Скончалась легенда новосибирского телевидения Роза Литвиненко

06.04.2020 19:25

Скончалась легенда новосибирского телевидения Роза Литвиненко

Роза Литвиненко родилась в 1936 году в Житомире (Украина), окончила Московский педагогический институт, затем полный теоретический курс отделения театроведения Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии.

На новосибирском телевидении работала с 1960 года ассистентом режиссера, редактором, старшим редактором кинопрограмм и кинопередач (вот большое интервью о ее жизни). Готовила циклы передач «Кино и мы», «Кино и зритель», «Ученый комментирует фильм», «Творческие портреты деятелей кино», «Обсуждаем фильм», «Новости киноэкрана», «У нас в гостях». Программа «Кино и зритель» выходила в эфир более 40 лет, гостями студии становились выдающиеся актеры и режиссеры: Андрей Миронов, Иннокентий Смоктуновский, Андрей Тарковский, Михаил Ульянов, Ролан Быков и другие.

Литвиненко была пропагандистом отечественного и зарубежного киноискусства, творчества сибирских кинематографистов. Постоянно становилась членом жюри, почетным гостем фестивалей неигрового кино, ее называли талисманом Открытого фестиваля неигрового кино «Россия» в Екатеринбурге (по данным Журналистской энциклопедии Новосибирской области). Ее дочь — Анастасия Журавлёва — также одна из самых известных в Сибири журналистов, автор и ведущий программы «Бизнес-новости» и ток-шоу «Признание», создатель телекомпании РТВ.

Ниже приведем несколько историй из воспоминаний Розы Литвиненко (фрагменты материала Ларисы Богомоловой на Wday.ru) и фотографии из ее личного архива:

Он [Быков] категорически не хотел сниматься, сказал, что не любит телевидение. Он тогда бросил пить, у него был плохой характер. Все были с…!

Я пришла к Быкову в гостиницу, села на стул и решила, что не уйду, пока не согласится. Он метался по номеру – маленький, я чувствовала себя огромной рядом с ним. Метался и кричал: «Нет, ни за что!» Телефон в номере постоянно звонил, его ждали где-то, а Быков отвечал: «Я с телевидением разговариваю!» и бросал трубку. «Эти с… мне простить не могут… Вы же знаете, что я не делал свой юбилей в Союзе кинематографистов?» Я не знала. Потом еще несколько раз мне: «Нет!» И в трубку: «Я же разговариваю с телевидением!» Наконец он бросился к холодильнику, достал оттуда что-то, завернутое в фольгу, – оказалось, кусочек черного хлеба. И начал жевать. И тут я сказала: «А даму угостить?» Быков замер, посмотрел на меня и отломил часть. Стали жевать корочку вместе. Его должны были отвезти куда-то на обед. Он надел кожаное пальто и кожаную кепку, и мы пошли к лифту. Он взял меня, такую огромную, под руку и вдруг стал на голову выше меня. Как это произошло? Это и есть талант!

На следующий день Ролан Быков приехал на студию и был так прекрасен, что пришлось делать передачу в двух частях – она шла два вечера подряд.

В 1976 году Тарковский поехал в Томск на премьеру своего фильма «Зеркало» – его пригласил легендарный директор Дворца зрелищ и спорта Моисей Мучник. В Новосибирске узнали, что у соседей будет режиссер «Иванова детства», «Андрея Рублева» и «Соляриса», и тоже позвали – в Академгородок. Конечно, я хотела сделать с ним передачу. Все говорили, что это невозможно, у Тарковского нет ни одного интервью для телевидения, и он не согласится ни за что и никогда. Помогла Нея Марковна Зоркая, киновед и кинокритик. Тарковский дал ей слово «встретиться в Новосибирске с Розой». Время записи передачи было назначено. А я пошла на хитрость – не поехала его встречать на вокзал, чтобы у него не было времени отказаться под каким-нибудь предлогом. Он приехал из Томска с женой и ассистенткой. Мне рассказывали потом, что он по приезде страшно нервничал, вглядывался в лица встречающих и вскрикивал: «Роза где? Где Роза?»

Первой по плану у Тарковского была встреча со зрителями в Академгородке. На обратном пути машина сломалась – на студии паника, все срывается. Отправили за ними машину – к счастью, нашли их на дороге, привезли. Когда Тарковский вошел, я заперла павильон на ключ и скомандовала: «Все умерли! Ни звука из аппаратной!» Оператор еле слышно сказал: «Мотор!», на камере зажегся красный огонек – запись пошла. А Тарковский смотрит куда-то в сторону, отвечает односложно: да-нет. Сердит на себя, что согласился. Он – «нет», а я молчу – чтобы он сам сказал, что я хотела от него услышать. Но когда зашла речь о драматичных отношениях художника и зрителей, я подыграла режиссеру «непонятного» фильма вопросом от «команды нормальных зрителей». Тарковский отреагировал очень живо: «Говорят, что на мои фильмы зрители не ходят, а в Томске стадион был полный!» Развернулся, наконец, ко мне и заговорил.

После съемки ко мне подошла жена Тарковского, Лариса, и сказала: «Розочка, я перед вами преклоняюсь – я теперь поняла, как надо разговаривать с Андреем». Запись этой передачи, как и многих других передач тех лет, не сохранилась – видеоленту после эфира стирали для новой записи. Правда, ассистентка Тарковского делала аудиозапись из аппаратной. Но где теперь эта пленка?

Он приехал в Новосибирск с Малым театром на гастроли. Я делала с ним передачу, а для редакции литдрамы замечательный режиссер Ким Долгин снимал сцены из спектакля Малого «Царь Федор Иоаннович». И Смоктуновский был беспощаден к себе и партнерам. Требовал еще и еще повторить сцену, добиваясь абсолютной точности интонации – хотя, казалось бы, что ему, которого знает полмира, эта съемка на новосибирской студии телевидения.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Усекновение главы Иоанна Предтечи, в народе Иван Постный отмечается 11 сентября 2018 года Вашингтон Кэпиталз -Тампа-Бэй – чья возьмет? Вся широта бытовой техники по привлекательным ценам Пенсионная реформа в России 2018: последние новости сегодня Что делать, если на дороге оказался лось

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций