«Региональным оператором должно владеть государство». Новосибирский депутат о мусорной реформе и тарифах

12.11.2019 18:50

«Региональным оператором должно владеть государство». Новосибирский депутат о мусорной реформе и тарифах

Приводим расшифровку интервью Александра Бурмистрова журналистам Тайги.инфо Алексею Мазуру и Евгению Мездрикову в программе «Чё» на телеканале НТН24.

13 ноября на Тайге.инфо будет опубликовано мнение регионального оператора по обращению с отходами. Экспертом программы выступит гендиректор ООО «Экология-Новосибирск» Лариса Анисимова.

Мазур: Вопросов сейчас больше, чем ответов. Что такое «разморозка» концессии, о которой говорил в октябре губернатор? Что будет с полигоном? Мне это напоминает ситуацию с «кочующим» ледовым дворцом спорта который должен был быть то в одной части города, то в другой, то в третьей. А теперь у нас «кочующая» свалка мусора. То она в Раздольном, то в Лекарственном, сейчас еще в Жеребцово появляются какие-то объекты. И непонятно, что с этим будет.

Бурмистров: Главное, наверное, во всей этой истории — не место размещения свалки, а финансовая модель. В чем основная проблема концессии? В том, что та организация, которая эту свалку размещает, получает на десятилетия вперед гарантии необходимой валовой выручки. Гарантии, которые, в случае, если этой выручки не будет, если инвестиции окупаться не будут, либо лягут в тариф, либо будут компенсироваться за счет средств бюджета. Это на десятилетия вперед. Это риски на десятки миллиардов рублей, которые созданы на ровном месте.

Организаций, которые готовы выходить на рынок сортировки и не требовать от региона каких-то гарантий, — их множество. Но в нашем регионе, не пойми для чего, заключили концессионное соглашение, по которому необходимую валовую выручку будут гарантировать. Это основная проблема.

Мазур: Может, нам проще [концессию] расторгнуть, потому что там «всего» 300 млн рублей нужно отдать и распрощаться. Но мы похожи на человека из анекдота, который запихивал десятирублевку в канализационный люк, потому что уронил туда пятачок. Что все-таки делать с мусорной концессией? И, главное, я не понимаю, что власти собираются делать. Говорят о некой «разморозке», о переносе мусорного полигона, а никаких действия не видно.

Бурмистров: Сложно говорить о какой-то «разморозке», потому что непонятно, что конкретно это означает. Высказывание настолько сжатое, неясно, что там находится внутри.

Мазур: Вы выступили с анализом возможного повышения тарифа на вывоз мусора почти на 32%. До сих пор непонятно, почему это повышение планируется таким резким. Вот у нас началась мусорная реформа, и так вроде сразу повысили тариф. После этого много звучит критики: что там что-то не вывозится, здесь что-то не вывозится, долги перед перевозчиками, но при этом говорится, что [тариф] нужно еще повысить. Что происходит?

Бурмистров: С моей точки зрения, аппетиты организации, которая всем этим занимается, неадекватны. Со стороны власти их никто не ограничивает. Поэтому они хотят всё больше и больше. Это если совсем просто.

Первое. Тот тариф, который есть сейчас, содержит в себе расходы по вывозу мусора из более чем 1,5 тыс. населенных пунктов. Согласно санитарным нормам, летом это нужно делать ежедневно, зимой — пореже. Это колоссальные средства, которые учтены в тарифе. Но по факту, если мы послушаем руководителя компании-регоператора, вывозится мусор из меньшей части населенных пунктов. Да, там проживает большинство население, но с учетом транспортных расходов, которые легли в тариф, один бак ты везешь или два за 200 км, ты солярки-то сжигаешь примерно в одном объеме. Поэтому этот тариф, который официально утвержден, он грабительский и неадекватный, потому что он содержит в себе расходы, которые фактически не осуществляются. Транспортные расходы, по данным регоператора, составляют более 70% в общем тарифе. То, что у нас сейчас есть — это неадекватно. Это кратно, например, выше, чем в Республике Хакасия, в Абакане. Там в разы дешевле эта услуга обходится.

Далее. По поводу вот этого роста. Информация эта открыта, она размещена на сайте департамента по тарифам Новосибирской области. Каждый заинтересованный житель может зайти на сайт и увидеть тот тариф, который действует сейчас. Это 446 рублей за 1 кубический метр. И посмотреть тариф, который предложен для утверждения в следующем году, — это 558 рублей. И вот главный вопрос, который я себе задал (тот же самый, что и вы): какова возможная природа этого повышения?

Для того, чтобы проанализировать эту природу, нужно понять структуру тарифа. 72,82% — это расходы на транспортировку. Так вот, на момент подачи заявки с ростом тарифа на 31%, конкурсные процедуры по выборам компаний-перевозчиков мусора не осуществлены. А это значит, что максимум, что мог сделать регоператор, — к тем затратам, которые уже есть сейчас, добавить буквально несколько процентов в довесок. Такая индексация — это официальный норматив, который утвержден на федеральном уровне.

Далее — НДС. Он как был 20%, так и остался. Третья позиция — полигоны. Видно, что кардинального роста тарифов на захоронение на полигонах нет. Тоже буквально несколько процентов. Возможно, с увеличением объема могут вырасти и затраты на полигоны. Но откуда 30%? Остается только четвертая составляющая — собственные затраты регионального оператора. Раньше это было 2,54%, сейчас это 30%-ное повышение возможно при условии, что собственные расходы растут многократно. Чтобы сказать точно, нужно видеть ту заявку, которую регоператор подавал в департамент по тарифам.

Что может находиться «внутри» собственных затрат? Могут находиться контейнеры. Может находиться рост затрат на оплату труда сотрудников. Могут находиться увеличенные расходы на аренду или еще на что-то. Надо просто эти данные опубличить.

Мы должны понимать еще одну вещь. Вот этот невывоз мусора из ряда населенных пунктов не сможет быть учтен в плане понижения тарифа на следующий год. Потому что тариф на 2020 год должен быть зафиксирован в декабре, а отчет за 2019-й регоператор подаст уже в следующем году. Вот в чем история. Уже второй год подряд эта проблема длится.

Мазур: А в этих населенных пунктах люди платят за вывоз мусора?

Бурмистров: Они не платят, но мы за это платим. Смотрите, мы платим 88 рублей — я и вы, как и средние жители. Непосредственно за вывоз из мусорных баков рядом с нашим домом до полигона платится порядка 60 рублей. Остальные 28 — это плата за то, чтобы в целом по региону все было с экологической точки зрения благополучно. Чтобы вывозили из Листвянки, Изырака, какой-нибудь Малиновки — то есть, из непонятно насколько удаленных пунктов. Мы за это платим, но этого не происходит.

Мазур: То есть, жители Новосибирска дотируют вывоз мусора из сельских территорий?

Бурмистров: Да вот самая беда-то не в этом. Мы дотируем несуществующий вывоз мусора из сельских территорий. Вот это безумие. И оно продолжится в 2020 году. Такова федеральная методика. Опять же, департамент по тарифам, насколько я вижу их действия, там, где они могут урезать в рамках тех полномочий, которые им законодательство определило, они стараются урезать. Но они ограничены теми нормами, которые есть.

И здесь вопрос, на мой взгляд, переходит в политическую плоскость. Ребята, ну если вы оттуда не вывозите, вы как вообще работаете-то?

Мездриков: Есть ли кто-то, кроме департамента по тарифам, кто может на эту ситуацию повлиять? Законодательное собрание, которое должно защищать интересы жителей, в том числе и области? Горсовет, которому это тоже должно быть интересно, раз мы дотируем несуществующий вывоз?

Бурмистров: Повлиять административно депутаты, к сожалению, не могут. Мы можем рассказывать об этом, собирать круглые столы и так далее. В качестве советника главы Хакасии могу сказать, что там городские или областные депутаты могут выступать как рычаг давления — административное решение они принять тоже не могут. Их нет в этой цепочке. То, что зависит от меня, — это опубличивание всего этого безумия.

Мазур: Я хочу сказать, что безумие-то на этом не заканчивается. Мы все говорим про мусорную реформу и мусорную концессию. Так вот, концессия к нам еще «не пришла» в виде тарифа. После того, как заводы будут построены, их добавят к тарифу, и там уже, думаю, не 30%, а все 100 или 200 добавятся.

Бурмистров: Либо это будет делать бюджет, чтобы население не выходило на площади. Возможно, затраты на эти заводы просто попадут в бюджет.

Во всей этой истории критичен еще один момент. Смотря на разборки между региональным оператором и перевозчиками, мы понимаем, что в любой момент возможны проблемы с вывозом. По сути дела, те организации, которые отвечают за жизнеобеспечение Новосибирска, угрожают жителям города. Они заявляют, что им недоплачивают, другие говорят, что у вас что-то с отчетностью не то. А в результате появляется прямой риск невывоза.

Выход один, на мой взгляд. Региональным оператором должно быть государственное предприятие. Потому что это административная функция. А ее взяли и отдали непонятным людям.

Мазур: В мусорной теме становится всё интереснее. Мы рассчитываем получить разъяснения от регионального оператора, почему такой рост тарифа предполагается. И, конечно, расскажем вам.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Кличко идет в отставку Какие изменения в ноябре произойдут в Украине Во сколько церемония закрытия чемпионата мира по футболу 2018 РПЦ не советует избирать иноверцев в качестве супругов Big Fish Agency – интернет-маркетинг для вашего сайта

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций