Обвиняемый в убийствах Радченко: от меня требовали оговорить Солодкиных

11.01.2019 1:10

Обвиняемый в убийствах Радченко: от меня требовали оговорить Солодкиных

После большого материала Тайги.инфо об уголовных делах Радченко в редакцию поступили просьбы о более подробном разговоре с обвиняемым. Мы решили практически дословно опубликовать ответы, которые он ранее дал на вопросы редакции (они были переданы в СИЗО №1, где находится обвиняемый, поэтому задавать уточняющие вопросы не было возможности). Он рассказал о своих отношениях с бывшим вице-мэром Новосибирска Александром Солодкиным и осужденным за руководство ОПС Александром Труновым.

Следствие называет Анатолия Радченко руководителем бригады киллеров ОПС «Труновские». Его обвиняют в участии в преступном сообществе (ч. 1 ст. 210 УК РФ), вымогательстве (ч. 3 ст. 163 УК РФ), четырех убийствах (пункты «а», «д», «е», «ж» и «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ), трех покушениях на убийство (ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 105 УК РФ), незаконном приобретении оружия (ч. 3 ст. 222 УК РФ) и мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ), совершенных организованной группой лиц. Ему грозит наказание вплоть до пожизненного.

Тайга.инфо: Довольны ли вы сейчас условиями содержания в СИЗО? Применялись ли противоправные, на ваш взгляд, действия со стороны сотрудников правоохранительных органов во время содержания под стражей, поступали ли угрозы?

— Я нахожусь в СИЗО уже около 5 лет. Условия моего содержания оставляют желать лучшего. После экстрадиции из Австрии в РФ на стадии предварительного следствия ко мне лично применялись методы воздействия, давления, основанные на комплексе мер психологического давления, угроз и физического воздействия путем применения ко мне специальных средств. По этому поводу адвокаты обращались в различные инстанции, проходили проверки.

У меня до сих пор остались сильные головные боли и сильный звон в ушах. Поэтому уверяю вас, когда кто-то скажет, что, например, на него воздействовали чем-то похожим на ультразвук, это не выдумки и не результат нарушения психики (хотя именно так и будут преподносить), а это имеет место быть в действительности.

Проступали угрозы в отношении меня. От меня требовали полностью признать вину — фактически оговорить себя. Дать показания против других обвиняемых, в том числе Солодкиных и Андреева — на тот момент дела рассматривались в судах. Также дать показания против некоторых должностных лиц и против руководства ряда спортивных клубов и коммерческих организаций.

Я никого не оговорил, не оговорил и себя

Тайга.инфо: Почему вы отказались от суда присяжных? Не считаете ли, что выбранная судом форма закрытого разбирательства нарушает ваши права?

— Я принял решение отказаться от суда присяжных, но я, безусловно, ходатайствовал об открытом судебном заседании. Ходатайствовал и верил, что заседание будет не в закрытом режиме.

В отношении меня была развернута компания «черного пиара» в СМИ. Долгое время, с 2009 года в СМИ говорили крайне негативно обо мне, у людей сложилось предубеждение о моей виновности, о руководстве так называемой группой киллеров, о моей опасности обществу. Меня фактически обвинили в совершении всех нераскрытых резонансных преступлений в Новосибирской области.

Рассчитывать в таких условия, в таком медийном поле на беспристрастность присяжных, на непредвзятое установление истины я не мог. Кроме того, находясь в СИЗО я узнал о многочисленных однотипных процессуальных нарушениях при формировании коллегии присяжных по другим делам. Я был убежден, что заинтересованные в исходе моего дела некоторые представители правоохранительных органов введут в состав коллегии подконтрольных людей. А добиться обвинительного вердикта в апелляции в случае серьезных процессуальных нарушений практически невозможно для защиты.

Безусловно, закрытая форма разбирательства грубо нарушает мои права. Оснований закрывать заседания не было. Не поступало заявлений от свидетелей, от потерпевших, от лиц с особым статусом. А если бы такие заявления поступали бы от конкретного лица, то на время участия этого конкретного лица суд мог бы закрыть процесс, а затем продолжить в открытом режиме (так было с делом Солодкиных — прим. Тайги.инфо).

<…>

Как только дело в отношении меня отправили в суд, как мне предъявили обвинительное заключение, в период с 4 августа 2017 года я был водворен в карцер в СИЗО по формальным основаниям и фактически три месяца вплоть до последних чисел ноября 2017 года я содержался в карцере СИЗО. У меня не было возможности полноценно готовиться к участию в судебном процессе. Здоровье мое существенно ухудшилось

Тайга.инфо: Считаете ли обвинения сфабрикованными и почему?

— Безусловно, дело в отношении меня сфабриковано. Меня не обвиняют непосредственно в совершении убийств, а обвиняют в их организации. Обвинение строится лишь на словах, на показаниях нескольких обвиняемых и уже осужденных лиц. Показания эти противоречивы, вначале были одни, потом другие. Также есть показания об оказании на этих лиц давления с целью дачи показаний против меня: о ком-то не упоминать, а указать вместо кого-то интересующих лиц людей, в частности и меня. При ознакомлении с делом я обратил внимание, что обвиняемые написали несколько явок с повинной, дали признательные показания как непосредственные исполнители убийства, а какую-либо причастность и совершение других убийств категорически отрицают и заявляют о своей невиновности.

Например обвиняемые заявляли, что не совершали покушение на убийство [Евгения] Сядчикова и [Андрея] Боженко. В покушении на убийство был обвинен [экс-командир отделения бердской бригады спецназа ГРУ] Кузнецов, который с самого начала заявил о своей невиновности. В дальнейшем он был осужден за совершение этого преступления, которого он не совершал, на основании вердикта присяжных. Я считаю, что это судебная ошибка, сделанная на основе фальсификаций предварительного следствия. Также и с покушением на Сядчикова — лицо, которое осудили за это, утверждало и утверждает о своей невиновности. В отношении других обвиняемых в убийствах, мне неизвестно об их виновности или невиновности, но в деле есть их признательные показания, как исполнителей убийств и покушения на Хачатряна.

Вместе с тем есть показания этих лиц о том, что от них требовали оговорить в частности меня и других лиц, как якобы организаторов и заказчиков убийства. Также эти люди утверждают, что не имеют никакого отношения к Трунову, никак с ним не контактировали и не имели с ним никаких дел. Заявляли о непричастности Трунова к убийствам.

Еще в 2009 году на стадии следствия мне пытались инкриминировать еще больше убийств, хотели повесить еще больше нераскрытых и резонансных преступлений. Организовали вброс в прессу якобы данных следствия, не соответствующих действительности. Все это было частью фальсификаций уголовного преследования, формирования общественного мнения и повышения значимости и карьерных интересов лиц.

Фальсификацию в уголовном преследовании организовали замначальника ОРБГУ МВД НСО на тот момент [Александр] Никитин, и некоторые его подчиненные: [Андрей] Боженко (мой бывший деловой партнер, захвативший наши совместные с ним активы и бизнес после покушения на убийство меня в 2005 году) при участии следователя [Романа] Цыганкова (старший следователь при Генпрокуратуре СФО) и непосредственного начальника [Василия] Усова. Хочу отметить, что в интересах Боженко в 2005 году на меня и моего знакомого было совершено покушение. Никитин организовал тогда фальсификации по расследованию покушения — дело в 2005 году было передано следователю Цыганкову в следственное управление окружной прокуратуры. Заказчик и организаторы якобы не были установлены при всей очевидности доказательной базы, сообщники нападавшего — родственники Боженко — находились в розыске. Никто из них не был привлечен к ответственности, а исполнителю был подобран мотив «личная неприязнь», и он был осужден один. Дело фактически развалили. Оперативное сопровождение вел Никитин, следствие — Цыганков.

Тайга.инфо: С чем именно был связан ваш бизнес в 1990-х — начале 2000-х?

— Бизнес был связан с различными сферами: освоение земельных участков, открытие рынков оптовой и розничной торговли, автостоянок, посреднические услуги в торговле, взаимозачеты, торговля товарами народного потребления и автомобилями, строительство жилой и коммерческой недвижимости, сделки с недвижимостью, открытие торговых центров и сдача площадей в аренду.

Был охранный бизнес, производство строительных материалов, была доля в медийном бизнесе — радиовещание в fm-диапазоне. Сделки с ценными бумагами и акциями.

Особенность бизнеса была в том, что фактически мы равноправно являлись собственниками и владельцами того или иного бизнеса, юридического лица или имущества, и не всегда оформляли юридически свои права. Часто юридически были номинальные лица — родственники, знакомые, кто-то из нас или доверенные лица. Мы являлись равноправными партнерами и объединяли свои усилия по развитию бизнеса. Нас это устраивало и необходимости оформлять весь свой бизнес на себя у меня не было, а если бы возникла, то мне бы предоставили такую возможность. Вплоть до захвата моего бизнеса после покушения в январе 2005 года я был замдиректора ООО «ВарягИ», ЗАО «Сибмегаполис» и ЗАО «Сибмегаполисмаркет». Мне принадлежала доля в ТЦ «Гранит», «Студенческий», в праве аренды «Праздничного зала», хотя номинально это не было оформлено. Это же и касается части акций «Забсибмебель», «Запсибзолото», ОАО «Центральный рынок» и многих других.

Тайга.инфо: Какова, на ваш взгляд, роль ликвидированного ныне управления МВД по Сибирскому федеральному округу (его экс-руководителей Юрия Прощалыкина и Александра Никитина, в частности) в вашем уголовном преследовании?

— Основная роль в фальсификации дела принадлежит Прощалыкину и Никитину. Именно Никитин заручившись поддержкой Прощалыкина совместно с Боженко и посредством [Хасана] Ганеева фабриковал дело и обвинения в отношении меня и других лиц. Никитин был лично и финансового заинтересован в фальсификации этого дела. Я знал Никитина лично с середины 90-х годов, меня познакомил с ним Корниенко. Их связывали дружеские и деловые отношения. В интересах Никитина было совершено покушение на Хачатряна.

<…>

Никитин и его сообщники из ГУ МВД РФ по СФО контролировали денежные потоки и имели долю в денежном выражении с вещевого рынка на Гусинобродском шоссе. Никитин контролировал Боженко и совместно с ним завладел принадлежащим нам бизнесом и имуществом. Никитин проходит свидетелем по делу, а мог бы сам стать одним из главных обвиняемых. У него много скелетов в шкафу. Для Никитина и Прощалыкина было чрезвычайно важно, чтобы какие-то события не были преданы огласке в ходе расследования уголовного дела, степень вины переложить с одних лиц на других лиц, обвинить неугодных им лиц — в частности меня. А нужных им лиц — вывести из-под обвинения, либо освободить от уголовного преследования.

Тайга.инфо: Выступая в Верховном суде на допросе во время рассмотрения апелляции по делу Солодкиных и Андреева, вы говорили, что в вашей судьбе «имели место какие-то события, за которые вы готовы ответить или рассказать о них». Какие именно события вы имели в виду?

— Я говорил в том числе и о том, что причиной уголовного преследования стал оговор Солодкиных, с которыми лично меня связывали дружеские и партнерские отношения. Получается в одно и то же время я дружил с Александром Солодкиным без какой-либо деловой и материальной основы и в то же время дружил и имел совместный бизнес со своими друзьями, которые организовали впоследствии уголовное преследование в отношении меня и оговорили Солодкиных.

Я просил прощения за это у Солодкиных. Я являлся очевидцем некоторых событий и ничего не предпринял, чтобы воспрепятствовать последствия этих событий. Я скрывал это, потому что от меня требовали не разглашать, например, обсуждение совместных усилий по закрытию вещевого рынка Хачатряна. Эти обсуждения проходили между Никтиным и Корниенко иногда в моем присутствии. Они же обсуждали при мне необходимость «разобраться» с Хачатряном физически. Как это проходило и о чем были предметно разговоры я никому не рассказывал, мое общение с некоторыми людьми не обсуждалось ни с кем. Трунов также не знал об этих разговорах, с меня взяли слово не говорить никому.

Я не знал подробностей планировавшегося покушения на Хачатряна, на тот момент не знал лиц, которые осуществили покушение. Но при мне Никитин и Корниеко обсуждали такую необходимость и причины их заинтересованности мне были понятны.

Тайга.инфо: Чем вы занимались после того, как уехали из России? Обращение, опубликованное в 2011 году на сайте общественного движения майора Дымовского, в котором впервые от вашего имени сообщалось о заказном характере дела, действительно готовили вы?

— После того как я уехал из России, я находился в Германии, Хорватии, странах Восточной Европы. Я уезжал на законных основаниях, имел при себе заграничный паспорт. Я не скрывался от правоохранительных органов, я уезжал в связи с угрозами моей жизни, которые поступили от моих бывших деловых партнеров. Эти угрозы были реальны, на меня ранее уже организовали покушение. Ганеев <…> сказал мне, что меня либо убьют, либо посадят по сфабрикованному делу и если я отказываюсь выполнять их требования — то меня все равно убьют в местах лишения свободы. Ганеев дал мне совет уезжать из России подальше, потому как он не в силах что-либо изменить.

Я уехал, вначале надеясь вернуться. Потом из СМИ я видел новости о ходе дела, о том, что я объявлен в розыск и документальные фильмы, типа расследования Эдуарда Петрова «Честный детектив». Я был шокирован обвинениями. Впоследствии я приобрел документы на другое имя через интернет и жил под этими данными. Я занимался консультационными услугами и сопровождением сделок в банковской сфере, сделок с недвижимостью и благотворительными проектами в Европе, вплоть до своего задержания в Вене в феврале 2014 года.

Обращение на сайте Дымовского готовил лично я, когда был в Германии. Записал его на своем ноутбуке и отправил, также писал обращения в разные инстанции.

Тайга.инфо: Пострадала ли от вашего уголовного преследования ваша семья?

— В программе «Чеcтный детектив» была продемонстрирована видеозапись с моей свадьбы, изъятая в ходе обыска. С данной видеозаписи не были сделаны копии, она стала вещественным доказательством. Показ этой видеозаписи противозаконен. Это — нарушение законодательства поскольку следствие несет ответственность за сохранность частной жизни, и незаконно предоставлять видеозапись, признанную вещдоком.

Запись моей свадьбы сопровождалась абсурдными комментариями о бандитской сходке и многократно тиражировалась. Какое будет отношение к моей жене от коллег по работе, или к детям в школе? Сам не контактировал со своей семьей после того, как уехал из России и был объявлен в розыск. Мне известно, что на мою семью оказывалось давление со стороны организаторов фальсификации моего дела, поступали угрозы от представителей правоохранительных органов и моих бывших деловых партнеров. Я очень сожалею, что моя семья оказалась в такой ситуации.

Тайга.инфо: Какие отношения у вас были с Александром Труновым? Считаете ли, что суд справедливо назвал его лидером преступного сообщества?

— Я считаю, что у меня с Труновым были нормальные отношения знакомых друг с другом людей с учетом разницы в возрасте. Я тренировался у Трунова в секции бокса и футбола. Больше я занимался футболом, у меня не очень хорошо получалась техника владения мячом. Также я пробовал силы в хоккее, в то время когда тренировки по хоккею проводил Александр Александрович Трунов. В дальнейшем у меня появился совместный с ним и его партнерами бизнес.

Нас объединяла любовь к спорту, к развитию спорта в Новосибирской области, и я участвовал в благотворительной деятельности, которую осуществлял Трунов.

Я считаю несправедливым решение суда называть Трунова лидером преступного сообщества. Считаю, что приговор — судебная ошибка, основанная на фальсификациях предварительного следствия и предубеждении присяжных в следствии развернутой в СМИ кампании против Трунова и других лиц. Мне неизвестного ничего об ОПС Трунова, и Трунов никогда не был руководителем преступного сообщества.

Некоторые мои деловые партнеры использовали имя Трунова, делали дела за его спиной, а потом подставили Трунова под сфабрикованное дело. Завладели его бизнесом и имуществом, а его отправили за решетку на долгие годы. Создали образ злодея, хотя это не так. Я убежден, что Трунов невиновен в предъявленном ему обвинении. Его осудили не за его имя или за его характер. Он был осужден за убийства, к которым не имеет никакого отношения, и за руководство преступном сообществом, которого не существовало.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Хорватия – Дания прямая трансляция 01 июля Проблемные балконы в хрущевках Фаза луны сегодня 18 сентября 2018 — какая луна сейчас, растущая или убывающая Прогноз на матч Франция – Бельгия 10 июля 2018 Игры с домашними животными как профилактика аллергических болезней у детей

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций