«Сегодня люди хвастаются новым носом или грудью»: пластический хирург о красоте и стыде

29.06.2018 20:02

«Сегодня люди хвастаются новым носом или грудью»: пластический хирург о красоте и стыде

Тайга.инфо: У российского здравоохранения есть стратегические планы по борьбе с ВИЧ, онкологией, туберкулезом, наркоманией и многим другим заболеваниям. Если ли подобное видение на такую отрасль медицины, как пластическая хирургия?

— В 2009 году в перечень хирургических специальностей добавили пластическую хирургию как отдельную специальность. Раньше она называлась «хирургическая косметология», и занимались ею чаще всего хирурги-стоматологи, потому, что они лучше знали анатомию лица, а ринопластикой занимались отоларингологи. С 2009 года начали проводить обучение по данной специальности. Необходимость в этом возникла не потому, что у нас мало красивых женщин, а совершенно по другой причине. Пластическая хирургия — это очень большая отрасль медицины. В первую очередь реконструктивная, восстановительная хирургия — это, если грубо говорить, пришивание отрезанных, отрубленных пальцев рук и ног, это реабилитация после серьезных травм, онкологических операций, ожогов, устранение врожденных и приобретенных деформаций. Это физическая и социальная реабилитация, облегчение адаптации в обществе, улучшение качества жизни. А эстетическая хирургия — один из разделов пластической хирургии, очень важный в современных условиях, но считать, что вся пластическая хирургия относится к эстетике, было бы, наверное, неправильно.

«В первую очередь реконструктивная хирургия — это реабилитация после серьезных травм, пришивание, грубо говоря, отрезанных пальцев рук и ног»

В Новосибирской областной клинической больнице открыто отделение пластической реконструктивной хирургии, что является большим шагом вперед. Оно необходимо. В 90-е годы в облбольнице существовало подобное отделение. Теми операциями, которые мы там выполняли, и сейчас можно гордиться, мы вернули к труду и полноценной жизни сотни, даже тысячи людей. И сейчас там работают профессионалы высочайшего уровня, которым под силу самые сложные операции. В этом, собственно, и состоит задача пластической хирургии. Без медицинской реабилитации социальная реабилитация невозможна. Это понятно: если у человека нет половины лица, пальцев на ноге или руке, что тут говорить?

Тайга.инфо: То есть желание пациента стать красивее не воспринимается, как блажь. Нет такого: тебя спасли — и живи дальше, как хочешь.

— Это не блажь.

Тайга.инфо: В последние годы в российских социальных медиа усиливается феминистская повестка: женщины борются за свои права, и в том числе за право выглядеть так, как они хотят. Кто чаще обращается к вам за помощью и услугами, мужчины или женщины?

— Чаще, конечно, женщины, но со временем количество операций по устранению дефектов внешности у мужчин неуклонно растет. Человеку всегда хочется выглядеть лучше. Почему нет? Это нормально и здорово. И мы в этом помогаем по мере своих сил, а возможностей с каждым годом все больше и больше.

Тайга.инфо: Вероятно, тезис «Мое тело — мое дело» находит отклик в вас?

— Совершенно верно! Если я хочу, чтобы мое тело выглядело лучше, то буду прилагать к этому усилия.

Тайга.инфо: Можете ли вы отказать пациенту, если видите, что он приходит с запросами и проблемами, далекими от реальности?

— Красота и эстетика — понятия очень субъективные. Не зря же есть такая шутка, что 90% мужчин нравятся полные женщины, а 10% — очень полные. Кого-то абсолютно устраивает его внешний вид, целиком и полностью. Кто-то не терпит в себе ни малейшего изъяна и стремится их исправить всеми доступными и недоступными способами. Все люди разные.

Конечно, мы некоторым пациентам отказываем. Например, когда понимаем, что не сможем помочь человеку, то стараемся убедить, что нужна не операция, а что-то другое: сменить имидж, прическу, косметику, поработать над собой, взглянуть на себя по-другому.

Например, приходит девушка: «Я хочу грудь увеличить». А грудь у нее нереально красивая, пусть не очень большая, но достаточного размера и очень красивой формы — и мы отказываем. Если про грудь говорить, то, на мой взгляд, первична форма. Пусть не очень большая, но если грудь красивой формы, не надо ничего делать. То же самое с носами, веками, глазами, с формой лица. Если мы полагаем, что можем что-то сделать, то моделируем на компьютере и показываем человеку: «Мы видим это так». Если у человека загораются глаза, и он говорит, что мы прочитали его мысли, то тогда мы работаем с ним. Если нет — то нет.

Тайга.инфо: Медицинские показания или противопоказания также влияют на ваше решение?

— Для операции в эстетической хирургии медицинских показаний мало, потому что к нам приходят люди относительно здоровые. Здесь есть социальные показания именно для улучшения качества жизни и более легкой адаптации в обществе. Кто-то стесняется своей внешности, фигуры, кто-то, глядя в зеркало, испытывает дискомфорт из-за того, что чувствует себя достаточно молодым, а из зеркала на него глядит человек гораздо старше.

Что касается противопоказаний, то они стандартные, как и для любой плановой операции: обострения хронических заболеваний, тяжелая сопутствующая патология. Перед любой операцией в эстетической хирургии пациент проходит тщательное обследование. Если есть какие-то нарушения, то такой пациент направляется на консультацию и лечение к профильному специалисту. И только после этого рассматривается вопрос о его операции.


Тайга.инфо: Взять и что-то поменять в себе перестало быть экстраординарным поступком?

— Это стало совершенно нормальным явлением. Бывает, что пациенты приходят и спрашивают: «Мне надо это делать или нет?» Я всегда отвечаю: «Не знаю. Я только могу сказать, сможем мы или не сможем это сделать. А надо или не надо — это вам решать». «Надо» — это относится к медицинским показаниям, когда есть деформации, рубцы, которые нарушают движение конечностей, работу суставов. В эстетической хирургии «надо» или «не надо», на мой взгляд, врач решать не должен, это должен решать пациент.

Надо понимать, что пластическая хирургия за последние 20–30 лет сделала большие шаги вперед. Сегодня используются такие методики и оборудование, которые еще 15–20 лет назад казались фантастикой, а сейчас пластическая хирургия без них просто немыслима. Кроме того, в Новосибирске практически не осталось случайных людей в этой специальности. Подавляющее число хирургов нашего города очень опытные и делают почти все. Клиника, в которой проводят операцию, должна быть лицензирована на такую деятельность, должна обладать всем необходимым для проведения операций подобного уровня, потому что они могут длиться несколько часов.

«Что тут может быть стыдного? Это нормально. Никому же не стыдно покупать красивую одежду»

Важны хорошо оснащенная операционная, качественное анестезиологическое оборудование и препараты, современные и безвредные, которые применяются при анестезии. Импланты должны быть сертифицированы. Пластический хирург тоже, естественно, должен иметь действующий сертификат. Если пациент колеблется, то нужно обойти как минимум трех хирургов и составить мнение о каждом. Кто вызвал наибольшее доверие, к тому и идти, если его точка зрения совпадает с точкой зрения пациента.

Тайга.инфо: Недавно телеканал «Дождь» рассказывал, как чеченские женщины приезжают в Москву, чтоб разбираться с последствиями хирургических вмешательств по увеличению груди, сделанных в Грозном. Там чуть ли не вазелин вкалывают. Такое до сих пор встречается?

— Слава богу, все меньше и меньше с каждым годом. Это было распространено 15–20 лет назад, сейчас этого практически нет. Конечно, ко мне и к моим коллегам иногда обращаются, чтобы скорректировать работу другого хирурга. К сожалению, медицина, а тем более хирургия, без осложнений не бывает. И не всегда результат бывает тем, на какой мы рассчитываем. Случаются осложнения, врачебные ошибки, хотя сейчас они стремятся к нулю.

Реабилитация после наших операций достаточно долгая и не всегда предсказуемая. Не всегда все заживает и рубцуется так, как нам хочется. Например, срок реабилитации после ринопластики составляет не менее года. Год человек ходит с отекшим носиком. Хирург, конечно, следит за пациентом, пытается как-то повлиять, проконтролировать процесс. Но это не всегда в наших силах. Кстати, если имеются нарушения дыхания, то при ринопластике эти две проблемы нужно решать за одну операцию. Поэтому, с нами в паре работает отоларинголог.

Другой важный момент — послеоперационный период. Если в клинике нет палаты интенсивной терапии или реанимационного отделения со следящей аппаратурой, то операции под общим обезболиванием, достаточно длительные, делать в такой клинике нельзя! Это опасно для жизни.


Тайга.инфо: Людям стыдно признаваться, что они сделали пластическую операцию, подтяжку лица или увеличение груди?

— Это было раньше. Сейчас люди этого не скрывают, а наоборот делятся со своими близкими, друзьями, знакомыми. Говорят: «Посмотрите, как здорово!» Что тут может быть стыдного? Это нормально. Никому же не стыдно покупать красивую одежду и носить ее.

Конечно, бывают пациенты, которые не хотят, чтоб кто-то знал, что они прооперированы. Но это уже редкость. Сейчас они даже хвастаются этим при хорошем результате. И в этой связи очень важен такой фактор развития негативных последствий от операций, как вина самих пациентов.

Тайга.инфо: Что они делают не так?

— Некоторые все делают не так. Вышли за дверь и сразу забыли, о чем мы тут говорили. Напрочь вылетело из головы! И когда им напоминаешь об этом, делают круглые глаза: «Вы мне этого не говорили».

«Современные импланты такого качества, что их не надо менять ни через пятнадцать лет, ни через пятьдесят»

Например, после коррекции груди самое главное — не снимать компрессионное белье. Многие снимают, но хирургу в этом не признаются. А первые десять дней вообще к белью нельзя прикасаться. Но пациенты приходят на перевязку, смотришь: оно по-другому застегнуто. Это видно сразу же! Или после операции говоришь: «Вам полгода нельзя ходить без бюстгальтера. Встали с постели — наденьте бюстгальтер!» А она приходит на осмотр через полгода в майке на голое тело. Конечно, почти все можно поправить. Но зачем, если можно не хулиганить, делать то, что говорит врач, и потом не будет обид и дополнительных расходов.

Тайга.инфо: Насколько то, что вы делаете с той же грудью, долговечно?

— Знаете, говорят, что вечного ничего не бывает. Но современные импланты такого качества, что их не надо менять ни через пятнадцать лет, ни через пятьдесят. Они ставятся на всю жизнь и с пожизненной гарантией от производителя. Даже если что-то с имплантом случится через полвека — производитель предоставит их бесплатно. За грудью приходят и в двадцать, и в сорок лет. Раньше эстетическая хирургия была направлена в основном на устранение возрастных изменений, большинство операций были подтяжками лица. Сейчас это изменение формы носа, ушей, груди, живота, исправление фигуры и модификация лица, полное изменение черт лица, нижней челюсти, скул, век, бровей, носа, форм подбородка.

Тайга.инфо: Какие современные методики вы используете в своей работе?

— В последнее время уровень вопросов и требования, которые предъявляет пациент, существенно возросли. Его интересует вся технология подготовки и проведения операции непосредственно в клинике. Ну и конечно, часто пациент хочет, чтобы проведенная коррекция осталась не замеченной окружающими: «А можно в пятницу прооперироваться, а в понедельник на работу?»

«КОГО-ТО АБСОЛЮТНО УСТРАИВАЕТ ЕГО ВНЕШНИЙ ВИД, КТО-ТО НЕ ТЕРПИТ В СЕБЕ НИ МАЛЕЙШЕГО ИЗЪЯНА»

В своей работе я активно использую эндоскопическую технику при увеличении груди и подтяжках лица. Например, эндоскопическая маммопластика через подмышечную область пользуется у женщин популярностью, благодаря отсутствию постоперационных следов на самой груди. Два маленьких шва в подмышечных областях сохранят тайну преображения навсегда. То же и с лицом, только разрезы меньше. Нельзя забывать о послеоперационной реабилитации: это в первую очередь физиопроцедуры. Современная пластическая хирургия немыслима без активного участия физиотерапевтов и косметологов, с которыми мы работаем в самом тесном сотрудничестве.

Тайга.инфо: Вам самому приятно, когда вашей работой хвастаются?

— Да это самая лучшая награда для любого хирурга. Это важнее любых денег! Серьезно говорю: это лучше любых материальных благ. Пластический хирург должен помнить, что в первую очередь он врач. А потом уже во вторую, третью или даже в пятую очередь думать о деньгах. И заходить в операционную нужно, не чтобы деньги зарабатывать, а чтобы помочь человеку.

Тайга.инфо: При этом пластическая хирургия — это вообще не дешево.

— Ну, цены не должны быть «копеечные», потому что пластический хирург высокого уровня не может стоить дешево, как не может стоить дешево хорошая машина и хорошее вино. Во-первых, используются очень дорогие инструменты и материалы. Следящая аппаратура, послеоперационное ведение больного, импланты, компрессионное белье — это все не дешево. Если гнаться за дешевизной, можно получить дешевый результат.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Скончался Иосиф Кобзон, причина смерти, болезнь, семья, краткая биография Флористы рассказали, как подобрать букет для школьника на 1 сентября День города Волгоград 2018 программа: город будет праздновать несколько дней подряд В Афганистане сообщили о гибели в результате удара беспилотника лидера пакистанских талибов* Южная Корея – Мексика онлайн трансляция матча 23 июня

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций