Пианистка Екатерина Мечетина: «Не люблю разговоры о том, что все великие умерли»

12.07.2018 19:50

Пианистка Екатерина Мечетина: «Не люблю разговоры о том, что все великие умерли»

Тайга.инфо: Почему именно вы закрывали сезон с Новосибирским симфоническим оркестром?

— Я давно знаю этот оркестр, лично знала Арнольда Михайловича Каца. Мы познакомились за полгода до его ухода. Он приглашал меня с концертом на закрытие сезона, но случилось так, что он ушел из жизни, и мы играли с другим дирижером. Не так давно репетировали с Гинтарасом Ринкявичусом, а сейчас — с маэстро Зандерлингом. Этот концерт в Новосибирске — как возвращение к друзьям, как встреча с близкими людьми.

Тайга.инфо: Играть на закрытии сезона Второй концерт Рахманинова — уже традиция? Вы делали это в Московской филармонии и в Новосибирской.

— Второй Рахманинова — очень репертуарный концерт. Трудно найти что-то более исполняемое, а для меня — более любимое. Я от этой музыки никогда не устаю. Не могу представить, что обнаружу себя в моменте выгорания к ней. Особенно когда работаешь с таким маэстро, как Томас Зандерлинг. Внимательно и вместе глядя в партитуру, можно счистить годичные кольца и обнаружить в этой музыке еще и свежесть.

Тайга.инфо: Как вы интерпретируете для себя этот концерт?

— Эта музыка — про все самое важное в жизни. Я не сторонник описывать сюжетную сторону словами. Музыка для меня — всеобъемлющее искусство, она проникает куда-то глубже, чем в логическую сферу. Но первая тема — о России: колокольный звон, русская душа и широта русская. Я вижу там еще и тему любви, редкое произведение обходится без темы любви. Тема фатума там тоже есть, переплетающаяся с русской темой. Красота природы — безусловно. Оно потому и стало таким любимым произведением, что оно универсально по своему содержанию. Каждый найдет что-то свое. У меня, например, всплывают конкретные жизненные воспоминания. Иногда они связаны с работой с великими музыкантами, когда я еще была начинающим артистом. Не буду говорить, что это священное писание музыканта, но что-то из этого разряда.


Тайга.инфо: Как-то вы сказали, что эпоха великих пианистов закончилась, когда появились конкурсы, а в другом интервью сказали, что великих определяет время. Как вы сейчас думаете?

— Я не люблю разговоры о том, что все великие умерли. Но есть такое мнение среди людей старшего поколения, которые считают, что все самое хорошее было в их молодости. Я еще не вошла в тот возраст, чтобы быть такой консервативной, и мне кажется, что самое интересное часто можно услышать у новых исполнителей. Не говорю о детях, потому что детское исполнительство — это обещание хорошего будущего, а не открытие в искусстве. Но среди молодых артистов для меня последнее открытие — Люка Дебарг, он сообщил мне про искусство ничуть не меньше, чем те великие, чьи имена мы помним по звукозаписи. Это дает надежду на то, что таланты рождаются.

Тайга.инфо: Вы преподаете в Московской консерватории, в Центральной музыкальной школе. Как вы пришли к педагогике?

— Мой уважаемый коллега Денис Мацуев говорит, что не будет преподавать категорически. Лет восемь после окончания консерватории меня в сторону педагогики тоже не тянуло, несмотря на то что я из семьи преподавателей-музыкантов. Но однажды меня попросили заменить знакомого профессора. И мне понравилось. Кошечка сначала боялась пылесоса, а потом втянулась.

«Я знаю даже, как научить их кланяться. Смешно, но иногда они и этого не умеют»

Наступает момент, когда надо делиться, я в себе это чувствую, иначе просто порвет изнутри. Я знаю даже, как научить их кланяться, это смешно, но иногда они и этого не умеют.


Тайга.инфо: Вы часто говорите о том, что на сцене женщина «морально должна быть в брюках». Почему для вас важно играть как мужчина?

— Я не говорю, что нужно играть как мужчина, это и не получится. Важно просто не впадать в состояние «ура, я девочка». Все же музыка вне земных категорий, и на сцене нужно быть вне категории пола. Но при этом я не сторонница того, чтобы выходить на сцену, как Мария Вениаминовна Юдина, в каком-то подряснике. В современном мире есть определенные требования к артистам. И артист должен свою публику в себя влюбить, а каким способом он это сделает, неважно. Главное, не оставить равнодушным, не быть ни мейнстримом, ни пустым местом. Сцена — это рентген. Внутренний мир — вот то, чем мы действуем на сцене, а вовсе не пальцами.

Тайга.инфо: Кстати о Юдиной. Есть ли у вас среди исполнительниц любимые? Юдина, Николаева, Аргерих, Вирсаладзе?

— Аргерих однозначно. Вы знаете, вообще всех перечисленных я безумно уважаю. Из современных — Юйцзя Ван. Потрясающей красоты молодая девушка, технически оснащенная просто зверски (это комплимент). Она всемогуща за роялем, молода, у нее очень яркий темперамент. За ней будет очень интересно наблюдать в развитии. При этом она пользуется своими внешними данными, одеяниями на высоком каблуке — я для себя считаю такое неприемлемым, не люблю, когда слишком эксплуатируют эротическую составляющую образа в ущерб музыке. Но как музыкант она мне интересна, я с удовольствием слушаю ее аудиозаписи, когда ничего не видно.

Тайга.инфо: Завидуете ли вы к коллегам-женщинам?

— Для меня зависти не существует. Я понимаю, что это значит, но я не могу ее испытать, потому что как можно испытывать, например, зависть к собаке, у которой лучше нюх? Я, наверное, могу теоретически понять, что такое ревность к женщине, это нормально, но к женщине как к артисту — нет. Может быть, я самодостаточная, может быть, самоуверенна, но пусть цветут все цветы. Мы не сталкиваемся на одной сцене.

«Я не завидую коллегам-женщинам, потому что как можно испытывать, например, зависть к собаке, у которой лучше нюх?»

Кстати, Луганский однажды эту тему поднял. И я сказала, что одна женщина на сцене — это нормально, но две в дуэте — это уже слишком. Я бы никогда не стала играть в одном дуэте с женщиной, мне и с женщиной-дирижером иногда трудновато. Я играла с женщинами-дирижерами, они все профессионалы, но все равно какое-то странное ощущение возникает, какие-то другие включаются функции. Это биология, я не могу объяснить это на рациональном уровне.

Тайга.инфо: Луганский говорил, что рацио, логика для него в музыке не играют большой роли, что логика хороша в разучивании, репетициях, а на концертах включаются другие чувства.

— Соглашусь, потому что в момент изучения текста, в момент знакомства с ним нужно обязательно логически думать. Для этого у нас есть много способов: мы изучаем гармонию, строение формы. Это все — инструменты анализа произведения, и их, безусловно, надо применять. Когда музыкант этим не занимается, это очень слышно, ведь все великие музыканты интеллектуальны. Другой вопрос, что нехорошо, когда интеллект перекрывает эмоциональную сферу. В таком случае мы говорим: «Ну, суховато». Интеллект как метод познания совершенен, но не в искусстве. В искусстве всегда должно быть что-то иррациональное.

Самые удачные концерты — когда попадаешь в состояние потока, и уже непонятно, мозг или сердце тебя тащит и куда. На сцене, как Артур Рубинштейн говорил, капельку крови обязательно надо пролить. Иногда даже в буквальном смысле это получается. Лучше без этого, конечно, но тоже бывает.

Тайга.инфо: Вы пытаетесь совмещать много всего: преподавание, концертную и общественную деятельность. Как вы попали в политику?

— Опять же это все — некий элемент случайности. Когда мне вручали Президентскую премию в 2011 году (премия Президента Российской Федерации для молодых деятелей культуры — прим. Тайги. инфо), каждый лауреат должен был сказать речь. И моей главной мыслью было, что сейчас момент технологического прорыва, а в нашем искусстве есть свои высокие технологии, которым уже 150 лет, и наша задача не только их преумножить, но и сохранить. И неизвестно, что важнее: сохранить, то, что есть, или во что бы то ни стало подвергнуть инновациям? Я думаю, что во всем хорош свой баланс.

Но само слово «консерватория» намекает на то, что сохранять нам есть что. Традиции у нас большие. И я этой речью вызвала большой общественный резонанс. После этого меня пригласили участвовать в работе Совета при Президенте Р Ф по культуре и искусству. И, действительно, я очень увлеклась. В частности, вопросами образования. Мне важно, чтобы российская культура занимала должное место на мировой арене. Мне очень хочется, чтобы она была наследием, доступным всему миру. Собственно, так всегда и было, и нет поводов считать, что стало как-то иначе.

Тайга.инфо: А какое место культуры вы видите в современном обществе? Как его видит наш президент?

— Президент к нам на Совет по культуре приходит раз в год наш и видит место культуры абсолютно правильно. Хотя у нас у всех есть, естественно, профессиональные деформации, и нам кажется, что-то, чем мы занимаемся, важнее всего на свете. А это не всегда так, по крайней мере, в том масштабе, в котором мы это для себя видим. Но, к счастью, вроде как не подвергается сомнению, что все должно быть культурным. Хотя в сфере, например, общего образования, эмоциональная сфера задействована не так сильно, как могла бы. И именно музыкальное образование этот пробел в состоянии восполнить, потому что доказано, насколько благотворны музыкальные занятия с раннего возраста.

«Президент приходит на Совет по культуре раз в год и видит место культуры абсолютно правильно»

Почему даже психологи считают, что для гармонизации внутреннего мира нужно что-то мелкое делать руками? А что, как не игра на инструменте, стимулирует нервные окончания? Там стимулируются и мозговые нейронные связи, и просто память улучшается, не говоря уже о том, что это эмоционально обогащает человека, когда он должен, через себя пропустив, выпустить обратно в мир музыкальное произведение, как свое. Не буду вдаваться в подробности технологий, как этому учат. Но то, что это — эмоциональное искусство — бесспорно.

А в школе… Ну какие предметы мы можем выделить? Литературу? Это уж как учитель сможет заинтересовать. Рисование уже в меньшей степени. В любом случае, художественное образование необходимо, хотя оно считается дополнительным. На мой взгляд, оно должно, конечно, каким-то другим словом называться.

Тайга.инфо: Помогает ли как-то членство в Совете по культуре в музыкальной профессии?

— Помогает все, что обогащает личность. А размышления о глобальном месте культуры и о том, как мы можем улучшить ситуацию, конечно, помогают. Понимаете, есть творцы, которые сидят в своем мире, замыкаются, и им достаточно впечатлений, производимых исключительно искусством. И немножко жизненных каких-то впечатлений. А есть люди, которые мыслят общественно. Я думаю, что Бетховен, когда писал свои симфонии, не мыслил чисто мещанскими интересами. Конечно, он мыслил философски. Философия общественной значимости культуры — это то, о чем интересно подумать.

Тайга.инфо: Путин говорил в Федеральном собрании, что нужно создавать мультифункциональные центры для творчества. Что это за идея?

— Дело в том, что в городах-миллионниках очень много чего происходит. И это — радость для городов, но не надо забывать, какая у нас огромная страна. И если мы все сконцентрируемся на больших городах, то что будет в малых поселениях, в городах с меньшей численностью, тем более в селах?

«Когда бетховен писал свои симфонии, он не мыслил чисто мещанскими интересами. Философия общественной значимости культуры — это то, о чем интересно подумать»

В общем, мысль моя такова, что не надо игнорировать жизнь в малых городах. Надо сделать так, чтобы люди хотели там жить, оставаться, а не отправляли бы своих детей в те же самые города-миллионники (не говоря уж о том, чтобы за рубеж). Понятно, что в городе с населением 50 тыс. человек нельзя построить оперный театр, филармонию, драматический театр, ТЮЗ — это материально неоправданно. Но можно построить отвечающий всем этим требованиям мультифункциональный центр, где было бы возможно посмотреть кино, трансляции из лучших залов России или зарубежья, в фойе устроить выставку, на сцене сыграть спектакль. В общем, чтобы в одном здании могло сочетаться множество культурных функций, в том числе и образовательного порядка.

Многим из нас показалось, что это хороший путь развития для малых городов. А то, что о таких городах надо беспокоиться, не подвергается никакому сомнению. Я опасаюсь жить в стране, где есть только города-миллионники. Это не наш путь.

Тайга.инфо: Вы в фейсбуке писали, что иногда полезно написать письмо себе шестнадцатилетнему. Интересно, а что с вами тогда происходило?

— Вы знаете, такие письма пишут для поднятия самооценки, потому что в 16 лет мир, с одной стороны, открытый, и кажется, что все будет мое, стоит только захотеть. А в процессе жизни оказывается, конечно, что это не совсем так. Но, по сути, мой обожаемый Блок прав: все, что мы захотим, обязательно сбудется. Если не сбылось, значит не хотелось. Иной раз нужно прожить всю жизнь, чтобы понять все взаимосвязи.

«Не надо игнорировать жизнь в малых городах. Надо сделать так, чтобы люди хотели там жить»

Я фаталист в этом смысле и думаю, что все происходит ровно так, как надо, и весь наш характер обуславливает наш жизненный путь. Я знаю людей необыкновенно талантливых, которые были просто недостаточно трудоспособны для того, чтобы свой талант реализовать. Иногда эти примеры очень печальные. Иногда человеку мешают какие-то свои склонности. А иной раз бывает, что человек не столь одарен от природы, но своим упорством, своим стремлением развивает талант на 200%. Чайковский, кстати, говорил, что вдохновение не любит ленивых. Конечно, надо над собой работать, чтобы идти вперед. Потому что если ты останавливаешься на месте, ты тут же начинаешь падать.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

РПЦ не советует избирать иноверцев в качестве супругов Итоги саммита Путин-Трамп. О чем договорились президенты Уборка квартир специалистами клининговой компании Сегодня в Питере пройдет праздник Алые Паруса 2018 Россия – Уругвай 25 июня 2018: прогноз на матч

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций