Владимир Рыжков: «Я не понимаю, как можно сейчас участвовать в выборах на Алтае»

13.01.2020 16:23

Владимир Рыжков: «Я не понимаю, как можно сейчас участвовать в выборах на Алтае»

Тайга.инфо: Вы объявили, что в 2021 году будете баллотироваться в Госдуму от Москвы, а не от Алтайского края. Как давно вы это решили?

— Это назревало давно. Все равно нужно как-то определяться — остался [до выборов] год с небольшим. Нельзя, кстати, исключать и досрочных выборов, есть и такая версия.

Тайга.инфо: А с чем может быть связано объявление досрочных выборов?

— Сейчас обсуждается транзит власти 2024 года, активно вбрасывается тема изменения Конституции. Не исключаю, что 15 января, в послании президента, нас ждут сюрпризы в этой связи. Нужно быть готовым к любому развитию событий. Поэтому я заранее сейчас это объявление сделал, чтобы посмотреть реакцию и обозначить, что не только мне, но и всем представителям оппозиции нужно активно начинать готовиться — времени мало осталось.

Тайга.инфо: То, что вы намерены избираться именно в Москве, — это следствие неудачи на выборах 2016 года в Алтайском крае?

— Здесь прагматические соображения. Мой опыт 2016 года показал (Рыжков избирался в Госдуму по Барнаульскому округу, получив 11%, и был третьим в федеральном списке «Яблока», который не прошел барьер в 5% — прим. Тайги.инфо), что проконтролировать вот эти новые «лепестковые» округа практически невозможно. Не знаю, как в Новосибирской области, у вас ведь Новосибирск тоже разделен?

Тайга.инфо: Да, все то же самое — в каждом округе город плюс деревня.

— Но разница в том, что доля города гораздо выше — сам Новосибирск, наверное, 60% области. А у нас Барнаул — это где-то четверть от всего населения края. И вот четверть избирателей разрезали еще на четыре части, и доминирует село. Мой опыт показал, что контролировать, что там на участках происходит, практически невозможно. Я набрал наблюдателей, мы их обучили, их работа была оплачена, но по факту они все ушли в восемь вечера. Они отсидели и пошли домой до подсчета голосов. Реальных результатов 2016 года я не знаю. Знаю только то, что было нарисовано. В Барнауле вообще был скандал. Там наблюдатели были более идейно мотивированы. И в некоторых моих районах города тянули [с объявлением результатов] до шести-семи утра. Брали измором, ждали, когда городские наблюдатели уйдут.

Поэтому, конечно, я бы предпочел пойти по родному Алтаю, но, признаюсь, я не понимаю, как в этих условиях обеспечить даже не победу, а просто прозрачные выборы. Хотя был и бюджет, и команда, и хороший штаб. Проделана огромная работа, выпущено четыре выпуска моей газеты общим тиражом около миллиона экземпляров, которые доставили до каждой деревни. И сам я мотался месяц почти — несколько тысяч километров, сотни встреч. Но проконтролировать то, что там происходит, я не могу.

Москва в этом отношении принципиально отличается. Здесь, как и последние выборы в Мосгордуму показали, главные злоупотребления — на стадии регистрации, когда просто не регистрируют оппозиционеров. А уже на стадии избирательной кампании, голосования, подсчета голосов настолько плотное наблюдение, что фальсификаций на последних выборах практически не было. Вот из этих соображений. Плюс надо постараться сформировать демократическую фракцию в Госдуме. А я напомню, что демократических фракций там нет с 2003 года, 17 лет. Мне кажется, что Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Новосибирск как крупные мегаполисы, где есть гражданское общество и где есть возможность обеспечить контроль, должны стать для оппозиции приоритетами в 2021 году.

Тайга.инфо: А оппозиция для вас — это кто? Я так понимаю, что сами вы пойдете при поддержке «Яблока».

— Я с ними давно уже в политическом союзе. И в 2016 году они меня выдвинули по Алтаю и включили в федеральную часть списка. В 2018 году я был доверенным лицом [сооснователя «Яблока»] Григория Явлинского на президентских выборах. Для меня демократическая оппозиция — это «Яблоко», «Парнас», также и Алексей Навальный. Но сам он не может участвовать в выборах из-за судимостей, партию его не регистрируют, а у «Парнас» нет лицензий — то есть, ни одной региональной фракции. И наибольшие шансы выдвинуть список — у «Яблока». У него есть региональные фракции в Пскове, в Карелии, в Санкт-Петербурге, в Москве. Это значит, что им не надо собирать подписи, и процедура регистрации достаточно проста: соберется съезд, дальше нужно будет оформить протокол и сдать все документы. В этом смысле на базе «Яблока» можно создать объединенный список демократов — как по списку, так и по одномандатным округам.

Я как раз говорил в эфире «Эха Москвы», что в крупных мегаполисах, где есть реальные шансы на победу (в Москве будет около 30 округов в Госдуму, в Санкт-Петербурге — 10–12), нужно стремиться, чтобы демократическая оппозиция выдвинула согласованных единых кандидатов и чтобы мы все друг за друга агитировали.

Тайга.инфо: Но ведь на каждой думской кампании мы видим одно и то же — как из списков выдавливают и заставляют исключать кандидатов, неугодных Кремлю. Вспомним бывшего мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана, например.

— Да, и сейчас это тоже очень вероятно, и меня тоже может коснуться. Сейчас мы с вами находимся в 2020 году, и трудно прогнозировать, как все будет развиваться в 2021-м. По крайней мере, мы должны заявить о своих намерениях участвовать в выборах и стремиться бороться за победу. А дальше — как сложится.

Я как-то раз принял участие в кампании по бойкоту вместе с Борисом Немцовым и Михаилом Касьяновым, когда мы призывали никого не поддерживать на президентских выборах, по-моему, 2012 года. Кампания показала неэффективность: люди не понимают бойкот, они гораздо лучше принимают такие модели, как «умное голосование» или единый список. Или голосование за любую другую партию [кроме «Единой России»]. Поэтому нужно участвовать и создавать единый список. Конечно, по всем округам договориться не удастся, но хотя бы в большинстве округов. Где-то поддержать кандидата от «Яблока», где-то «Яблоко» выдвинет кандидата от Навального. Надо смотреть.

Что касается Алтая — еще раз повторю, что я не понимаю, как там сейчас можно участвовать в выборах. В 2016 году было четыре округа, и все примерно одинаковые: кусочек Барнаула, такая четвертинка пиццы, и к ней прирезана гигантская сельская территория — на сотни километров, по степям, по озерам. На всех четырех округах победили единороссы, и у всех одинаковый результат — 40%. И ни в одном из этих округов никто не смог создать эффективную систему наблюдения — не только я, но и КПРФ, ЛДПР, «СР». В деревне нет достаточного количества замотивированных людей, которые бы волонтерами, как энтузиасты, сутки просидели на этих участках, досидели бы до утра и не дали бы переписать протоколы. Ну, нет их просто физически. Очень жаль.

Тайга.инфо: То есть, в регионах Сибири, вы считаете, не получится избрать оппозиционеров?

— Трудно сказать. Мне кажется, что все-таки Новосибирск перспективен, потому что это такой мегаполис, оппозиционно настроенный. Мне кажется, что Красноярск, что Иркутск… Да даже тот же Барнаул. Но, видите, они потому и «разрезали» крупные города, объединив их с деревней. Если бы Барнаул был единым округом, как раньше, была бы совсем другая история.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В рост пойдет только Китай. МВФ ухудшил прогноз по мировой экономике Почему мировые цены на газ резко обвалились? «Вот ты мразь»: Темникову разнесли за откровения о Фадееве и Серябкиной Медали, поклонники и смерть от голода. Как сложилась судьба детей Пушкина Матч Уругвай – Франция, 6 июля: ставки, прогноз и коэффициенты

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций