«ШИЗО-light»: что СПЧ увидел в Новосибирске, и о чем не спросила Тайга.инфо

18.08.2018 17:06

«ШИЗО-light»: что СПЧ увидел в Новосибирске, и о чем не спросила Тайга.инфо

Пока мужчина с плакатом «Преступная власть, верни квартиру!» стоял в одиночном пикете около здания облправительства, приглашенные на заседание Совета по правам человека подъезжали прямо к парадному входу. Они как гости светской тусовки сбивались в группы по три человека, о чем-то разговаривали и смеялись.

На время встречи совета пропускной режим администрации так же сменился на режим светского мероприятия — пускали только по спискам, в котором первым номером значился глава СПЧ Михаил Федотов. Сначала сотрудница минрегионполитики Екатерина, стоящая на фейс-контроле, отказалась пропустить корреспондента Тайги.инфо — пресс-карта ее не удовлетворила. Но после вмешательства пресс-службы вопрос разрешился.

«Работаем, как можем», — говорил сотрудник информагентства, сидя на полу малого зала заседаний. Стульев хватило только на приглашенных, поэтому представители СМИ расположились в углу: кто-то присел на колонку, из которой вещали члены СПЧ, кто-то прямо на пол. Сотрудники пресс-службы резонно замечали, что стоило проводить выездное заседания СПЧ в большом зале, а также предлагали коллегам из СМИ присесть на места тех, кто не пришел. Всех журналистов посадить не удалось.

Одновременно в зал зашли глава СПЧ Михаил Федотов, полпред президента в Сибири Сергей Меняйло и врио губернатора Новосибирской области Андрей Травников. Федотов начал с того, что СПЧ уже посетил три сибирских региона: Забайкалье, Хакасию и Алтайский край. Меняйло дал краткую справку о работе совета и рассказал, что встречался с его членами еще до выездного заседания. Травников поблагодарил совет за внимание к региону и рассказал о молодом гражданском активисте, который «выявил важную общественную проблему, касающуюся молодых людей», но не получил должного внимания со стороны властей, несмотря на то, что решение они нашли. Что за человек, и какая у него была проблема, не уточнялось. Таким образом врио губернатора понял, что нужно больше внимания уделять обратной связи в сфере прав человека, а общественным организациям во взаимодействии с властью — переходить от «конструктивного разговора к продуктивному».

«После конструктива — русский язык у нас богатый и могучий — должен быть продуктив», — поддержал его Меняйло, рассуждая о семантике латинских корней.

«Спасибо за погоду!» — вдруг поблагодарил чиновников Федотов. «Мы дожди в Москве оставили!» — улыбаясь, ответил Меняйло.

Полпред рассуждал о том, что защита прав человека согласуется с мыслью президента Владимира Путина о том, что власти необходимо создать комфортные условия для граждан. «Я обсуждал этот вопрос с Федотовым <…> Ой, с Фадеевым!» — быстро исправился полпред, перепутавший секретаря Общественной палаты РФ, с которым недавно встречался, и главу СПЧ. Однако последний решил, что это хороший повод перехватить инициативу и рассказал байку, как [экс-премьер] Виктор Черномырдин предлагал ему поменять портфель министра печати на министра юстиции, и, несмотря на то, что назначение не состоялось, в Минюст начали поступать письма на его имя. «Там написано Федотову? Это просто опечатка — на самом деле это Федорову» — пересказал глава СПЧ свой ответ тогдашнему замминистра и засмеялся.

Федотов также представил членов совета, троих из них он наградил благодарственными письмами, и передал слово Ирине Киркоре, которая посетила социальные учреждения и заседание новосибирского облсуда, где картину Васи Ложкина «Великая прекрасная России» перестали считать экстремистской. Киркора восхищалась Ояшинским интернатом, где живут тяжелобольные дети-сироты, и Институтом технологий и социальной реабилитации: «Это потрясающая квинтэссенция понимания ректора и небезразличия людей». Она также отметила, что районная больница в Мошково находится в «ужасающем состоянии» и попросила посодействовать запуску третьей очереди строительства.

Глава СПЧ продолжил тему «долгостроев», сделанных на бюджетные деньги. Он поддержал строительство перинатального центра, брошенного на улице Немировича-Данченко: «Не должно быть вопроса, достраивать его или нет. Если его не достроить, через два года здание надо будет сносить». Также он призвал обратить внимание ГУВД на «руинированный» детский сад в микрорайоне Стрижи, который подростки «сделали местом своих игр» и похвалил новую школу №214.

«Минута осталась», — предупреждал Федотов каждого выступающего. При этом глава СПЧ говорил гораздо больше членов совета, которым отвели по 10 минут — за что Федотова нередко подкалывали коллеги. Когда прозвенел таймер, член СПЧ Андрей Бабушкин сказал Федотову, что ему кто-то позвонил, и положенных 10 минут будет мало. «Всегда проверяют часы по часам начальника», — знает тот.

Глава «Русфонда» Лев Амбиндер рассказал, что организация живет «не на деньги олигархов, а на деньги миллионов россиян». «Мы не подменяем собой государство, мы дополняем его, — уточнил он. — Ни одно государство в мире полностью не финансирует здравоохранение». Также он отметил, что «Русфонд» спосирует НИИТО, и те достигли значительных успехов, а также назвал новосибирский Центр крови «одним из лучших», рассказав, что там создают свой реестр доноров костного мозга.

Журналистка Елена Масюк побывала в исправительных колониях №8 и №9. «Едва ли не впервые видела такие человеческие отношения между начальниками и заключенными, — считает она. — Я спрашивала у людей, применялись ли к ним насилие и пытки, и у них это вызывало недоумение. В то время как в Омской области это все поставлено на поток».

Масюк рассказала, что в женской ИК-9 36% заключенных осуждены за убийства. «В основном, это женщины, убившие своих мужей из-за домашнего насилия», — посчитала член совета и добавила, что к такой ситуации, по ее мнению, привела декриминализация побоев. В женской колонии ее поразило отсутствие асфальта, наличие начальной школы и «реабилитационного центра», где заключенным выдают обычную одежду и устраивают на работу, в том числе на гражданские предприятия.

В мужской колонии Масюк увидела единое помещение камерного типа [ЕПКТ], где сидят заключенные за нарушение режима. «Кровать поднимается на весь день. Заключенный с 5 утра и до отбоя, 16 часов, вынужден фактически стоять. <…>У всех у них срок 12 месяцев [в ЕПКТ]. За что? За отсутствие бирки, за неправильно пришитую пуговицу. Практически все говорили, что им не дали ознакомиться с постановлением о выдворении в помещение камерного типа», — рассказала Масюк.

«Надо сделать запрос в НИИ ФСИН о том, насколько эффективна система ЕПКТ. Я просто вижу, что там сидят одни и те же люди», — поддержал коллегу Андрей Бабушкин. Он также отметил, что новосибирцы практически перестали писать отзывы на действия сотрудников полиции, позже вскользь упомянул мусорную концессию и перевод ТЭЦ на бурый уголь, как вопросы, вызывающие общественные обсуждения.

По словам Федотова, он разговаривал с заключенными, которые живут в исправительном центре ИК-9. Один из них уже знает, что после выхода из тюрьмы устроится на Инструментальный завод, где трудится сейчас: «Они расконвоированы, там минимальная охрана, минимальные ограничения. По сути, это такое рабочее общежитие. Туда попадают люди, чтобы найти место в свободной, вольной, гражданской жизни. <…> Придя к свободе, он как рыба, выброшенная из воды, задыхается этим воздухом».

Глава СПЧ, однако, отметил, что некоторые ограничения в исправительном центре все-таки сохраняются. «Там есть комната для нарушителей. Употребил алкоголь? Извини — туда. В эдакое ШИЗО-light», — рассказал Федотов.

Андрей Бабушкин рассказал, что в СПЧ обратился «Посевнинсий завод спецтехники», расположенный в Новосибирской области, который получил заказ на производство для МЧС пожарной техники. «Они в феврале его выпустили, четыре месяца добивались, чтобы к ним приехали принять эту технику. Потом МЧС приехала. Как они полагают, необъективно, с придирками, эту технику принять отказались. Не предоставили возможность устранить эти недостатки. И я знаю, что они к вам обращались, — заявил член СПЧ врио губернатора Травникову. — Мне бы очень хотелось, чтобы представитель МЧС нам это сегодня пояснил, потому что работники этого завода остались без зарплаты. 250 млн рублей никому не нужные стоят на этом заводе».

«Заказ шел не по региональному управлению МЧС. Некорректно на этом заседании задавать этот вопрос, но мы выясним», — флегматично ответил Травников.

Позже Бабушкин хотел вновь обратиться к врио губернатора по поводу жалоб представителей оппозиции на то, что власти не согласовывают их акции, но тот вслед за полпредом покинул заседание, однако потом вернулся. Федотов предложил ответить мэру Новосибирска Анатолию Локтю. Он «как представитель оппозиционной коммунистической партии» подчеркнул, что ситуации бывают разные, и рассказал главе СПЧ про областной закон, который разграничивает политические и культурные акции, когда тот поинтересовался: «А митинг-концерт вы как будете рассматривать: как митинг или как концерт?».

Член СПЧ Сергей Цыпленков рассказал, что водоемы Новосибирской области ранжируются как «грязные, очень грязные и экстремально грязные». Ему возразил Локоть. Новосибирский горводоканал один из лучших в России, считает он: «Мы облучаем ультрафиолетом не только ту воду, которую используем, но и ту, которую сливаем после очистки. Вы такого ни в одном миллионнике не найдете». «Речь же об области, а не о городе», — ответил Цыпленков.

«Мы находимся здесь не с целью успокоить нашей положительной оценкой», — сказал посещавший избиркомы Игорь Борисов. Он заявил, что «организация по повышению информированности не должна восприниматься как понуждение к голосованию», а «признаков нарушения избирательных прав и свобод» не нашли.

Журналист и основатель «Гильдии судебных репортеров» Леонид Никитинский съездил в Сузунский районный суд, где должен пройти первый процесс на таком уровне с участием присяжных заседателей. Никитинский опасается дискредитации института присяжных, потому что они не будут ходить на заседания. «Мы сидим как должностные лица, мним себя элитой, а там в Сузуне, живут обычные люди, и между нами ничего нет, — убедился Никитинский. — Институт присяжных помог бы какие-то связи организовать».

«Почему мы так относимся к правовой системе? Она же наша, не вражеская?» — задавался вопросом Михаил Федотов. Он же, почему-то, «не хочет преувеличивать» роль СПЧ в переводе фигурантов дела «Нового величия» Анны Павликовой и Марии Дубовик из СИЗО под домашний арест: «Наша задача класть свои соломинки и помогать друг другу. Давайте играть в пас, как наша сборная по футболу. Это, кстати, была приятная неожиданность!»

Советский период в учебнике по истории Новосибирской области представлен в духе краткого курса ВКП(б)

Перед началом заседания Федотов обещал, что будут выступать представители общественных организаций и, судя по всему, гостям заседания обещали дать слово. «На этом мероприятии меня попросили кратко рассказать о наиболее резонансных в Новосибирске вопросах, связанных с экологией. Буду говорить о теме отходов и о теме перевода ТЭЦ-5 на бурый уголь. Саша (эколог Александр Дубынин — прим. Тайги.инфо) будет говорить про особо охраняемые природные территории», — писала в Facebook депутат горсовета Наталья Пинус.

Но кроме членов совета, полпреда и врио губернатора, выступил лишь один общественник — глава новосибирского отделения «Мемориала» Александр Рудницкий. Он упомянул создание совета при губернаторе по увековечиванию памяти политических репрессий, рассказал о трудностях с памятником заключенным тюрьмы НКВД, захоронении их останков и сохранении памяти родившегося в Барабинске писателя и диссидента Анатолия Марченко (умер в 1986 году после 117-дневной голодовки в тюрьме, где отбывал наказание за антисоветскую агитацию и пропаганду). Рудницкий покритиковал пособие по истории области за то, что советский период там представлен «в духе „Краткого курса истории ВКП(б)“» и предложил издать и разослать во всех школы вместе с этим учебником книгу Марченко.

Уже после мероприятия Рудницкий хотел заново зайти в зал и уточнить, где будет следующий круглый стол, но охранник Василий Войтенко не пустил его. Этот же сотрудник вывел из малого зала корреспондента Тайги.инфо, когда тот направлялся к Михаилу Федотову, чтобы задать вопрос о сибиряках, обвиняемых в экстремимзе за репосты «ВКонтакте». Войтенко поинтересовался, что находится в рюкзаке и предложил выйти в фойе. Осмотрев содержимое (рамок на входе ему показалось недостаточно), охранник закрыл двери малого зала и спросил у корреспондента, «кто он такой». Пресс-карта опять же не удовлетворила охранника Войтенко, и он сказал, что нужно «другое удостоверение», однако не уточнил, какое.

«Когда губернатор уйдет, вы зайдете», — сказал он и гордо поднял подбородок, не внемля указаниям на то, что он препятствует профессиональной деятельности журналиста, то есть может совершать уголовное преступление.

Травников неожиданно быстро ушел, но вместе с ним где-то в кулуарах правительства скрылся и глава СПЧ Федотов. Позже выяснилось, что он все-таки успел ответить на не заданный Тайгой.инфо вопрос и сказал, что нужные изменения в законодательстве приведут к освобождению всех осужденных за репосты. «[Амнистия] произойдет автоматически — судебные решения, которые приняты ранее, должны быть скорректированы», — цитирует его ТАСС. Редакции пока не удалось выяснить, был ли охранник Василий Войтенко подкуплен конкурентами издания по медиарынку.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Деструктивное отношение партнера приводит к разрыву отношений Группы ЧМ мира по футболу 2018: результаты матчей Поздравление на Ореховый спас в прозе, стихах, открытки: история церковного праздника Иосиф Кобзон: состояние здоровья, последние новости Состояние здоровья Шумахера на сегодняшний день

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций