Стихийное бедствие по плану. Почему Новосибирск не справляется со снегопадами

29.01.2020 21:23

Стихийное бедствие по плану. Почему Новосибирск не справляется со снегопадами

Как мэрия понимает, что дорога очищена? Что такое «глонассить»? Как должен выглядеть зимний тротуар? Можно ли складировать снег на обочинах и газонах? В этих и других вопросах журналистам Тайги.инфо Алексею Мазуру и Евгению Мездрикову помогал разбираться специалист в области дорожного строительства, эксперт тематической площадки ОНФ «Безопасные и качественные автомобильные дороги» Александр Стефанов. Разговор состоялся в одной из первых в году программ «Чё» (совместный проект с телекомпанией НТН24), но мы решили, что новые снегопады — хороший повод опубликовать его расшифровку. Если у вас нет времени читать всё, в конце есть краткие выводы.

Мазур: Почему каждый год зима и снегопады у нас приходят, как стихийные бедствия? Хотя живем мы в снежной стране, в Сибири, и вроде бы все должно быть отлажено, работать, как часы. Сразу после снегопада улицы должны по ГОСТу очищаться до асфальта, но ГОСТ этот мы так и не видим. Почему так происходит?

Стефанов: На самом деле, то, что происходит у нас в Новосибирске (и, наверное, это не единственный город) — скорее закономерность, чем случайность. И связана она с рядом факторов. Один из них — отсутствие нормативной базы, документов, которые по закону должны быть. У нас есть федеральное законодательство, которое обязательно к исполнению на территории всей страны. А «под ним» предполагается еще ряд подзаконных актов, которых в Новосибирске еще нет. И для того, чтобы появился какой-то порядок, какая-то система, должны появиться и эти документы.

Например, должен быть порядок оценки. До сих пор мы в Новосибирске продолжаем оценивать качество работ по содержанию [дорог], по сути, объемом вывезенного снега. Мы отслеживаем процесс, а не результат. И до тех пор, пока это продолжается, мы будем получать такую же проблему из года в год.

Мазур: Кстати, не про процесс, а про результат. Читаю в пресс-релизе мэрии: очищено от снега 2400 км тротуаров Новосибирска. Выхожу — асфальта ни на одном тротуаре не видно. Точнее, есть у нас два тротуара, на которых виден асфальт — это перед мэрией и перед областным правительством.

Стефанов: У нас в Новосибирске протяженность улично-дорожной сети в принципе 1,5 км. 500 км — дороги агломерационные, это официальные данные. И 2,5 км очищенных тротуаров — это очень серьезная цифра, почти до Москвы можно дойти. Понятно, что мы с мэрией, наверное, по-разному понимаем, что такое «дороги очищены» и что такое «тротуар очищен». Это как раз то, о чем я говорю: у нас единого критерия оценки, а он должен быть.

Мездриков: Есть удивительные участки даже в центре. Вот улица Ленина, например. Это витрина города. Казалось бы, что дорожная часть, что пешеходная должны как-то [соответствовать]. Но на каждом участке Ленина чистят по-разному, с разным уровнем снега и льда. Где-то, например, у Центробанка — все до асфальта. У многих заведений, у гостиниц — у них даже подметают. Но у ДК Октябрьской революции уже все завалено. Получается, что на таких улицах все возложено на те организации, которые на ней находятся. Нельзя ли это делать централизовано, единообразно? Хотя бы на таких улицах?

Стефанов: Безусловно, 131-й федеральный закон (о местном самоуправлении — прим. Тайги.инфо) дает очень широкие полномочия. И эти правила должны быть установлены одни для всех. Должно быть единообразие. До тех пор, пока у нас работает человеческий фактор, то есть один собственник видит так, и у него один подход, другой видит по-другому, и у него другой подход, мы будем наблюдать такой пестрый, разношерстный город. Это все должно быть отрегулировано.

Мазур: Я читал федеральный ГОСТ об очистке тротуаров. И там написано, что высокопроходимые тротуары должны быть очищены через час после снегопада, а те, по которым вообще почти никто не ходит — через три часа. То есть через три часа все городские тротуары должны быть очищены по федеральному ГОСТу. Он имеет какую-то силу? Почему он не исполняется?

Стефанов: Это обязательный государственный стандарт для всех уровней автомобильных дорог — от федеральной сети до местной. Более того, неисполнение этого ГОСТа должно приводить к административной ответственности. Это предусмотрено КоАП РФ. Эта ответственность наступает, выносятся достаточно серьезные штрафы — это десятки миллионов рублей. Но в итоге ситуация не меняется.

Мазур: А кого штрафуют?

Стефанов: Штрафуют мэрию. Но, по сути, схема такая: за счет штрафов пополняется [областной] дорожный фонд, а из дорожного фонда деньги опять распределяются в мэрию. Такой вот круговорот из года в год происходит. Все выполняют свою работу. ГИБДД сделала свою работу, отчиталась, что вынесла столько-то постановлений. Как-то голову склонила, а, может, и не склонила (думаю, им все равно) мэрия — столько-то штрафов нам было вынесено. Потом эти деньги совершили круг, поступили опять в бюджет города, и все произошло снова.

Нужна персональная ответственность. Именно персональная. Для того, чтобы она наступила, должны, опять же, существовать четкие критерии для оценки и нужны возможности, то есть полномочия. И это уже достаточно глубокий вопрос — как организовать эффективность работы. По городу смотрим — какая-то техника идет. Хоть с поднятым ножом, хоть я опущенным, за ней результата нет. Те люди, которые работают на машинах и механизмах, они за конечный результат не отвечают.

Есть такой термин «глонассить». Вот проехала машина, все отчитались, патрульная снегоочистка прошла. Я очень часто наблюдаю, что после этих машин ситуация не изменилась — как был снежный наст, перемешанный рыхлый снег, так он после них и остается.

Мазур: Я тоже наблюдал, как едет по тротуару эта маленькая машинка, которую купили для чистки, валиком прокручивает и тонкий порошкообразный снег, который насыпал только что, сметает. А то, что натоптано было за предыдущий период, так и остается. И вот вопрос: мэрия считает, что очистила тротуар от снега, а юридически, формально это так?

Стефанов: Мы же говорим, что в городе критериев нет. В ГОСТе написано, что на городских дорогах проявления зимней скользкости не допускается. Наст снега относится по терминологии к зимней скользкости. Но тем же ГОСТом допускается зимний наст до 6 см, который при наступлении теплого периода должны убрать в течение суток. Это не то что «само растает», это значит, что дорога содержится «в накате», есть такой термин. Но и он подлежит очистке на всю ширину тротуара, а не какая-нибудь тропинка, не допускаются перепады, плюс обработка, чтобы не допустить скользкости. В результате по этому тротуару должны быть способны передвигаться не только обычные пешеходы, но и маломобильные люди, мамы с колясками.

Мездриков: Хочу уточнить. Во многом и проезжая часть, и сами тротуары оказываются заваленными грудами как бы убранного снега и оставленного там же. Вот если идти мимо Центрального парка, там тоже установлены замечательные эти оградки вдоль дорог — они полностью завалены снегом, их не видно. То есть в принципе зиму можно было бы пережить и без них. А дальше уже идет выше моего роста снег. Насколько я понимаю, так быть не должно?

Стефанов: Нет, конечно. Это тоже все регламентировано. При уборке дорог должен формироваться снежный вал. В государственном стандарте запрещено это делать у бордюра, на обочине, на газоне. Он должен быть сформирован в полуметре от бордюров и вывезен в течение 10–12 дней. Но мы видим, что строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения. Дорожные службы, как правило, об этом даже не знают, валят снег на обочины, и все это остается до весны.

Мазур: А кто контролирует дорожные службы? Вот они сами не знают, но по идее должно быть так: они отчитались, что убрали 2400 км тротуаров, а кто-то же должен выйти и проверить?

Стефанов: Очень правильный вопрос. На самом деле, наступает ответственность везде, кроме города Новосибирска. У нас на федеральной сети дорог предусмотрено снижение уровня стоимости финансирования, если уровень содержания не отвечает требованиям нормативных документов. В области для территориальной сети автодорог тоже предусмотрены штрафные санкции. В Новосибирске такая ответственность не наступает. Формально, по постановлению мэрии, предусмотрена комиссия, которая (не знаю, в каком режиме) должна оценивать. Но что она после оценки должна делать? Это абсолютно неработающий документ.

Это если мы с вами говорим о дороге второй-третьей категории, где ходит общественный транспорт. На дорогах районного значения, где уборка отрабатывается по контрактам, которые заключает районная администрация, и оценивать ничего невозможно, потому что контракты заключаются на процесс, а не на результат. В контракте указано: очистка остановочного павильона три раза. Не знаю, я, допустим, в понедельник, вторник и среду очистил этот павильон — и можно галочку ставить? И ничего не скажешь, потому что так заключен контракт. И снова — в одном районе так заключают, в соседнем — по-другому. Нет единообразия. Нет типовых решений. И все это вкупе и приводит к тем результатам, что мы видим.

Мазур: Давайте резюмируем: а) в городе нет норматива, который определяет, что почищено, а что нет; б) в городе почти нет контроля, который бы оценивал, как произведены работы; в) нет норматива, который бы определял, как оценивать; г) нет ответственности, потому штрафы, выданные мэрии, возвращаются в городской бюджет.

Дальше можно не обсуждать. Все понятно со снегом и с нашими перспективами. В следующем году тоже будет стихийное бедствие.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Планета Нибиру 2018 уже видна, последние новости неутешительны “Мисс Калифорнии” Яну Лаврентьеву 13 октября 2018 года в США сбил внедорожник Виртуальные слоты от казино Эльдорадо Андрей Дементьев: биография, личная жизнь Комнатные двери: проще сделать, чем сказать

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций