«Порезвиться» в чужом помещении при доброжелательном отношении следствия и суда

28.05.2020 17:54

«Порезвиться» в чужом помещении при доброжелательном отношении следствия и суда

Адвокат Ирина Гребнева указывает на незаконное, по ее мнению, решение суда по поводу передачи здания, где расположено АНО «Клиника НИИТО», на хранение ФГБУ ННИИТО им. Цивьяна. Юрист, присутствовавшая на заседании, намерена жаловаться на суд и указывает на многочисленные нарушения законодательства.

Мне очень страшно делать это, но я напишу. Несмотря на то, что рискую накликать на себя гнев следственных органов, которые уже назначили «расхитителей государственной собственности», хотя еще фигурантам не предъявлено окончательное обвинение и дело не направлено в суд.

Ибо мне стыдно молчать по поводу того, как суд «на одном дыхании» штампует решения в пользу следствия. И вполне возможно, что когда-нибудь то, что сегодня происходит вокруг так называемого «уголовного дела ННИИТО», получит законную оценку.

А что же там происходит и почему я считаю нужным это комментировать?

Прежде всего, я — защитник одного из обвиняемых по уголовному делу, адвокат Сергея Поскочина. Свою позицию я раскрываю с его непосредственного согласия.

А происходит в ходе предварительного следствия вот что. Следователь принял решение передать здание, арестованное в рамках уголовного дела, принадлежащее ООО «Техинком», «десятиэтажку» на улице Фрунзе, 19а, на хранение ФГБУ ННИИТО им. Цивьяна. А последнее государственное учреждение в лице своего руководителя господина Андрея Корыткина этому несказанно радуется, ибо полагает, что теперь «ворованное вернется государству, а ФГБУ, наконец-то начнет там медицинскую деятельность». И даже некие «открытые письма» пишет и благодарит за восторжествовавшую справедливость.

Вчера суд Центрального района, согласился с законностью данного решения.

ООО «Техинком» оспаривало действия следователя. Никого из обвиняемых и их защитников к участию в деле не привлекли

По делу было два заседания. Когда я узнала, что дело слушает суд, я попыталась принять участие в судебном заседании. Суд посчитал, что права моего подзащитного никак не нарушены. Во время моих ответов на вопрос суда, о том, чем же оспариваемое постановление затрагивает права моего подзащитного, прокурор не выдержал и перебил меня. По его мнению, я говорила слишком долго. И не по делу.

Увы, итог очевиден. Меня не допустили к участию в деле.

Радует только одно. Теперь в суде ведутся аудиопротоколы. И не только участники процесса, но и вышестоящая инстанция сможет прослушать доводы следствия и обвинения.

А доводы были такие:

— Во-первых, Поскочин является «фактическим собственником здания» и продолжает извлекать доход от сдачи имущества в аренду. Странно, не правда ли? Ведь в оспариваемом постановлении здание как раз и передавалось «фактическому собственнику», то есть ФГБУ. Может их там несколько?

— Во-вторых, он же (то есть Поскочин) препятствует заключению договора аренды с АНО НИИТО, и сотни людей останутся на улице, а ФГБУ их спасет, примет на работу и будет «в десятиэтажке» вести медицинскую деятельность.

— В-третьих, украденное надо вернуть государству (удивительно, но здание никогда не было в собственности государства, даже из существующего обвинения следует, что якобы украденными деньгами.

И еще оригинальное. Раз здание является «медицинским», то сохранить здание можно только ведя в нем медицинскую деятельность. Непрерывно.

Я не буду высказываться по существу обвинения.

Лично мне было понятно, что для того, чтобы доказывать хищение путем завышения рыночной стоимости поставок, надо прежде всего сравнить цену поставок с рыночной стоимостью. Но этого никто делать не собирается. Достаточно было назначить всех поставщиков «фиктивными организациями», несмотря на то, что многие работали более 15 лет, вот и появилось «завышение рыночной стоимости». Но с этим мы в суде по существу будем спорить.

Я даже не буду комментировать, что вчера прокурор (а я таки сидела и слушала) высказался на тему, что на ООО «Техинком» не распространяется доводы Конституционного суда о защите предпринимателей, поскольку это никакие не предприниматели, а фирма, созданная исключительно для хищения бюджетных средств. Видимо, по мнению прокурора, тот факт, что за последние несколько лет фирма уплатила более 110 млн налогов, именно это и подтверждает. Подставные фирмы они все такие, налогоплательщики для прикрытия. А о тех обстоятельствах, что именно эта фирма была победителем в конкурсе на лучший инвестиционный проект в Новосибирской области, прокурор просто не знал. И о получении бюджетных субсидий тоже.

Я даже согласна с тем, что следователь самостоятельно может определить хранителя имущества. Но как объяснить многоуважаемому потерпевшему, что если речь идет о «возвращении похищенного», то возвращать надо именно то, что похитили. А по версии обвинения похитили денежные средства.

И как объяснить всем, кто «ратует», что «десятиэтажка» должна быть передана ФГБУ «ибо это медицинское здание», что нет законного способа «передать здание ФГБУ», а тот факт, что часть помещений действительно оборудована для медицинской деятельности, никак не придает зданию какого-либо специального назначения.

А уж благодарить губернатора за то, что следствие совершило то или иное действие — ну уж вообще как-то удивительно. У нас же вроде бы ветви власти независимые. А тут получается, согласованно как-то действовали.

Даже если суд установит, что здание построено на деньги, добытые преступным путем и суд постановит обратить взыскание на здание, процедура такова, что здание подлежит оценке и реализации службой судебных приставов на открытых торгах с соблюдением многочисленных процедур. Именно реализация имущества по рыночной цене должна привести к получению денежных средств, которые подлежат направлению на погашение ущерба.

Я даже раскрою с согласия своего подзащитного тот факт, что следствие неоднократно предлагало «добровольно передать здание в счет погашение ущерба». И этот вопрос всерьез обсуждался. Только, наверное, я плохой юрист, но даже если предположить, что вот все собственники согласны и хотят (нет значения по какой причине) просто взять и передать (ну или подарить) здание, то это повлечет значительные налоговые последствия.

Потому как это у следствия все просто. Возьмите и передайте. Но здание стоит на балансе ООО «Техинком» по определенной балансовой стоимости. По какой стоимости передать? По балансовой? По рыночной? А кто заплатит налоги, которые возникнут, если у предприятия произойдет «выбытие основного средства», что по мнению налогового органа называется «реализация», которая подлежит налогообложению? И кто по какой стоимости примет это здание к учету, если бюджетное учреждение собственности иметь не может? А как будут осуществлены «проводки» по погашению ущерба? Кто погасит ущерб? Бюджет? Ведь сам по себе факт передачи здания в счет погашения ущерба не изменит объем обвинения. Нужно как минимум два действия: определение следствием размера ущерба — действия по его погашению в конкретной сумме.

Но увы, я не была услышана. Меня обвинили в том, что я делаю все, чтобы помочь сохранить награбленное и диалог был прекращен. А мои вопросы, увы, интересовали только меня.

И главное. Если имущество передали на хранение, это не значит, что оно теперь «твое», и в нем можно вести хозяйственную деятельность, делать там то, что заблагорассудится. Имущество передается на хранение, а хранение предполагает ответственность хранителя за сохранение полезных свойств переданной вещи. А на какие деньги это будет делать государственное учреждение? Кто заплатит за ухудшение состояния здания, когда его с согласия следствия бесплатно эксплуатируют?

Ну и третье. Уважаемый руководитель ФГБУ уверен, что у него уже есть лицензия на работу в данном помещении. Увы, полученная ФГБУ лицензия получена на конкретные помещения (две операционные), которые взяты у собственника в аренду. А при осуществлении медицинской деятельности лицензируется деятельность в конкретных помещениях, на которые получается соответствующее заключение. Поэтому «порезвиться» в чужом помещении, особенно при доброжелательном отношении следствия и суда (благое дело ж делают, у воров забрали, людям помогают), наверное можно.

Но законно это сделать нельзя. Приняли на хранение — пожалуйста, обеспечьте сохранность. Опечатайте, храните до законной реализации объекта. Кстати, до законной реализации объекта, с учетом того, что дело еще в суд не уходило, может пройти несколько лет. Представляете, во что превратится здание, которое «дали подержать» и денег на ремонт которого никто, разумеется, выделять не собирается.

Ну и еще один вопрос меня мучает. Вчера в судебном заседании были представлены договоры с АНО «Клиника НИИТО». А всего в здании десять арендаторов, в том числе четыре медицинские организации, один из которых — само ФГБУ.

В решении суда указано, что сдача имущество в аренду — это нарушение условий ареста. Да ладно? Два года назад, когда арест накладывали, и арендаторы в здании были, и суд указывал, что никто права собственника не нарушает. Только отчуждать нельзя.

Что же теперь будет с арендаторами? Их выгонят? Или они получат освобождение от уплаты аренды? Или что?

А если договоры будут расторгнуты, то кто же защитит те самые «сотни врачей», которые на этих площадях работали?

Я всегда говорю, что следствие никогда не волнуют экономические последствия возбужденных дел. Но журналисты и общественность могут сравнить финансовые и «медицинские» итоги деятельности ФГБУ и АНО «Клиника НИИТО» «до и после». И что-то странно, что когда бюджет «разграбляли», то картинка была гораздо более благоприятная.

Теперь вот есть попытка помочь ФГБУ, бесплатно предоставив последнему значительные медицинские площади и закрыв глаза на то, что законно медицинскую деятельность вести там нельзя.

На собственника здания следствию наплевать. Для организаций-поставщиков назначен термин «фиктивные организации». Жалко только, что «фиктивные организации» не знали, что они фиктивные, пока им этом следствие не сказало, создавали рабочие места, налоги платили, в банках кредитовались, субсидии получали. К ним в гости возили президентов и называли «гордостью» Новосибирской области. А обанкротятся эти самые «фиктивные фирмы», некоторые из которых работали по 20 лет, не фиктивно, а уже по-настоящему.

А я, наивный мечтатель, верю, что за справедливостью мы будем ходить в суд. И суд будет судить по закону, а не по праву «справедливости». А по этому самому якобы праву справедливости, надо все отобрать и отдать государству. Ибо очевидно же, что государство разберется, что с твоим имуществом делать и вообще, ему нужнее. Вот, в нашем случае, койко-мест не хватает.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Франция – Перу прямая трансляция матча онлайн Пенсионная реформа в России 2018: таблица выхода на пенсию Сербский парикмахер создает "тату для волос" в виде известных футболистов Бафф: тенденции осенне-зимней спортивной моды в 2020 году Поздравление на Ореховый спас в прозе, стихах, открытки: история церковного праздника

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций