«Надеюсь, Россия ухватится за возможность сделать Супер С-тау фабрику в Новосибирске, это очень перспективный проект»

02.06.2019 16:23

«Надеюсь, Россия ухватится за возможность сделать Супер С-тау фабрику в Новосибирске, это очень перспективный проект»

CREMLIN (Connecting Russian and European Measures for Large-scale Research Infrastructures) — проект Европейского союза, реализованный в 2015–2018 годах. Его основная цель — развитие научного сотрудничества между РФ и Европейским Союзом (ЕС) в области разработки и создания крупной исследовательской инфраструктуры. Координатором проекта со стороны России является НИЦ «Курчатовский институт» (НИЦ «КИ»). В 2019 году ожидается продолжение этой инициативы — CREMLIN+.

[Ch.]: Люси, расскажите, в чем особенность проекта CREMLIN?

[ЛЛ]: CREMLIN — один из первых европейских проектов в своем роде, и это была очень хорошая инициатива. Грант способствовал проведению исследований, развитию среды и усилению сотрудничества Европейского Союза с Россией в области исследовательской инфраструктуры. В развитии отношений с Россией следует особо отметить роль координатора проекта со стороны ЕС — DESY (Deutsches Elektronen-Synchrotron, Немецкий электронный синхротрон, Германия).

Когда летом 2014 года меня попросили принять участие в CREMLIN и я получила инструкции от DESY по созданию рабочего пакета, мне было неясно, что именно я должна делать. Было понятно только, что речь идет об электрон-позитронном коллайдере Супер С-тау фабрика в Новосибирске. Поэтому первым делом я стала читать об этом проекте и узнавать о нем у сотрудников ЦЕРН, которые работают над flavor physics. Я пыталась найти общее между тем, чем занимаюсь я сама, а именно — физикой очень высокой энергии с электрон-позитронными столкновениями, с той физикой, которая планируется на Супер С-тау фабрике. Вначале было совсем неочевидно, что в этих областях, по крайней мере по технологиям, есть большие перекрытия. В результате оказалось, что точек пересечения и возможностей для совместной работы существенно больше, чем мне показалось сначала.

С одной стороны, у меня был некоторый опыт сотрудничества с европейскими проектами, поэтому я представляла, какие у них ожидания. С другой стороны, у коллег из Новосибирска большой опыт в физике тяжелых кварков, и вместе мы дополняли друг друга.

[Ch.]: Какие задачи были решены во время действия гранта?

[ЛЛ]: Перед нами стояло три основные задачи. Во-первых, ИЯФ СО РАН проявил инициативу организовывать регулярные встречи. В частности, мы провели в ЦЕРН рабочее совещание для молодых ученых по электрон-позитронным коллайдерам. В семинаре приняло участие около 60 человек, и на нем было представлено много сильных докладов, также он повлек за собой большую посещаемость сайта ЦЕРН, и, я думаю, в целом это был успех.

Одним из требований ЕС было написание отчета по этому мероприятию, поэтому мы решили опубликовать материалы воркшопа, и получился очень удачный сборник. Среди докладов были действительно красивые работы в области детекторной и ускорительной физики, физической программы, которые будут востребованы в будущих проектах.

Второй задачей стало создание платформы для обмена информацией, и ее разработку взял на себя ИЯФ СО РАН. Когда я начинала готовить концепцию этого сайта для обмена новостями в области лептонных коллайдеров (Lepton collider platform), я не понимала, куда это все приведет, а сейчас эта платформа работает очень хорошо.

Третьей задачей было создание Международного консультативного комитета при проекте Супер С-тау фабрики. Если вы не знаете сроки реализации своего проекта и какое его ждет будущее, такой орган может быть очень полезен. Мы создали его летом 2017 года и ждали удобной возможности провести первое совещание, ведь на такой встрече важно показать участникам перспективы.

Поэтому хорошей идеей было связать 9-ю Международную конференцию по физике чарма CHARM-18, проходившую в ИЯФ в мае 2018 года, с первым совещанием Международного комитета, ведь на эту конференцию со всего мира съехались специалисты, заинтересованные именно в этом направлении физики. У них была возможность посовещаться, обменяться мнениями с коллегами, посмотреть институт, и это было превосходно. Эта встреча показала, что мировое научное сообщество очень заинтересовано в реализации проекта Супер С-тау фабрики.

В области физики высоких энергий, как правило, одновременно существует несколько установок с немного разными параметрами. И если при строительстве одной из них мы продвигаем вперед детекторные и ускорительные технологии, это дает возможность совершенствовать свою инфраструктуру другим установкам, и это не менее интересно международному сообществу, чем результаты физической программы.

Время жизни подобных установок составляет 5–10 лет, а это значит, что каждые десять лет вы можете делать апгрейд, то есть глобальную модернизацию, используя те самые новые технологии, и получать качественно новую машину, более высокого класса. С точки зрения технологических и физических возможностей Супер С-тау фабрика в этом смысле очень перспективный проект, и я надеюсь, Россия ухватится за возможность реализовать его.

[Ch.]: Что бы вы посоветовали, чтобы стимулировать этот процесс?

[ЛЛ]: Мы создали Международный комитет и выпустили ряд рекомендаций, и нужно им следовать. Согласно мировой практике, когда создается проект в области физики частиц, инициаторы движимы, в первую очередь, самой физикой. Главная цель, главная миссия проекта, лежит в области науки. Поэтому необходимо в первую очередь заинтересовать физическое сообщество. Если взять в качестве примера ЦЕРН, так всегда и происходит. Необходимо в коллаборации с учеными всего мира проводить исследования, которые приблизят создание этого коллайдера. Это одна из естественных стадий развития проекта: вначале ни у кого нет средств на его реализацию, но, тем не менее, необходимо налаживать сотрудничество.

Сначала вы создаете структуру, где формализуете участие каждой организации, определяете, кто что способен сделать. Не стоит сразу говорить участникам: вы должны принести миллион, а вы — полмиллиона. Это не работает, ведь на начальной стадии ни у кого нет денег. Поэтому важно создать структуру, в которой высококлассные специалисты официально объединили усилия на основе доброй воли. Затем вы создаете рабочие группы, которые будут взаимодействовать по разным направлениям проекта. Особенность таких групп в том, что они демократичны и их возглавляют выборные персоны. Эта схема широко распространена в мире, и она работает. Вы обеспечиваете возможность группам обмениваться информацией и регулярно проводить встречи. Спустя время вы начинаете понимать, кто из этого сообщества действительно работает и нацелен на результат. Таким образом у вас появится критическая масса [действительно заинтересованных] людей, и вы сможете начать организацию выборов руководителя группы и ответственных лиц. В ЦЕРН, например, обычно выбирают одного представителя от организации или страны. Эти люди фактически определяют научную программу проекта. После этого необходимо организовать начальное финансирование, и только потом другие организации должны присоединиться.

Поэтому, я думаю, ИЯФ должен расширять круг партнеров и продолжать работу в области моделирования, физической программы, детекторных технологий. Все это образует прочную основу, которая приближает строительство установки и в дальнейшем будет способствовать тому, чтобы получать со-финансирование от стран-участников. По такой схеме реализован не один проект в области физики элементарных частиц, в каждой стране могут быть свои нюансы, но основа практически всегда одинакова.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Новый Айфон 2018: фото, цена, когда выйдет Лунный календарь сегодня. Луна 11 октября 2018 — растущая или убывающая луна, какая фаза сегодня Онлайн прогнозы на футбол: Италия и Германия Жена бросила Гогена Солнцева на его родственницу В Афганистане сообщили о гибели в результате удара беспилотника лидера пакистанских талибов*

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций