«Так и на дачу могли к себе увезти»: заключенный новосибирского СИЗО рассказал о насильном помещении в туббольницу

26.10.2021 22:14

«Так и на дачу могли к себе увезти»: заключенный новосибирского СИЗО рассказал о насильном помещении в туббольницу

Заключенный новосибирского СИЗО-1 Сергей Кобец заявил о принудительной госпитализации в ЛИУ-10 (лечебно-исправительное учреждение) для пациентов с активной формой туберкулеза, несмотря на то, что ему не диагностировали эту болезнь, сообщили Тайге.инфо его родственники.

Тайга.инфо уже рассказывала историю Кобеца, который жаловался на избиение и издевательства со стороны сотрудников СИЗО-1. В знак протеста он несколько раз объявлял голодовку, дважды «вскрывался», но не получил медицинской помощи. Мужчина обращался в службу собственной безопасности ФСИН и к уполномоченной по правам человека.

16 апреля заключенный отказался от еды из-за кражи его вещей, к которому, по его словам, могли быть причастны сотрудники СИЗО. Тогда администрация отказалась регистрировать его заявление, из-за чего он дважды причинил себе увечья в знак протеста. Кобеца отправили в карцер, где он держал голодовку 12 суток. При этом, как утверждают родные Сергея, руководство не принимало никаких мер, а прокурор по надзору к нему не приезжал. С 28 апреля его перевели в общую камеру только после того, как он поднес к горлу лезвие. Скорая приехала в СИЗО только 2 мая, медики осмотрели порезы, и мужчину увезли в горбольницу №2

«Врач начала возмущаться и говорить, что обратится во все инстанции, если его не госпитализируют. Это продолжалось полтора часа вместо того, чтобы собрать конвой и увезти его в больницу», — рассказала родственница Кобеца, пожелавшая остаться анонимной.

По словам женщины, в горбольнице Сергею наложили швы, его состояние врачи оценили как «нормальное» и «в чем есть, без вещей» этапировали в ЛИУ-10 в «недобровольном порядке». Там мужчина пробыл с 3 по 20 мая, 9 мая он вышел из голодовки.

«Когда Сергей приехал в ЛИУ-10, его медкарта была разорвана, оттуда вырвали сведения из горбольницы о том, что он в нормальном состоянии. А врачи в ЛИУ его вообще без осмотра приняли, несмотря на отказ от медпомощи. Его держали в туббольнице принудительно, — уточнила родственница заключенного. — Когда Сергея после звонка из суда вернули в СИЗО, он спросил у начальницы медсанчасти, куда пропала медкарта, на что та заявила, что не принимала никаких решений. Потом она написала рапорт о состоянии медкарты и восстановила какую-то часть сведений, но не всю».

После инцидента с медкартой Кобец написал заявление руководству СИЗО на ознакомление с личным делом. Сергей спросил, на каком основании его, подследственного, отправили в ЛИУ, если он не может покидать СИЗО. На что получил ответ: «Только на основании решения медсанчасти». Позже ему заявили, что медсанчасть не имеет отношения к подписанным документам. Никаких сведений об этом в личном деле заключенный не обнаружил, кроме записи об этапе в ЛИУ, отметили его родные.

«В личном деле заключенный имеет право указать лицо, которое известят об его этапе. У Сергея эта запись сделана чужой рукой, под ней стоит чужая подпись, якобы он просит известить какую-то девушку из Барнаула, которую он никогда не знал. Он и в Барнауле-то никогда не был. Сергею даже не предлагали заполнить эту графу», — подчеркнула родственница.

Тогда Кобец обратился в медсанчасть №54 ФСИН России, откуда ему пришел ответ, что врачи не подписывали ни одной бумаги о его этапировании. «Получается, они его так и на дачу могли к себе увезти. Это же арест, а не отбывание наказания», — возмутилась женщина.

Однако, когда в июле мужчина сорвал спину, и ему все-таки потребовалось лечение, его прервали. При этом, все лекарства семья заключенного покупала за свой счет. По словам родных заключенного, решение совпало с назначением врио начальника медсанчасти в СИЗО-1 Зои Кречетовой.

Во время осмотра заключенных в камерах начальница медсанчасти видела травмы Сергея, но специально не выдавала ему лекарства, уверены родные Кобеца. В августе, после их обращения в прокуратуру, мужчине все-таки назначили осмотр спины. Однако проводил его почему-то инфекционист. Спустя месяц Сергею сделали рентген, где обнаружили расширение и смещение позвоночника. Но в журнале учета травм зафиксировали только одно повреждение — правого предплечья.

Кобецу также назначили консультации нейрохирурга, невропатолога и травматолога, но вместо этого его осматривал полостной хирург, которая заявила, что «не может устанавливать ему какие-либо диагнозы», и эта травма «не по ее части».

«По закону, его должны были отвезти в вольную больницу. Только в октябре Сергея осмотрел обычный хирург: выписал ему капельницы и тейпы, — рассказали родные Кобеца. — После этого врач разговаривал с Кречетовой, которая попросила его указать, что Сергею нужно клеить тейпы самостоятельно. На что тот удивился: „А как он их будет клеить на спину?“ Но Кречетова заявила Сергею: „Я с себя ответственность сняла, теперь это твои проблемы, разбирайся, как хочешь“».

Врио начальника медсанчасти СИЗО-1 Кречетова, как утверждают родственники заключенного, вместо лекарств выдавала ему по две таблетки валерьянки, а когда он просил обезболивающее, отвечала: «Обойдешься».

«Наверное, она забыла, что за отказ в медпомощи есть уголовная ответственность. И за осмотр ненадлежащими врачами. Это что за издевательство? У них в штате должно быть около 30 врачей, в том числе четыре терапевта. А в СИЗО-1 их человек 12, из них один терапевт и три фельдшера, но часто их работу выполняют стоматологи», — возмутились родные Кобеца.

«Лекарство забрали, карточки нет, — добавили они. — У нас почему-то администрация СИЗО решает, кому клеить, а кому — нет. И если человек нуждается в операции, то ему ее не сделают, потому что некому. А о том, что существуют клиники, они забывают».

Как следует из решения Дзержинского райсуда по иску Кобеца, он обращался к администрации СИЗО с заявлением «об угрозе жизни и здоровью» со стороны сотрудника «Г. Григоряна», которое передали в управление СК РФ по Новосибирской области.

Родные заключенного заявляли, что Григорян, помимо избиения, мог быть причастен и к краже вещей. По их словам, когда сотрудники напали на заключенного, Григорян сказал ему: «Будешь знать, как в суды обращаться».

В июне 2021-го Григорян также забирал у Сергея эспандер для спины. Больше месяца заключенный просил вернуть его, а потом снова повредил себе вены и на сутки зашил рот, после чего его отправили в одиночную камеру «по распоряжению начальства».

12 октября в СИЗО-1 приезжали члены ОНК Новосибирской области вместе с прокурором по надзору, которые проверяли «информацию о нарушении прав» Кобеца. В камеру к Сергею они зашли с распечаткой статьи Тайги.инфо «„Ты все равно будешь делать по-нашему, либо не доживешь“: заключенный рассказал о насилии в новосибирском СИЗО».

По словам родственницы Сергея, комиссия попросила разрешения у сокамерников сфотографировать их кровати, потому что «красиво заправлены». Однако ни одного вопроса про насильную госпитализацию и невыдачу лекарств заключенному не задали. Позже прокурор и председатель ОНК пригласили его побеседовать в присутствии начальства СИЗО. На его рассказы Анисимов ответил: «Мы вам поможем, пожалуйста, всегда пишите нам, не режьтесь только».

«Осмотрена камера Кобеца, составлена беседа с гражданами, содержащимися в ней, а также просмотрен видеоархив. Питание, содержание и медицинское обеспечение полностью соответствует действующему уголовно-исполнительному законодательству, — заявил после проверки председатель ОНК Евгений Анисимов. — Во время просмотра видеоархива мы увидели, что осужденный ведет себя вызывающе по отношению к сотрудникам учреждения, не выполняет их законные требования. С ним провели беседу, из которой стало ясно, что его поведение носит демонстративно-шантажный характер».

«Сфотографировали кровати, чтобы показать, как они хорошо работают. Но ни слова об издевательствах», — возмутились родственники Сергея.

В 2020—2021 годах Кобец подал 11 исков о нарушении прав к СИЗО-1 в Дзержинский районный суд. Частично удовлетворили только один из них. Три материала находятся на проверке в ОСБ.

UPD (22:50) В пресс-службе ГУФСИН по Новосибирской области Тайге.инфо сообщили, что Сергей Кобец обращался к ним с заявлением 23 сентября. В ведомстве уточнили, что проводят проверку, а также заявили, что медпомощь заключенным оказывают в соответствии с законом.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Неужели Месси может перейти в «Интер»? Шахтеры пикетируют офис Зеленского требуя выплаты зарплаты Мирослав Продан: Государство на аутсорсе возможно Что известно о сериале Леонардо да Винчи, когда выйдет и где смотреть Лучшие годы. Почему Лукашенко не захотел переехать в Россию

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций