Сын погибшего на Алтае альпиниста рассказал, кто виноват в сходе лавины на Актру

14.08.2019 18:54

Сын погибшего на Алтае альпиниста рассказал, кто виноват в сходе лавины на Актру

Восемь человек из Новосибирска, Барнаула и Бийска начали подниматься на Актру 6 июля. 21 июля после схода лавины под снегом оказались двое — Владимир Миляев скончался на месте.

Сын погибшего Дмитрий Миляев рассказал Тайге.инфо свою версию событий. Он считает, что лавина не была несчастным случаем. Она могла сойти из-за нарушения техники безопасности со стороны поднимавшейся по другому пути группы альпинистов из Томской области, среди которых были новички-любители.

Редакция приводит монолог альпиниста без сокращений.

Мы совершали поход шестой (наивысшей) категории сложности по горным хребтам Алтая: Южно-Чуйскому и Северо-Чуйскому. Маршрут был полностью официальный, зарегистрированный в Федерации спортивного туризма России (Москва) и МЧС (Горно-Алтайск). В состав группы, шедшей под флагом турклуба «Ирбис» (Бийск), входили опытнейшие туристы из Бийска, Барнаула, Новосибирска — из восьми участников шестеро кандидаты в мастера спорта, для которых данный поход был квалификационным на мастера спорта. Самому молодому участнику похода — 32 года.

Мой отец был помощником руководителя похода, инициатором похода, с лета 2018 года активно прорабатывал маршрут в поисках разумного баланса между сложностью, безопасностью и продолжительностью. Несколько месяцев маршрут рассматривался в Центральной маршрутной квалификационной комиссии (ЦМКК), давшей положительное заключение и несколько рекомендаций, в том числе заменить один из заявленных нами перевалов в районе Актру на перевал «Физкультурник» категории 2Б, при подъеме на который в итоге произошла трагедия.

Поход начался 6 июля из поселка Бельтир. За 15 дней нами были успешно пройдены наиболее сложные участки, осталось всего два перевала и примерно неделя беготни с рюкзаками до конечной точки — села Белый Бом (Ак-Бом). 21 июля мы начали 400-метровый подъем от ледника Актру на перевал «Физкультурник», крутизна достигала 60−65 градусов. Каждый перевал имеет две стороны: мы поднимались по так называемой «определяющей» стороне, то есть представляющей основную сложность данного препятствия, а далее нам предстоял спуск по сравнительно гораздо более простой стороне.

Техника подъема была следующая: идущий первым закручивал ледобуры в очень прочный лед, лишь немного прикрытый снегом, организовывал так называемую станцию и крепил 50-метровую веревку, по которой поднимались следующие участники, поднимая новые веревки и снимая уже всеми пройденные. Были прекрасные погодные условия — прохладное утро постепенно сменялось ясным днем. Состояние группы — прекрасное: все здоровые, сплоченные и эмоционально воодушевленные. Это позволило нам совершать подъем на этот перевал в очень хорошем темпе.

Преодолев более половины требуемого набора высоты, мы оказались в районе большого снежно-ледового выступа, под которым была относительно пологая площадка. Когда мы собрались на ней всей группой, то увидели вверху, на перевальном гребне, на его скальных отрогах группу людей. Впоследствии они представились группой альпинистов «Томские сборы», а их руководитель назвал себя Максимом Ахметовым. Их сборы были организованы, предположительно, томской областной общественной организацией «Федерация альпинизма и скалолазания», информация об их сборах есть на сайте.

По сути, это просто солянка из любителей горных активностей. На сайте сказано, что «к участию приглашаются все желающие, от начинающих до опытных».

Очевидно, что «Томские сборы» поднялись по «не определяющей», противоположной от нас стороне перевала. Они долго лазили по скалам, позируя для своей фото или видео съемки, видели нас, махали руками, в ответ мы также приветствовали их. Между нашей и их группой было около 200−250 метров — для горной местности это мизерное расстояние. В тишине гор мы слышали их голоса и смех.

После короткого перерыва мы продолжили подъем, сохраняя высокий темп, и уже в 12:50 идущий первым Евгений Филатов приблизился к перевальному гребню и крепил последнюю веревку. В этот момент немного выше Евгения по гребню проходила та самая томская группа — ребята двигались двумя связками по три человека в каждой и поздоровались с Евгением. Первый из них карабкался вверх по вздыманию перевального гребня, засыпанного снегом.

На одну веревку ниже Евгения стоял я, Дмитрий Миляев, застрахованный на станции, и готовился пройти последние 50 метров. Ко мне по провешенной веревке поднимался отец, Владимир Миляев. Он прошел уже более половины веревки и до меня ему оставалось не более 20 метров. На следующей станции ждал Павел Верещагин, последние метры до станции оставались Татьяне. Остальная группа располагалась ниже по склону.

В этот момент из-под группы томских альпинистов пошла снежная лавина. Они подрезали склон, нарушив целостность снежного покрова. Евгений Филатов видел это своими глазами, находясь левее по гребню от томичей и от начала лавины. При такой крутизне склона она стремительно набрала мощь и скорость и, в мгновенье достигнув меня, ударом отбросила на расстояние моей страховочной веревки. Около 15−20 секунд меня болтало и сдавливало, было абсолютно непонятно где верх, а где низ. Единственное, я понимал точно, что нахожусь вниз головой.

Затем наступило как-будто затишье на пару секунд, за которые я успел отстегнуть пряжку рюкзака, чтобы ослабить давление на страховку. Тут же последовал новый удар, я почувствовал, что рюкзак со спины буквально исчез, но появилась боль в теперь открытой для лавины пояснице.

Мой отец, поднимавшийся на жумаре, почти не имел шансов выжить. Он оказался в самом центре лавины, и те 15−20 метров веревки, отделявшие его от станции, не могли выдержать огромной снежной массы. Веревка разорвалась и лавина унесла его вниз по склону на 300−350 метров.

Павел Верещагин, как и я пристрахованный к станции, только располагавшейся на 50 метров ниже, избежал срыва, но получил серьезные травмы: перелом трех ребер, вывих плечевого сустава, многочисленные ушибы. Остальные участники группы пострадали в меньшей степени.

Как только удары лавины прекратились, мы вместе с Евгением Филатовым бросились вниз по склону искать моего отца. Мне трудно оценить время, через которое это удалось сделать, но, полагаю, прошло не более пяти минут, когда мы увидели его в самом низу склона, практически на поверхности. Мы уже ничем не могли ему помочь, дыхания и пульса не было.

На протяжении почти пяти часов оставшиеся члены нашей побитой группы при помощи тех самых томских альпинистов спускались обратно вниз на ледник. Когда все уже были внизу, подоспели спасатели, прибывшие из альпинистского лагеря Актру. Их после трагедии вызвали одновременно я по спутниковому и томичи — по рации. К месту трагедии вечером прибыл вертолет, что позволило транспортировать тело отца в Горно-Алтайск.

Информацию подхватили многие СМИ, представив произошедшее как несчастный случай. В отсутствии более подробной информации читатели, даже знакомые с техникой горного туризма, посчитали причиной трагедии ошибку группу, недооценившей лавинную опасность. Это бросает тень на наш профессионализм и, в первую очередь, на репутацию моего отца, который был всегда крайне аккуратен в вопросах безопасности.

Для всей нашей группы абсолютно очевидно, что причиной схода лавины стало нарушение техники безопасности со стороны группы «Томские сборы», ведомой Максимом Ахметовым. Они, безусловно, понимая, что совершают выше по склону движение над нашей группой, продолжили «тропить» снежный покров и спустили на нас лавину. Соответствующие показания даны мной в управлении Следственного комитета РФ по Республике Алтай, а также всеми участниками нашей группы следователю Абаковой из Кош-Агача.

Отец был настоящим мужиком, в 62 года лазил по горам как молодой

Мне хотелось бы привлечь внимание к недавней трагедии и восстановить репутацию моего отца, который был в этом спорте одним из лучших, многократным призером чемпионата Алтайского края и России.

Также СМИ исказили процесс поиска погибшего, указав, что его искали под снегом со спасателями МЧС. Как я писал выше, отца не засыпало, мы с товарищем нашли его в считанные минуты без посторонней помощи.

Отец был настоящим мужиком, в 62 года лазил по горам как молодой, всегда в новых планах, идеях, всегда позитивный и жизнерадостный. Он был профессионалом и на работе, и в спорте. Любимым и любящим отцом, мужем, дедушкой.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Где купить филе форели холодного копчения Россия – Испания видео обзор матча 1/8 финала 01.06.2018 Проблемные балконы в хрущевках Конец света, 24 июня 2018, будет или нет, последние новости: в Библии нашли еще одну дату конца света Мертвая зона в Мексиканском заливе может перерасти Словению

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций