кар»

Маслов Владимир, заместитель гендиректора «ЗапСибУгля» по безопасности

Месяц Андрей, гендиректор «Разреза Инского»

Муллин Павел, первый замруководителя следственного управления СК РФ по Кемеровской области

Некрасов Сергей, проходчик участка № 2 АО «Разрез Инской»

Несин Максим, коммерческий директор ООО «Магма ТЭК»

Никитин Евгений, главный механик АО «Разрез Инской»

Никитин Михаил, старший следователь 2-го отдела по расследованию особо важных дел Кемеровского СКР

Павленко Ольга, глава отдела трудовых отношений департамента угольной промышленности кемеровской обладминистрации

Павлов Сергей, полицейский (водитель) автовзвода в составе отдельного батальона охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых (ОБОКПО) УМВД России по городу Кемерово

Перетятько Елена, следователь новокузнецкого следственного отдела СУ СКР

Плахотя Валерий, экс-замначальника полиции Кузбасса, сейчас замначальника Кемеровского территориального управления Росгвардии

Плетнев Петр, коммерческий директор «ОУК Менеджмент»

Пиндус Александр, аудитор, подозреваемый по уголовным делам о векселе ООО «Горняк»

Поворознюк Иван, арбитражный управляющий

Полозов Вадим, директор службы безопасности «ОУК Менеджмент»

Пономарева Ольга, коллега Екатерины Гобрусевой

Пучков Олег, командир взвода и начальник конвойного наряда

Репин Максим, директор ООО «Горняк»

Родькина Ирина, кассир автосалона «Байерн-кар»

Росомахин Сергей, сотрудник автосалона «Байерн-кар»

Роут Ольга, юрист «Разреза Инской»

Рыбалкина Оксана, следователь по особо важным делам второго отдела СК РФ по Кемеровской области

Рыбин Вадим, замглавы следственного отдела по Беловскому району

Рыжков Вячеслав, начальник межрайонного отдела сферы промышленности управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД России по Кемеровской области

Сапрыкин Евгений, шахтер АО «Разрез Инской»

Салагаев Игорь, ГРОЗ «Разреза Инского»

Семененко Наталья, заместитель главного бухгалтера АО «Разрез Инской»

Сидоров Максим, директор шахты «Грамотеинской», см. также перекрестный допрос

Сиксина Ольга, юрист ООО «Горняк»

Скворцов Сергей, начальник шахтного транспорта «Разреза Инской»

Склянин Руслан, начальник снабжения «ОУК Менеджмент»

Слепова Елена, ведущий инженер технологической службы «Разреза Инского»

Смирнова Ольга, главный специалист отдела делопроизводства администрации Беловского муниципального района

Соколенко Наталья, доверенное лицо Александра Щукина по налогам, пенсионному фонду и личному счету в Альфа-банке

Сомиков Сергей, директор автосалона «Байерн-кар»

Старченко Игорь, замглавы Беловского района по ЖКХ, строительству и дорожной деятельности, начальник УЖКХ

Степин Евгений, начальник департамента труда и занятости населения администрации Кемеровской области

Сухих Элина, главный специалист блока первого замгубернатора Кемеровской области

Ткач Алексей, замглавы СУ СК по Кузбассу

Туров Александр, директор по производству «ОУК Менеджмент»

Усков Вячеслав, оперуполномоченный по особо важным делам в Новокузнецке под началом Рыжкова, напарник Алпаткина

Утенкова Анастасия, глава отдела кадров администрации Беловского муниципального района

Федорченко Сергей, горный диспетчер «Разреза Инского»

Федосеев Виктор, ГРОЗ «Разреза Инского»

Федотов Александр, заместитель прокурора Заводского района Новокузнецка

Фидлер Роман, начальник электро-механического участка «Разреза Инского»

Филичкин Алексей, экс-замначальника полиции Кузбасса

Хлебунов Евгений, начальник департамента угольной промышленности администрации Кемеровской области

Ходаков Андрей, директор завода Щукина по ремонту шахтного оборудования

Цыганков Антон, владелец 51% акций «Разреза Инского», потерпевший

Чашкин Виктор, замдиректора по общим вопросам «Разреза Инского»

Чернядьев Евгений, главный инженер «Разреза Инского»

Шабашев Андрей, проходчик «Разреза Инского»

Шамрай Григорий, старший следователь

Шевелев Юрий (умер), главный консультант блока замгубернатора Кемеровской области по угольной промышленности и недропользованию

Шкурко Владимир, начальник УМВД по Кемерово

Шохирева Евгения, заместитель генерального директора по юридическим вопросам компании «ЗапСибУголь»

Щитов Сергей, горнорабочий очистного забоя (ГРОЗ) «Разреза Инского»

Эрфурт Александр, начальник управления по экономической безопасности и противодействия коррупции УВД Кемеровской области

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Россия – Хорватия 2018: прогноз и ставки на матч Фаза луны сегодня 19 сентября 2018 — какая луна сейчас, растущая или убывающая Полное лунное затмение 27 июля 2018 – во сколько, где будет видно в России Несовместимая еда или с чем нельзя есть яйца Для чего Apple отключает старые iPhone от интернета?

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций