Соседство «любки» и «башмачка»: зачем охранять дикие орхидеи в Сибири

25.06.2018 15:49

Соседство «любки» и «башмачка»: зачем охранять дикие орхидеи в Сибири

В 2003 году линевский учитель биологии и экологии Юрий Панов нашел в березовой роще возле поселка большую популяцию сибирских орхидей. На участке в 40 гектаров он насчитал тринадцать разных видов этих цветов. Они были хорошо спрятаны от посторонних глаз — до ближайшей автотрассы три километра по заболоченной местности. Юрий хорошо знал окрестности поселка, за пятнадцать лет ему встречались «башмачки» и их гибриды в районе реки Койнихи, возле болот, но подобной популяции еще не было.

Учитель биологии привез сюда школьников. Дети заинтересовались растениями: трижды писали исследовательские работы по ним, выступали на районных научно-практических конференциях, занимая первые места, рассказывал Тайге.инфо Панов в 2016 году. Место признали филиалом школьного экологического музея.

Почему именно в роще у Линево прижились сибирские орхидеи — не только «башмачки», но и Ятрышник шлемоносный, Любка двулистная, Пальчатокоренник — точно сказать нельзя. Новосибирский эколог и член Русского географического общества Александр Дубынин считает, что этому способствовали несколько факторов: влажный климат, почва, богатая кальцием, и грунтовые воды.

На березах, соседствующих с венериными башмачками, видны черно-бурые отметины: несколько лет назад в рощах Линево проходил низовой лесной пожар. По словам эколога Дубынина, это не погубило растения, а наоборот увеличило рост популяции — луковицы орхидей прячутся глубоко в земле, а без растений-«конкурентов» размножаются быстрее.

Дубынин услышал о поляне с орхидеями в 2015 году и подумал, что это место недурно было бы взять под охрану. «Считается, что Сибирь и орхидеи несовместимы. На самом деле существует несколько десятков видов в сибирской флоре, — рассказывает он на экскурсии по поляне. — В природной зоне [в Линево] есть тринадцать видов, и возможно, это место уникально для всей северной Евразии. Участок с таким же разнообразием видов есть только в Тверской области».

Большинство орхидей, растущих в линевской роще, занесены в Красную книгу России со статусом «редкий вид». Дубынин хочет сохранить природную зону для научных и образовательно-просветительских целей. В планах исследователя — открытие полевой лаборатории для изучения гибридизации «башмачков». «Два вида — „башмачок крупноцветковый” (он только за Уралом растет) и „башмачок настоящий“ — создают гибрид, его называют „башмачок вздутый“», — просвещает Дубынин.

Образовательно-просветительские цели может выполнить экологический маршрут, проложенный от дамбы реки Койнихи до поляны. Но прокладывать тропу, по словам Дубынина, нужно будет аккуратно: «Если человек десять потопчутся здесь, то это приведет к необратимым последствиям».

Как это часто бывает, последнее слово остается за властью, а именно за министерством природных ресурсов и экологии Новосибирской области. Если чиновники присвоят территории статус памятника природы регионального значения, участок в сорок гектаров будет охраняться. Если не присвоят, то велик риск уничтожения. «Здесь нужно запретить рубки, распашку, прокладку инфраструктуры», — считает эколог.

До присвоения статуса, объясняет Дубынин, еще далеко: чиновники были на участке с орхидеями летом прошлого года, но решение затягивается, потому что у властей «нет подобной практики». К тому же инициаторам создания охраняемой зоны предстоит подготовить проектную документацию и провести экспертизу — доказать, что экомаршрут не повредит окружающей среде.

«Памятник регионального значения проще в согласовании, потому что в федеральном масштабе нужно ехать в Москву — там уровень бюрократии серьезнее», — рассказывает эколог.

«Здесь нужно запретить рубки, распашку, прокладку инфраструктуры»

На помощь внезапно пришел Новосибирский электродный завод — крупное предприятие, расположенное недалеко от рощи с орхидеями. Компания выделила деньги на подготовку документации и на оплату работы специалистов, создающих проект природного памятника.

Орхидеи цветут всего пару недель в середине июня. И, пока они не успели пожухнуть, Дубынин привозит на поляну ученых и местных биологов-любителей. Старший научный сотрудник Института цитологии и генетики СО РАН Елена Кизилова успевает собрать образцы шести видов для гистологического анализа, а пейзажный фотограф Закир Умаров — сделать десятки снимков сибирских орхидей.

В радиусе двух километров от поляны мы находим еще несколько орхидей, что, по словам Дубынина, позволяет расширить территорию природного памятника в три раза. Эколог планирует продолжить наблюдение за растениями и за время экскурсии маркирует более сотни орхидей деревянными табличками с номерами.

«Когда я увидел в зарослях березового колка эти фиолетовые, желтые, белые драгоценности, рассыпанные под ногами, я просто растерялся, — написал Закир Умаров у себя в фейсбуке. — Давайте сделаем маленькое, но очень правильное дело — создадим местную орхидную резервацию».

Егор Фёдоров

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Лингвист назвала самые «позорные» речевые ошибки Трагические истории российских актёров не доживших до 40 лет Швейцария – Коста-Рика 27 июня 2018: прямая-онлайн трансляция Овечкин забил за карьеру 700 шайб Почему остановлен Северный поток – 2

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций