Тележка катится вниз: Мазур о «деградации» Новосибирска и росте антирейтинга Локтя

12.04.2021 6:54

Тележка катится вниз: Мазур о «деградации» Новосибирска и росте антирейтинга Локтя

Этой весной в социальных сетях и мессенджерах Новосибирска стоял стон. Город-помойка, город-сугроб, грязь, дырявый асфальт, бесконечные пробки, безумные заборы посреди тротуаров, точечная застройка. И это только часть звучащих в адрес Новосибирска эпитетов.

Новосибирск весной всегда представлял из-себя неприглядное зрелище. Но в этом году как-будто что-то лопнуло. Возможно, терпение.

Действительно, снег на дорогах и тем более тротуарах не убирался всю зиму. Всю зиму я ездил по улице Дуси Ковальчук, одна полоса которой была занята снежным отвалом, и только весной его начали убирать. А ведь снега в этом году выпало меньше, чем в прошлом.

Ощущение постоянной, непрекращающейся деградации Новосибирска охватило массы горожан. Вирусным стал предвыборный ролик Локтя 2014 года, где он, стоя рядом с ямой на дороге, залитой грязной водой, рассуждает о «распиле». А сейчас такие ямы и лужи повсюду.

Что же случилось с городом? Что случилось с мэром, избранным в результате объединения «оппозиционной коалиции»? Есть ли еще надежда на то, что Новосибирск станет лучше, или пора уже подыскивать для себя и своих детей места, которые более пригодны для проживания?

Когда Анатолия Локтя избрали в 2014 году, мы знали его как умелого и расчетливого политика. Новосибирский обком КПРФ демонстрировал мастерство политического выживания и циничных компромиссов ради этого выживания. Обком ни разу не выдвинул конкурента Владимиру Городецкому ни на выборах мэра, ни на выборах губернатора. Про твердость принципов Локтя и его команды в общем и целом было все понятно. Также было понятно и про отсутствие административного и хозяйственного опыта. Но в 2014-м отсутствие «хозяйственного опыта» воспринималось скорее плюсом, особенно на фоне результатов работы «крепких хозяйственников» в городе.

Зато была надежда на то, что мэр, избранный как политик, с опорой на общественность, будет и в дальнейшем опираться на то, что привело его в кресло главы города.

Эти надежды не были совсем пустыми, но оправдывались немного и недолго. Очень скоро Локоть стал опираться на опыт и умения тех самых чиновников, которые определяли стиль и качество управления городом при Владимире Городецком. Он не провел ни малейших реформ. Я искренне не понимаю, что происходит в голове у Анатолия Евгеньевича. Почему он считает, что если те же самые люди делают то же самое, то что-то станет лучше?

Но беда была в том, что они делали это все хуже и хуже. Деградация управления шла и при Городецком (не зря и его ждало политическое фиаско, немного смягченное постом сенатора и портретом на доске почетных граждан города). Но при Локте она сильно ускорилась.

При Городецком не было осмысленного управления. Каждый департамент обслуживал процесс, запущенный либо при советской власти, либо Толоконским в 1990-е годы. Создавались новые подразделения «под человека», и они загружали себя работой. Мэрия разбухала год от года. Сегодня она «сжирает» десятую часть городского бюджета, а ее подразделения расползлись по множеству зданий и офисных центров. Но Владимир Филиппович хотя бы сам руководил мэрией в ручном режиме, и ему не составляло никакого труда уволить проштрафившегося чиновника.

Локоть не внес в дело управления городом осмысленности, но полностью отпустил бразды правления. Чиновники ощутили полную безнаказанность. Отставки и перестановки теперь происходили по политическим мотивам, но никак не в связи с результатом деятельности. Скорость деградации возросла.

Во всей этой гигантской бюрократической конструкции под названием «мэрия города Новосибирска» есть только один человек, чья мотивация должна зависеть от мнения горожан — это избранный мэр. Все остальные решают или карьерные, или коррупционные задачи. За каждым коррупционером стоят бенефициары либо из более высоких властных кругов, либо из правоохранительной системы.

Те благие намерения, которые были у Локтя и его товарищей поначалу, быстро разбились об эти интересы. Сюда лезть не надо, этого не трогайте. К сожалению, Локоть еще оказался начисто лишен управленческих талантов. Он не осознавал аксиом управления. Например то, что без контроля нет порядка. Одно из первых решений Локтя, как мэра, было упразднение УАТИ (Управление административно-технических инспекций). Это организация, которая должна была следить за соблюдением правил и порядка на территории города. Причиной ликвидации, как говорят, стал конфликт одного из вице-мэров с руководством УАТИ. Как порой под «нужного» человека создавалась ненужная бюрократическая структура, так из-за «ненужного» человека было ликвидировано необходимое подразделение. В Новосибирске теперь нет единой структуры, отвечающей за контроль территории. При районах остались районные РАТИ, но они маломощны и разрозненны.

Мэрия узнает о беспорядке на улицах города из жалоб граждан (на которые не реагирует месяцами) или депутатов (которые не получают за это зарплату). Посмотрите на новосибирские стройки — с них грязь растаскивается по городу. Так же, как и с разрытых коммуникаций, которые могут месяцами не закапываться обратно.

Ни одна городская проблема при Локте не была решена комплексно. Какие-то попытки и полумеры предпринимались. Но как в статье Ленина — на один шаг вперед следовало два назад.

Желание открытости и взаимодействия с общественностью у Анатолия Локтя иссякли в первые три года. Был создан такой Общественно-Экспертный совет при мэре по градостроительной политике (в силу бюрократической инерции я до сих пор являюсь его членом). В него вошли застройщики, архитекторы и общественники. По документам он должен был собираться под председательством мэра не менее, чем раз в год. Но уже лет пять не собирался.

С надеждами на то, что Локоть станет реформатором новосибирской мэрии (а она нуждается в жестких структурных реформах), я распрощался на первом году его правления. С «открытостью» и «опорой на общественность» — после решения о поднятии тарифов на 15%, принятом мэром и городским советом в декабре 2016 года. Решение принималось кулуарно, узким составом, в который входили Локоть и Городецкий. А далее оно продавливалось административными методами. В результате прошло семь митингов, а Городецкий лишился должности губернатора.

Но у Анатолия Локтя и его команды еще долго оставалось одно качество, которое позволяло общественности «работать» с мэрией. Нацеленность на пиар, на общественный резонанс. Если где-то разгорался скандал, в который вовлекалось значимое число избирателей (сотни, а тем более тысячи), мэр и его команда реагировали и старались потушить конфликт, невзирая на издержки.

Но вот уже года два, как и это не работает. Такое ощущение, что Локоть внутренне сдался. Гори оно всё пропадом. Снег не вывозится — да пофиг, город утопает в грязи — да не первый раз, стройка на Красноярской — да перебьются, продано полсквера на Демакова — вы не понимаете, это для вашей же пользы.

Локоть, судя по всему, не осознавал, что его какая-никакая популярность и опора на протестный электорат — единственная его «ценность».

За прошедший год он из равноправного партнера превратился в обузу. Электорат тает, антирейтинг растет. И этот антирейтинг перетекает на партнеров Локтя. Недовольство мэром начинает распространяться на губернатора, который поддерживал Локтя во время выборов. Людей мало впечатляют новости о синхротроне и новом кампусе НГУ, если каждый день они начинают с выхода из дома в грязь и разруху.

«Единая Россия» и так имеет сложности с рейтингом, а жители Новосибирска с возмущением смотрят, как депутаты от «ЕР» бросаются на амбразуру, лишь бы защитить мэра от неудобных вопросов.

В «Дне опричника» Сорокина было такое выражение: «он остался голым». То есть «без крыши». Так и Локоть нынче «остался голым», и всяк его треплет. Заксобрание отбирает леса, прокуратура оспаривает решения, губернатор начал критиковать за дыры в асфальте.

И Локоть вынужден сдавать позиции и соратников, поскольку не может их защитить. Вот новость прошедшего дня — перспективный кандидат от КПРФ по Ордынскому округу Виталий Новоселов уволен с поста главы Первомайского района. А ведь по Первомайскому району прошло несколько депутатов от КПРФ в городской совет. И где же благодарность? Похоже, что округ «сливается» коммунистами (точнее — Локтем).

Когда меня спрашивают — уйдет ли Локоть в Госдуму, я отвечаю — я бы на его месте ушел бы. Здесь, на посту мэра, вместо будущего — зияющая дыра. Только ухудшение, неприятности и деградация. Но политики ведут себя не так, как я бы на их месте. Путин обнуляет сроки, Навальный возвращается в Россию, а Локоть… остается мэром.

Есть те, кто хорошо пристроен, пока Локоть мэр. Они говорят ему, что он лучший градоначальник за последние десятилетия, что кругом враги и недоброжелатели, а народ за него. Тележка катится вниз, но в ней пока уютно, а выпрыгивать страшно. Коллективное безумие сильнее и крепче, чем индивидуальное.

Перспективы Локтя и его мэрии понятны всем. Кроме тех, кто в этой самой мэрии.

А вот перспективы Новосибирска еще до конца не ясны. Мы накопили опыт за прошедшие годы, видим изъяны управления. Дальнейшая деградация города угрожает даже лоббистам и коррупционерам. Можно построить очередную свечку между домами, или человейник в чистом поле, но кому ты продашь в них квартиры, если люди начнут бежать из города? Кого ты будешь возить в частном общественном транспорте и лечить в частных медицинских центрах? У Новосибирска нет нефти, а антрацита на всех не хватит. Люди — его главное богатство. А люди голосуют не только руками, но и ногами.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Евросоюз закрывает границы с Великобританией Президент Зеленский решил отменить указы, которые вмешивались в экономику Почему упали продажи на новый Ford Explorer? Мирный процесс: что поменялось за год после нормандского саммита Потери на миллиарды: ЕC несет убытки из-за России

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций