«Нас так можно всех перебить»: жители Новосибирска поддержали сестер Хачатурян

14.07.2019 7:36

«Нас так можно всех перебить»: жители Новосибирска поддержали сестер Хачатурян

Пикет проходит на площадке перед торговым центром Академгородка. С собой участники приносят плакаты с лозунгами: «Наказывайте преступников, а не их жертв», «Где справедливость?», «Свободу сестрам Хачатурян».

Организатор Анастасия Шерубнёва рассказывает Тайге.инфо, что решила провести акцию, потому что подобные пикеты проходят во многих городах России, а в Новосибирске — нет.

Ранее, в конце июня, активистки новосибирской фем-группы заявили о проведении массового пикета в центре города, но мэрия отказалась согласовать акцию. Тогда участницы вышли с одиночными пикетами в разных частях Новосибирска.

Место для массового пикета Анастасия Шерубнёва выбрала далеко от центра города, в Академгородке. По ее словам, в этой части города она проводит бо́льшую часть времени и знает многих людей.

Организатор полагает, что положение российских женщин может изменить закон о борьбе с домашнем насилием. «Было бы хорошо, если бы исчезла установка: „все, что происходит внутри семьи, должно оставаться внутри семьи“, — объясняет свою позицию Шерубнёва. — Если бы окружающие, когда видят насилие, помогали, обращались в органы [правопорядка], то ситуация была бы лучше».

За порядок на пикете отвечает председатель новосибирского «Яблока», общественница Светлана Каверзина. Она вышла на акцию, чтобы оказать «моральное давление» на людей, занимающихся насилием в семье. С собой активистка принесла плакат «Нам нужны центры-убежища для жертв домашнего насилия».

«Семейное насилие — это ненормально. Я женщина, и я поддерживаю право женщины не подвергаться насилию в семье, — рассказывает Тайге.инфо Каверзина. — Люди, которые бьют своих жен, детей, должны понимать, что общество их не поддерживает».

Светлана лично никогда не сталкивалась с домашним насилием, но со слов подруги, диспетчера в службе экстренной помощи (112), знакома с некоторыми случаями. Например, в новогоднюю ночь часто звонят женщины с жалобами на «мужей, распускающих руки». «Это очень страшно», — отмечает Каверзина.

Председательница «Яблока» считает, что общество должно начать «плохо относиться» к тем, кто бьет женщин и детей. «Если хотя бы 10% населения будут активно продвигать эту позицию, то постепенно все общество придет к этому», — добавляет общественница.

«У нас женщина абсолютно не защищена, — рассказывает спутнице женщина, наблюдающая за пикетом. — У меня вот сосед бухает, я звоню в милицию, говорю: „Нужно ждать, пока он ее убьет?“»

Диалог привлекает местную звезду Академгородка Зою Попову, более известную просто как «баба Зоя». Держа в руках букет полевых цветов и балалайку, она, привычно одетая в народный костюм, подходит к женщинам и спрашивает про сестер Хачатурян.

«Их надо освободить. Если мы не будем такие акции устраивать, нас так можно всех перебить», — объясняют Поповой. Она участливо кивает головой. «Возьмите», — протягивает женщинам цветы Зоя, но те вежливо отказывается.

«Не ходим! Не ходим, женщина, с плакатами»

Узнав про сестер Хачатурян, бабушка спрашивает у следящих за пикетом росгвардейцев, когда наконец разберутся с уличными гитаристами, громко перебивающими ее балалайку. Зое советуют написать заявление, после чего легенда Академгородка уходит на свое привычное место и начинает петь народные романсы.

«Не ходим! Не ходим, женщина, с плакатами», — одергивает фем-активистку Ксению Баскакову сотрудница полиции, заметившая нарушение.

Пикет привлекает внимание прохожих. К участникам подходит женщина, держащая две пластиковых бутылки пива. Она начинает читать надписи на плакатах, но дочь тянет ее за руку и старается отвести подальше от акции.

«Че это такое?» — непонимающе смотрит на активисток мужчина с пакетами и седой эспаньолкой. Изучив взглядом несколько лиц и плакатов, он разворачивается и уходит.

Либертарианец Дмитрий Пешков называет обвинение сестер Хачатурян несправедливым. «Их выставляют стороной-агрессором, хотя я считаю, что они — сторона защищающаяся. Получилось так, что они себя оговорили», — полагает в разговоре с Тайгой. инфо мужчина. Однопартиец Пешкова Михаил Шароглазов добавляет, что проблеме домашнего насилия поможет «жесткое законодательство».

Пешков лично сталкивался со случаями домашнего насилия, на пикет он принес плакат «Декриминализация домашнего насилия привела к его росту».

«К чему привела? К росту члена?» — спрашивает парня седой мужчина с тростью и рюкзаком. Пожилой прохожий представляется Тайге.инфо как «Забайкальский комсомолец» и упорно отказывается называть свое настоящее имя.

Дедушка называет сестер Хачатурян «легкомысленными, гулящими девочками» — так он решил, когда увидел их фотографии в «Комсомольской правде».

Завязывается спор.

— Если бы с вами так в семье поступали? — спокойно спрашивает Пешков.

— Я не знаю, как поступали. У вас есть доказательства? — напирает «комсомолец».

— У прокуратуры есть доказательства! — вступает в диалог девушка с плакатом.

— У прокуратуры нету еще, а фотографии я видел. Они там такие красавицы. Разукрашенные.

— Я бы хотел посмотреть на вашу фотографию после такого, — отвечает Дмитрий.

— И что? Их за это бить надо? — вмешивается вторая девушка.

— А их не бил никто! — замечает «Забайкальский».

— Да что вы говорите! [Отец Хачатурян] насиловал много лет. Бил и насиловал, — возмущатся девушки.

— Собрались бы да и ушли. Здоровые детины, — не отступает мужчина.

— Наркотики продавал.

— А они помогали!

Спор заканчивается ничем. «Забайкальский комсомолец» приходит к выводу, что в деле «достоверности ноль».

На площадку перед участниками акции выбегает женщина в леопардовой блузке и начинает нетрезвым голосом петь «Я люблю тебя, Россия». Пикетирующих это смешит, кто-то снимает ее на телефон.

— Не подходите, пожалуйста, — предупреждает отвечающая за порядок Светлана Каверзина и делает шаг вперед к женщине.

— Где полиция наша дорогая? — доносится из шеренги пикета.

— Полиция, подойдите, пожалуйста, — просит Каверзина.

— Дорога-а-а-я моя Русь! — нараспев протягивает женщина, активно жестикулируя указательным пальцем, и почти в упор подходит к участникам.

Силами полиции и Росгвардии патриотку уводят подальше от шеренги.

— Они-то верят, — говорит про участников пикета нетрезвая певица.

— Сколько людей, столько и мнений. У них свое мнение, — успокаивает ее сотрудница полиции. — К ним только больше не подходите, не надо.

«Полиция! Почему вы не работаете?!», — кричит девушка из пикета. Тем временем, как выяснилось, «Забайкальский Комсомолец» якобы задел одну из участниц тростью.

— Можно фотографировать меня? — спрашивает пожилой мужчина.

— В общественном месте можно, — отвечает сотрудница полиции.

Заметив камеру корреспондента Тайги.инфо, «Комсомолец» без разрешения кладет руку на полицейского: «О, дружба-любовь».

— А вот трогать нельзя, — говорят мужчине участники.

— И бить нельзя, это уже будет статья, — добавляет сотрудница.

— А я не бил! Я просто уперся.

— Я прошу вас разойтись, — наконец прерывает всех Светлана Каверзина.

«Комсомольца» отводят в сторону.

— А почему мужиков нет? Почему мужика никто не защищает? — не понимает дедушка.

— Ну, вы, извините! Мы тут уже не знаем, — разводит руками женщина из полиции.

Они заводят разговор о том, можно ли снимать людей в общественных местах.

«У меня все их данные есть, они все запечатлены. Если вам свой фотоснимок попадется в прессе — пишите заявление, мы разберемся. Выкладывать они не имеют права», — важно обещает сотрудница.

— А зачем вы фотографируете? — обращается к корреспонденту Тайги. инфо «Комсомолец».

— Я журналист.

— Ну и что, что журналист. Он выложит куда-нибудь, а мы его потом накажем. Мы потом разберемся, — грозит Тайге. инфо полиция.

— А вы были в тайге? С медведем встречались? — интересуется дедушка.

К нему подходит пожилая женщина и издалека всматривается в лица участников пикета: «Наверно, не местные?». Спустя несколько секунд исследования она подтверждает: «Нет, не наши».

За пять минут до конца акции из шеренги выходит рыжеволосая девушка и встает в центре, перед всеми участниками акции.

— Нет семейному насилию! Свободу сестрам Хачатурян! — громко скандирует она. Пикетирующие подхватывают.

— Да! Да! — раздается голос женщины, певшей про любовь к России.

Она снова начинает исполнять свою любимую строчку, но и в этот раз ее останавливает сотрудница полиции.

По оценкам Тайги. инфо, на согласованную новосибирскую акцию против домашнего насилия вышли около 40 человек, среди них — 7 мужчин.

В конце июня-начале июля в России прошли пикеты в поддержку сестер Хачатурян. Пикетирующие сталкиваются с провокациями и угрозами в свой адрес. В Москве 27 июля планируют провести «Марш сестер». По словам организаторов марша, в России от домашнего насилия ежегодно погибает 14 тысяч женщин.

Сестер Хачатурян — Марию, Крестину и Ангелину — обвиняют в убийстве отца, который много лет применял сексуальное насилие над дочерьми. Им грозит до 20 лет лишения свободы. Недавно московский суд продлил меру пресечения в виде запрета определенных действий до 28 июля — девушки не могут покидать свои дома без разрешения следователя.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Алла Пугачева назвала свою преемницу Откуда берутся магнитные бури? Названы продукты, которые улучшают сон Парад голых тел на премии Муз-ТВ Создан прибор для чтения мыслей

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций