Новый «халифат» — это главная оппозиция в России. Основатель Тайги.инфо о войне в Сирии и Ираке

24.11.2019 23:57

Новый «халифат» — это главная оппозиция в России. Основатель Тайги.инфо о войне в Сирии и Ираке

Ведущие — журналисты Тайги.инфо Алексей Мазур и Евгений Мездриков.

Мездриков: Я последним из вас начал работать в Тайге.инфо. Поэтому давайте буду спрашивать вас. В своем поздравлении Тайге.инфо с 15-летием известный журналист Олег Кашин вспомнил, как когда-то в Новосибирске давал интервью Дмитрию Виноградову и думал, что это для его личного блога. Действительно, Тайга.инфо когда-то воспринималась как блог, но именно она первой или одной из первых начала публиковать аудиофайлы, видео — когда это еще не было мейнстримом. Расскажи, как тебе этот формат пришел в голову? Это же реально партизанское медиа было.

Виноградов: Да, все так и было. Здесь, наверное, есть какая-то предыстория. До этого я работал на сайте «Страна.ру», он специализировался на федеральных округах как раз. И мне была очень интересна именно Сибирь. И вообще, честно говоря, я хотел создать такое СМИ, чтобы от него потом ездить по Сибири на халяву. На этой неделе я посетил выставку фотографий Тайги.инфо, которую готовил Кирилл Канин, и понял, что в принципе моя мечта сбылась, только не у меня. Только ездят другие люди. Но я рад, что дело мое унаследовали и пожинают эти плоды.

Я об этом много думал, а мысли, как известно, материализуются, и в какой-то момент мне Александр Баянов с Виктором Чистяковым (издатели сайта — прим. Тайги.инфо) предложили сделать «какой-нибудь» сайт. Тогда я был очень увлеченным человеком и не спросил, какой и зачем. Я уже знал примерно, как это делается, именно поэтому меня и попросили. И решил сделать общесибирский сайт, а у Сибирского федерального округа на тот момент еще форма была такая прикольная.

И я делал просто то, что я хочу. То есть по-настоящему независимое СМИ, которое не зависит даже от собственных владельцев или спонсоров, инициаторов. Была такая мысль, что Сибирь — это единая общность, и что людям из Омска якобы могут быть интересны новости из Норильска или из Читы, допустим. И я до сих пор не знаю, правильная она или нет. Мне интересно ваше мнение.

Мездриков: Были разные попытки, но сейчас Тайга.инфо — практически единственное издание, которое освещает то, что происходит в разных регионах Сибири. И это круто.

Виноградов: Все 15 лет я переживал, насколько этот формат окажется жизнеспособным. Глубокой травмой во мне отозвались слова одного моего знакомого, который сказал, что это мертворожденный проект. Сейчас мне хочется просто посмеяться ему в лицо. Надеюсь, он увидит [программу].

Мездриков: Расскажи пару каких-нибудь баек из истории сайта, которые можно рассказать.

Виноградов: Конечно, я сразу хотел сделать сайт с немного хулиганским флером. Всю эту политику — федеральную, заксобрания, полпредов — мы хотели разбавить какой-то «человечатиной». В том числе это делалось для саморекламы. Хорошими делами прославиться нельзя, как говорила Шапокляк. Только выкладывая всякие пасквили.

Мазур: Я помню, у нас тогда был девиз: «У нас три новости, и обе плохие».

Виноградов: Мне еще интересно, когда меня называют первым редактором, первым главным редактором. Да я там был единственным сотрудником, кого редактировать было? Все делалось у меня на съемной квартире.

Мазур: А потом появился я.

Виноградов: Мы перепечатывали новости, со ссылкой, конечно. Это было нормально. Перепечатывали с Regnum, с РИА Новости.

Мазур: В значительной части это был дайджест.

Виноградов: Ну да, потому что ты один не можешь писать. Но все равно что-то свое мы пытались выкладывать.

Мездриков: Было очень удобно придумано, что какой-нибудь федеральный чиновник открывает Тайгу.инфо и видит, что происходит на всей этой огромной, не поддающейся анализу территории за Уралом. И до сих у нас значительная часть аудитории — из Москвы и Санкт-Петербурга. Скажи, а когда было лучше — тогда или сейчас? Ты скучаешь по хулиганству?

Виноградов: Да, конечно. Любой журналист в душе — «желтая пресса». Я думаю, что, как писал Пушкин, быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей. Ничего такого нет в том, чтобы немного похулиганить.

Мездриков: После того, как ты поработал в Тайге.инфо, ты уехал в Москву, и вот за последние годы стал одним из международных корреспондентов РИА Новости. Расскажи о своих командировках в «горячие точки». Ты был на войне в Сирии и Ираке, расскажи, как это было. Для большинства наших зрителей это несбыточный опыт.

Виноградов: Я считаю, что в России очень недооценен такой феномен, который называется ИГИЛ (эта террористическая организация запрещена в России). В нашем менталитете — постоянно вспоминать Гитлера. И в спорах постоянно он возникает. А в принципе ИГИЛ — это современный Гитлер, я так считаю. По масштабам он немного отстает, слава богу, но по значимости своей это интересный феномен. Мне повезло, что я видел эту борьбу с ИГИЛ, общался с боевиками — на русском языке.

Мездриков: Да, там же много выходцев из Средней Азии, с Северного Кавказа.

Виноградов: Из Европы. Да отовсюду. Это феномен, кстати, что люди бросают свои какие-то повседневные заботы в Малайзии или, там, в Лондоне, и едут куда-то на Ближний Восток. Чтобы создавать какой-то современный «халифат». И феномен тоже, что у этой террористической организации, в отличие от других, была своя территория. И в какой-то момент — в 2014–2015 годах — она была огромной. Половину Ирака и треть Сирии они контролировали. Как ни относись к Бараку Обаме, к Путину, к Рабочей партии Курдистана (РПК), но это все люди, которые внесли свой вклад в борьбу с ИГИЛ. Это как Черчилль, Рузвельт и Сталин, которые победили фашизм.

Мазур: У меня вопрос о другом феномене. А удалось побывать в Курдистане? Есть некое представление, что они там создали новый социализм. Это правда? Действительно ли у них какая-то новая форма организации общества?

Виноградов: Да. Они [сирийские курды] пытаются создать самоуправляемые общины, автономии, учесть права всех национальных меньшинств. Но не всё получается.

Вот у нас, кстати, любят говорить, что курды проамериканские. Но это не так. Просто в какой-то момент как у Сталина с американцами был союз, так и у курдов. Просто потому, что «америкосы» в какой-то момент предложили им помощь. Все их бросили в Сирии. Их и сирийская армия бросила вообще-то.

Местные жители оказались брошенными перед лицом террористического интернационала. Террористы — это очень специфические люди, многие из которых имели боевой опыт на Балканах или в Чечне. И вот был ты пахарь или шахтер, а тут приезжают какие-то чуваки с бородами и говорят: «Мы сейчас будем у тебя „халифат“ строить, классно, да?» А ты такой: «Не, не классно». Я вообще езид. Или христианин. Или, там, шиит, алавит.

В тот момент сирийским курдам помогли их братья из турецкой РПК. Из турецкого Курдистана стали переходить боевики, как они их называют, и создавать отряды — из людей, которые не умеют воевать. И, естественно, там усилились позиции РПК. Вплоть до того, что, когда взяли Ракку — столицу «халифата» — повесили там портрет [основателя РПК] Абдуллы Оджалана. Интересный, кстати, момент есть, что РПК запрещена в США.

Мездриков: А зачем люди вообще приезжают участвовать в создании нового «халифата», что ими движет?

Виноградов: По разным мотивам, я считаю. Кто-то едет за адреналином — пострелять. Это характерно особенно для европейцев. Для кавказцев. У них в культуре — надо пострелять обязательно. Если сейчас в России нигде не стреляют, значит, надо поехать либо на Донбасс воевать за «русский мир», либо в Сирию воевать против «русского мира». Там есть люди, которым все равно: если ты мужик — должен кого-то убить. Кому-то просто скучно.

Есть люди из бедных стран — Киргизии, например. Для них это такой социальный лифт. У тебя нет перспектив в своей стране, тебе ничего не светит… Ты можешь встретить там человека из Средней Азии, который еще несколько лет назад в Москве на стройке работал, а ты мог и там его встречать.

Ну, и есть идеология довольно мощная, которую мы тоже пока недооцениваем. Это нужно изучать, я считаю. Конечно, кому поручили изучать, те изучают. Как бы то ни было, эта идеология еще жива, к сожалению. ИГИЛ, несмотря на то, что он разгромлен усилиями Владимира Владимировича Путина, Трампа, Обамы и Оджалана, в качестве феномена никуда не исчез.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Игровые автоматы и джек-пот от Лотору Замена стекла iPhone и iPad отдельно от дисплея Россия – Хорватия онлайн. Прямая трансляция Фаза луны сегодня 11 октября 2018 — какая луна сейчас, растущая или убывающая Семейные фотографии, создание художественной композиции.

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций