Педофил Сашка: «ТВ2» об обвинении томского инвалида по слабоумию в сексуальном насилии над детьми

05.07.2018 20:31

Педофил Сашка: «ТВ2» об обвинении томского инвалида по слабоумию в сексуальном насилии над детьми

Александру Кокочко 49 лет. Он инвалид детства. Врожденное слабоумие. 49 лет Сашка живет в Кафтанчиково вместе с мамой. Как утверждают все, кто его знает — он безобиден и безотказен. Последнее, как считают люди, видимо, его и подвело.

«Дети сейчас у нас современные, увидели что дурачок, ребятишкам по 4−5 лет, уже есть какое-то понимание, что есть мальчики, есть девочки. Я своего брата спрашивал: он сказал, что они заставили его снять штаны и показать то, что там у него есть. Увидела эту ситуацию мать одной девочки и позвонила в полицию. Мой брат, это все признают: и медики и односельчане — по уровню развития сам 5−6 летний», — говорит опекут Александра Сергей Кокочко.

Сергей Кокочко — младший брат Сашки и теперь его опекун. Опекунство, правда, он оформил лишь после того, как вся эта история случилась и Сашку посадили в СИЗО. В суде по мере пресечения, Сергея, привезшего документы об инвалидности брата, оставили в коридоре. Выяснилось, что формально брат так и не был признан недееспособным (как объясняют родственники — не было необходимости). И хотя недееспособность была очевидна, отсутствие бумаги перевесило и Сашу, обвиненного по тяжкой статье, отправили в СИЗО.

«Когда я приехал в суд, привез доказательства, что он инвалид, получилось так, что документы эти об инвалидности следователь во время определения меры пресечения просто спрятал, — рассказывает Сергей Кокочко. — Потом, когда мы начали выяснять, документы откуда-то появились. Адвокат назначенный говорил, вы же видите, он инвалид. Но в деле бумаг не было. И судья решил, раз документов нет, значит здоровый, пусть идет в СИЗО. В СИЗО он провел восемь дней. Говорят, за такие статьи что-то делают в СИЗО с людьми неприятное, а тут зэки, или как там их называют, подследственные, ему сочувствовали и даже кормили. Потому что он от стресса ничего не ел».

Многие жители Кафтанчиково с самого начала этой истории сочувствовали Сашке. Мысль собрать подписи в его защиту пришла к Сергею Кокочко за два дня до апелляции в областном суде. Почти 400 подписей под обращением не изолировать Александра собрали за полтора дня. Многие люди сами приходили к ним в дом, чтобы выразить свою поддержку.

Обвинили Александра Кокочко по ст. 132 УК РФ «Насильственные действия сексуального характера». Насильственные — потому что дети априори считаются «находящимися в беспомощном состоянии». Следователи пришли к выводу, что подсудимый сам проявил инициативу: «умышленно с целью удовлетворения своей сексуальной потребности», «осознавая», что потерпевшие не достигли 14-летнего возраста, «показывал» и «трогал». Правда, в том же постановлении суда пишут, что суд пришел к убеждению, что описанное выше общественно — опасное деяние совершенно им в состоянии «невменяемости» и он не осознавал «фактический характер и общественную опасность своих действий и не мог руководить ими».

Доказательства следствия, как говорит адвокат Юлия Копейкина, строятся исключительно на показаниях детей, но проверить их практически невозможно.

Суд районный, а затем и областной указали на то, что Александр не подлежит уголовной ответственности в силу невменяемости и к нему должны быть применены «меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа — Томской клинической психиатрической больнице».

Лечащий врач Александра выступала в суде в его защиту. Говорила, что никаких нареканий на его поведение ни у кого не было, что он безобиден и не представляет опасности. Надеялась, что Сашу оставят на свободе под амбулаторное наблюдение.

Валентина Николаевна — мама Саши, постоянно плачет. Для нее он, по-прежнему, беспомощный ребенок, за которым нужен постоянный уход. Его страх передается ей, ее страх — Саше. Они оба боятся неизвестного — Саша никогда не лежал в психиатрической больнице, и вообще никогда нигде не был долго без мамы.

Речь Саши мы понимаем с трудом: «Никто плохого мне не говорил, не делал, со всеми играл ребятишками. Все нормально было. А больше я не могу ничего сказать».

— В больницу боитесь ехать?

«Боюсь, конечно. Вообще боюсь, я там не вытерплю, в этой больнице. Больше ничего не могу сказать», — считает Саша.

«Он вообще всем людям помогает, он с дитями всю жизнь возится, его попросят, он за ними следит. Вся деревня сколько мы подписывали, все его жалеют. Некоторые даже плачут, кого говорят решили запрятать», — мама Саши продолжает вытирать слезы.

Полный текст читайте на сайте «ТВ2»

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Настасья Самбурская: перестала следить за фигурой, задумалась о смене профессии, резко ответила на публичное оскорбление Где заказать гравировку? Медовый Спас, является началом Успенского поста он знаменит своей историей, традициями и приметами Максим Галкин похвастался успехами своей маленькой дочки Прогноз и ставки на матч Нигерия – Аргентина (26 июня)

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций