Профессор ВШЭ Евгений Гонтмахер: «Бюджет в 2020 году будет с триллионами рублей убытка»

19.05.2020 16:04

Профессор ВШЭ Евгений Гонтмахер: «Бюджет в 2020 году будет с триллионами рублей убытка»

Профессор Высшей школы экономики Евгений Гонтмахер в эфире «Огонька Тайги» рассказал, почему выплаты населению во время пандемии коронавируса могут приурочить к голосованию по Конституции, и как 2020 год повлияет на политическую жизнь в России и личную судьбу Путина.
Тайга.инфо приводит частичную расшифровку программы.

Мне кажется, чем прямее путь денег для поддержки населения и бизнеса, тем он лучше в социальном плане. На месте Владимира Владимировича я бы решил, что это и для рейтингов хорошо. Сейчас выделены 10 тыс. рублей на детей до 16 лет без критериев нуждаемости — это хорошо, это правильно, как мне кажется.

Но, помните, все уперлось в первые пару дней: завис сайт «Госуслуг», и я видел фотографии в ряде российских регионов, как люди стояли в очередях, чтобы подать заявление на эту выплату. Идея хорошая, а ее осуществление, даже в таком простом виде, сложно. Я бы сейчас банковскую систему использовал по минимуму.

Видимо, будут еще прямые выплаты. Я предполагаю, что пенсионеры еще что-то получат. Сколько — я не знаю. Будет зависеть, как там с Минфином договорятся. Возможно, [выплаты] еще получат другие категории населения. Это будет приурочено к каким-то политическим событиям: голосованию по Конституции или единый день голосования в сентябре [2020 года], хотя это и не федеральные выборы.

Голосование по Конституции для Путина принципиально важно: ему докладывают, что настроение населения не очень. Когда будет голосование, никто не знает, но оно будет. В данном случае политика превалирует над «социалкой».

Должен сказать, в Москве элементы таких выплат есть. У нас два месяца не берут платежи за капремонт. Это введено для всех жителей — и это правильно.

С бюджетом ситуация сложная. Отчасти это связано с пандемией, потому что экономическая активность в стране существенно снизилась. В налогах, по последним данным, минус 20−30% поступлений. Плюс это усугубляется нефтью и газом, когда существенно упали цены на них. По итогам последних месяцев, «Роснефть» и «Газпром» в убытке.

Бюджет в этом году, понятно, будет с дефицитом — порядка 2−3 трлн рублей будет в убытке. Это довольно существенно. А что нам делать с нацпроектами? Они были объявлены правительством, Путин лично их курирует. Там заложены около 25 трлн рублей, и это надо финансировать. Плюс надо финансировать текущие расходы бюджета.

По прогнозам, которым я доверяю, будет минус 5% ВВП — это очень много. В следующем году тоже будет минус, может быть, не такой большой. И только в 2022 году экономика вернется к уровню, который был в прошлом [2019] году, а он нас не устраивал, потому что темпы роста были маленькие. Поэтому пополнение Фонда национального благосостояния и других наших государственных «кубышек» идти не будет, а будет их расход .

Сейчас взять и потратить резервы, чтобы сделать выплаты — это рискованно, потому что через год-два мы окажемся на мели. Остается единственный вариант — брать в долг, но на внешних рынках никто займ не даст по многим причинам. Либо брать в долг у нас с вами, как в Советском Союзе: «Покупайте у нас сталинские займы».

Третий вариант — просто печатать рубли, чтобы выполнять по минимуму все обязательства. И есть информация, что печатание денег уже началось. Начинаются другие опасности: инфляция и расслоение. Рост цен бьет, прежде всего, по малообеспеченным людям.

Экономические проблемы у правительства очень большие. Как они их будут решать? С моей точки зрения, надо начинать реформы. Это примерно та же ситуация, которая была в конце советского периода, 1989−91 года. Когда пришла команда реформаторов и начала «лечить», причем, жесткими методами. Боюсь, это единственный вариант.

Вряд ли Путин на это пойдет, потому что любые реформы — это политические риски. В следующем году выборы в Госдуму — тоже принципиально важный момент.

Майские указы Путина в 2018 году, девять национальных целей — это фактически была его программа на ближайшие шесть лет: снижение бедности, темпы экономического роста выше среднемировых, высокотехнологичные производства, рост экспорта. Сейчас это все обнулилось.

У нас 2020 год пролетит, мы не успеем оглянуться. 2021 год будет не лучше, чем двадцатый. И все прекрасно понимали, еще до пандемии, что все национальные цели, которые обозначил Путин, невыполнимы. Радикально невыполнимы. Да, есть люди, которые предлагают другие пути развития, но решает-то он — так устроена политическая система.

Допустим, Путину нужно произносить послание Федеральному собранию. Что он скажет? Как мы будем двигаться к 2024 году, осталось всего ничего? По каким лекалам? Что мы будем делать с экономикой, обществом?

У людей, мне кажется, был запрос на изменения еще до пандемии, социология это показывала. Ощущение, что мы в застое находимся, и на это надо будет дать ответ. Если бы не было пандемии, с ответом можно было бы протянуть долго. Он [Путин] должен выступить с чем-то, что покажется обществу симпатичным, но что он может сказать? В этом проблема.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Леонид Куравлев: биография, творчество, личная жизнь, история любви Обменять гривны на доллары Кефир перед сном – вред или польза? Что делать, если на дороге оказался лось Великий пост: что разрешается и чего делать нельзя?

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций