Тотальный бойкот. Зачем Тихановская выдвинула  ультиматум Лукашенко

14.10.2020 13:53

Тотальный бойкот. Зачем Тихановская выдвинула  ультиматум Лукашенко

Бывшая соперница Александра Лукашенко на президентских выборах Светлана Тихановская выдвинула ему ультиматум, потребовав уйти в отставку и пообещав массовые забастовки с перекрытием дорог. Накануне белорусский лидер встретился с оппозиционерами в СИЗО КГБ. Связаны ли между собой эти два события?

В ультиматуме Тихановской три пункта:

Эти требования надо выполнить до 25 октября, иначе “вся страна мирно выйдет на улицы с народным ультиматумом”. “И 26 октября начнется национальная забастовка всех предприятий, блокировка всех дорог, обвал продаж в государственных магазинах”, — предупреждает телеграм-канал лидера оппозиции.

Резко Тихановская отреагировала и на попытку Лукашенко вступить в контакт с оппозицией: “Не пытайтесь выдавать это за диалог. Это государственный террор”. Накануне, в субботу, глава республики общался с несостоявшимся претендентом на пост президента Виктором Бабарико и другими политическими оппонентами. Встреча прошла в СИЗО КГБ: оппозиционеры — фигуранты уголовных дел, возбужденных в период предвыборной кампании и подготовки к ней.

СМИ процитировали прозвучавшие там высказывания Лукашенко. По словам белорусского лидера, “страна живет под лозунгом “Даешь диалог”. Вместе с тем глава государства подчеркнул: “Конституцию на улице не напишешь”.

Тогда же мужу Тихановской — блогеру Сергею Тихановскому — разрешили позвонить супруге. После беседы с Лукашенко двух участников встречи, Юрия Воскресенского и Дмитрия Рабцевича, выпустили из СИЗО.

Мария Колесникова, еще один лидер оппозиции, не пожелала встречаться с президентом. Об этом сообщил ее адвокат Александр Пыльченко: “Сказала: ну чего сейчас общаться, полтора месяца назад мы предлагали все это остановить, теперь все в тюрьме или выдворены из страны”.

Защитники Бабарико передали: по мнению их подопечного, беседу в СИЗО нельзя назвать диалогом. “Прежде всего потому, что диалог подразумевает равенство участников с точки зрения обладания свободой, в данном же случае этого не было”, — объяснили адвокаты.

Тем временем Белоруссию покинул последний член президиума Координационного совета оппозиции, остававшийся на свободе, — Сергей Дылевский. По словам соратников, “в связи с опасениями за личную безопасность”.

Ранее сообщали, что Дылевского уволили с Минского тракторного завода, где он возглавлял стачечный комитет. “Меня поставили перед выбором: либо увольняюсь я сам, либо нет — но уволят моих родителей”, — заметил он тогда. И добавил, что не намерен уезжать из республики.

Тотальный бойкот. Зачем Тихановская выдвинула  ультиматум Лукашенко

По теме: Подальше от соседей. Зачем Лукашенко закрывает Белоруссию

Между тем в столице Белоруссии было, как обычно, неспокойно. В воскресенье силы правопорядка разогнали очередную несанкционированную акцию. Митингующие двигались колоннами, но им преграждала путь милиция, так что собрать большую демонстрацию не удалось.

В понедельник по проспекту Независимости до станции метро “Академия наук” прошел так называемый марш пенсионеров. Участников разогнали пиротехникой, светошумовыми патронами и слезоточивым газом.

Утром 13 октября неизвестный бросил в одно из районных отделений милиции Минска бутылки с зажигательной смесью.

В Министерстве внутренних дел подчеркнули, что при необходимости применят против демонстрантов оружие. Первый замглавы МВД Геннадий Казакевич отметил, что волнения в республике утихают, но, с другой стороны, “протесты, сместившиеся преимущественно в Минск, стали организованными и крайне радикальными”. “Свидетельство тому — акции в столице в минувшее воскресенье, — продолжил замминистра. — Днем — камни, бутылки, ножи и заточки, а уже к вечеру — баррикады и горящие покрышки. Ничего общего с гражданским протестом”.

По утверждению Казакевича, сотрудники МВД боролись с боевиками, радикалами и футбольными фанатами — те пытались повторить массовые столкновения августа 2020-го. Более того, по его мнению, некие силы хотят вернуть Белоруссию в хаос 1990-х.

Белорусский политолог Валерий Карбалевич расценивает ультиматум Тихановской как “свидетельство обострения и радикализации политического противостояния в Белоруссии”. “Силовое подавление митингов в воскресенье и понедельник — тому подтверждение. Сам по себе призыв Тихановской повлияет лишь на незначительную часть белорусского общества — на тех, кто следит за каждым шагом противников власти”, — поясняет он.

Акции, подчеркивает эксперт, не контролируются из единого центра, потому и воздействие политиков из-за рубежа вряд ли будет масштабным. “Ни Тихановская, ни объединенный штаб оппозиции, ни блогеры, ни телеграм-каналы не назовешь той силой, которая направляет протесты”.

Он напоминает, что радикальные заявления из заграницы звучат не впервые. “Переоценено и влияние телеграмм-канала Nextа — не все его призывы выполняются. Например, они требовали создать комитеты самообороны, перестать платить налоги и коммунальные платежи. Но практически все воззвания остались без ответа”, — уточняет Карбалевич.

Тотальный бойкот. Зачем Тихановская выдвинула  ультиматум Лукашенко

По теме: Балтийский берег: почему Литва стала центром сопротивления Лукашенко

Вместе с тем сам факт беседы Лукашенко с оппозиционерами — хоть и в СИЗО — говорит о том, что белорусский президент не намерен решать политический кризис исключительно силовыми методами. “Противостояние принимает формы позиционной войны. Ни одна сторона конфликта не победит”, — заключает политолог.

Программный координатор Совета по международным отношениям “Минский диалог” Денис Мельянцов считает, что в понимании Лукашенко беседа с оппонентами в СИЗО — шаг к реформам и транзиту власти. “Старт диалога, хоть и в несколько экстравагантном виде, мы наблюдали в субботу. Штаб Бабарико уже заявил о создании партии, то есть он с самого начала готовился играть вдолгую, использовать возможности будущего конституционного процесса и конечной децентрализации”.

Маневр президента, по мнению эксперта, позволит вбить клин между Бабарико и Тихановской, что тоже на руку правительству.

Мельянцов выдвигает гипотезу: протест действительно постепенно теряет массовость, а власть забирает инициативу на политическом поле. Оппозиции же требуются динамика и собственная повестка — вот для чего нужна радикализация акций. Но прямо призывать к крайним мерам Тихановская и Координационный совет не хотят: это их дискредитирует. Жесткая риторика — попытка мобилизовать силы внутри Белоруссии в надежде на новый всплеск массовой активности. Источник

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Как получить пособие по безработице в 2018 году Гранитные памятники: одинарные, двойные, мемориалы, авторский проект, установка под ключ Частный вектор: популярность многоэтажек снизилась из-за пандемии Чехлы Gisolo – новый дизайн для твоего смартфона Сергей Шнуров готов жениться в четвертый раз

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций