Осужденный новосибирец с лимфомой умер после лечения от пневмонии: «За полтора месяца его загубили»

23.10.2020 3:04

Осужденный новосибирец с лимфомой умер после лечения от пневмонии: «За полтора месяца его загубили»

21-летний новосибирец Александр скончался 16 октября в лечебно-исправительном учреждении №10. Около двух месяцев медики ФСИН лечили его от пневмонии при диагностированной лимфоме Ходжкина.

Врачебная комиссия не признавала заболевание, которое могло дать Александру законное освобождение из-под стражи — но неожиданно изменила решение ровно за день до его смерти.

Александра поместили под стражу в СИЗО №1 в конце января 2020 года. В изоляторе, по словам его матери Ольги, у молодого человека обострился кашель, а температура стала подниматься до 40 градусов. Молодого человека поместили в лечебно-исправительное учреждение №10 (ЛИУ-10) — там ему диагностировали пневмонию.

«Не знаю, как они ее выявили, какие анализы брали. От пневмонии его лечили полтора месяца, но состояние с каждым днем ухудшалось и ухудшалось», — рассказала его мать.

В июле 2020 года комиссия врачей ЛИУ-10 признала, что молодой человек может находиться под арестом с лимфомой, так как заболевание якобы не входит в перечень тех, которые освобождают от отбывания наказания. Согласно постановлению правительства РФ №54 «О медосвидетельствовании осужденных», лимфома Ходжкина попадает в этот список.

Александру отменили химиотерапию под предлогом «купирования» пневмонии и начали колоть антибиотики. По словам Ольги, после изменения лечения состояние ее сына стало ухудшаться.

«Меня уверяли, что им препараты чуть ли не из-за рубежа поставляют, мол, таких даже в больницах нет. Я спрашивала: „А почему он тогда на поправку не идет?“ За полтора месяца его загубили полностью», — считает женщина.

Она объясняла врачам ЛИУ-10, что у Александра не может быть пневмонии, а ухудшение состояния происходит из-за лимфомы. Но медики все равно остановились на версии с пневмонией, якобы увидев «затемнение» на органах.

Ольга помнит, как Александр звонил ей 9 октября. Он говорил, что ему прокалывали легкие, чтобы «откачать жидкость». Сын жаловался на ухудшение самочувствия — он еле дошел до таксофона.

«Меня это возмутило: на каком основании простые врачи-терапевты могут лезть в легкие, если у него онкологическое заболевание?» — недоумевает женщина.

Уже 13 октября сын с помощью знакомого в ЛИУ-10 передал, что умирает и «больше не может держаться». На фоне болезни у него развился сильный стоматит. На следующий день Ольга приехала в учреждение ФСИН за документами: накануне врачи возили Александра в областную больницу на мультиспиральную компьютерную томографию (МСКТ) и консультацию у гематолога.

После обследования Александр попытался узнать, отпустят ли его на свободу. На 19 октября у осужденного был назначен суд, по итогам которого его могли отправить домой. «Ты не подходишь: у тебя пневмония, а она не входит в перечень», — вспоминает слова медиков Ольга.

В ЛИУ женщине сказали, что состояние ее сына «стабильное, но тяжелое». В полдевятого утра 16 октября Ольга позвонила в больницу. Она сказала, что сама нашла гематолога и пульмонолога, которые могли осмотреть Александра. Врачи были готовы приехать в учреждение к обеду того же дня, но администрация отказала: «Надо только с утра».

Медикам предложили провести осмотр только 19 октября, в понедельник. Через час после разговора Ольга узнала, что ее сын умер.

За день до смерти Александра, 15 октября, врачебная комиссия ЛИУ-10 вынесла заключение, в котором признала, что лимфома Ходжкина дает основания для освобождения из-под стражи. В нем говорилось, что больной не смог расписаться в документе «в связи с тяжестью состояния».

«Как они мне сказали, 15 октября он был в себе, в критическом состоянии — он бы мог подписать заключение. Подписать его не успели, потому что он умер», — объяснила мать Александра.

Ольга предполагает, что документ был составлен «задним числом», уже после смерти сына.

За время «лечения» Александра родственники приезжали в медсанчасть №54 ФСИН, которая заведует ЛИУ-10. Они попросили замначальника медсанчасти Олега Титова «спасти ребенка» и спросили, почему его не могут освободить с лимфомой Ходжкина. Тот, по словам женщины, предположил, что сын Ольги просто «отчаялся».

Начальник филиала туберкулезной больницы МСЧ №54 Наталья Красюк в июле говорила родным, что у Александра «очень хорошее состояние». Она входила в состав комиссии, которая вынесла заключение о том, что заболевание молодого человека не освобождает его из-под стражи, отметила Ольга: «Но они не проводили МСКТ-обследование, не возили его к гематологу. Внятных ответов мне не дали — решили, что здоров, и все».

В начале сентября родственники Александра подали иск к медсанчасти №54 в Дзержинский районный суд Новосибирска. Предварительное заседание было назначено на 21 октября — оно не состоялось из-за смерти истца.

Суд по отсрочке исполнения приговора Александра из-за его состояния был назначен на 19 октября — он также не состоялся. При этом перед слушанием ЛИУ-10 направило справку о том, что Александр все-таки подходит для освобождения из-под стражи.

«То есть два месяца он не подходил, а теперь уже подходит», — недоумевает мама Александра.

Сейчас родственники погибшего Александра Цветкова готовят заявление в Следственный комитет. Они полагают, что молодого человека довели до смерти (возможно, речь идет о ч. 2 ст. 293 УК РФ, предполагающая ответственность за халатность, повлекшую смерть человека).

В разговоре с Тайгой. инфо его мать Ольга уверяет, что готова дойти до Европейского суда по правам человека: «Потому что сын умер не от пневмонии».

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Франция-Аргентина 30 июня прогноз на матч, время трансляции Какими получились итоги мюнхенской конференции? Летний праздник славян Ивана Купала 2018: какие традиции, запреты, обряды и приметы Что вам могут предложить онлайн автоматы Вулкан на деньги Гол Овечкина стал самым красивым в истории НХЛ

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций