Материалы уголовного дела об ограблении новосибирской студентки изменили во время суда

09.04.2019 17:41

Материалы уголовного дела об ограблении новосибирской студентки изменили во время суда

Имена несовершеннолетних, фигурирующих в деле, изменены. Марина — потерпевшая, Вика — главный свидетель, Даша — обвиняемая.

16-летняя Марина и 14-летняя Вика возвращались из новосибирского ТЦ «МЕГА» вечером 25 января 2017 года в город Обь. Они зашли в подъезд дома на лице ЖКО Аэропорта. Тут же на студентку парикмахерского колледжа Марину кто-то напал со спины со словами «Ах ты, сука!» и попытался ее ударить.

Марина стала отбиваться ключами от квартиры, несколько раз попала ему в голову и в спину. Нападавший не поворачивался лицом, смог вырваться и убежать. Потом девушка заметила, что пропала сумка. Там, как она заявила полицейским, лежали косметика, кроссовки и кошелек с наличными — 47,3 тыс. рублей, которые она сняла в тот же день в банкомате. Деньги ей переводил 29-летний друг из Германии на покупку iPhone. Общий ущерб оценили в 52 тыс.

Деньги переводил 29-летний друг из Германии на покупку iPhone

Марина рассказала полицейским, что не видела лица преступника, но, судя по телосложению, это была девушка. Она предположила, что на нее могла напасть сибирячка, с которой она познакомилась в «Сан-Сити» — та пыталась занять у Марины деньги и знала, что в день нападения у нее будет крупная сумма.

Но позже Марина уточнила показания, заявив, что на нее напала ее бывшая знакомая Даша, которой тоже было 16 лет. У них в прошлом был конфликт, и Даша, учившаяся в вечерней школе, якобы, ей угрожала.

Показания против Даши дала и подруга Марины Вика, которая в тот день была с ней в подъезде. Она заявила, что за день до кражи ей позвонила Даша, спросила, правда ли у ее подруги есть большая сумма денег, и попросила помочь украсть. Та сразу же согласилась, хотя позже в показаниях заявила, что не воспринимала всё всерьез. Перед нападением возле дома она якобы увидела Дашу «боковым зрением». Вика заявила, что Даша бросилась на подругу, хотя во время первого допроса сказала, что не видела нападавшего.

Даша в день преступления была у бабушки, в том же доме в Оби. Как рассказала Тайге.инфо мать подозреваемой Лариса, 31 января к ним домой в Дзержинском районе Новосибирска приехали инспектор по делам несовершеннолетних из Оби Ирина Сартакова и два сотрудника полиции.

Матери Даши заявили, что она «прячет дочь». По ее воспоминаниям, сотрудники МВД говорили: «Мы на нее повесим кражу телефонов. Ваша дочь — наркоманка, нюхает соль. Мы половину Оби пересадили». Ей сразу же предложили «замять дело, чтобы по наименьшему», для этого нужно было приехать в отдел МВД по Оби 2 февраля.

Но Даша заявила о невиновности, и «заминать» разбирательство не стали. 12 февраля Обской отдел СК РФ завел дело по пункту «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ (грабеж с применением насилия, не опасного для жизни).

Родители испугались, что Даша действительно употребляет наркотики. Они отдали ее на обследование в психоневрологический диспансер. Следов запрещенных веществ не нашли. Но у девушки обнаружили туберкулез, и ее положили в больницу на время следствия, рассказала ее мать. Девушка сначала в статусе свидетельницы отрицала обвинения Марины, а после предъявления обвинений отказалась от дачи показаний.

Мать подозреваемой считает, что дело было сфабриковано. Девушки могли показать на ее дочь из-за конфликта, который был у потерпевшей с ней за полгода до кражи. Даша, по ее словам, опубликовала в социальных сетях какую-то фотографию Марины. Впрочем, за неделю до кражи сама Даша написала Марине, что хочет встретиться — та, по ее словам, собирала «сплетни за ее спиной». О плохом отношении Марины Даша узнала со слов 14-летней Вики.

В материалах дела говорится, что украденную у Марины сумку нашел ее отчим рядом со своим гаражом на следующий же день после происшествия. Он рассказал, что увидел варежки дочери на одном из двух бомжей, они стали от него уходить, и на том месте, где они стояли, нашлась сумка. Вокруг были разбросаны вещи Марины. Мужчина заявил, что догнал бездомных: «Со слов бомжей я понял, что они денежные средства не брали». В протоколе изъятия сумки не оказалось адресов понятых, полиция не стала опрашивать самих бездомных, которым на слово решил поверить отчим. Отпечатки пальцев с сумки также не сняли.

На месте, где нашли сумку, оказалось все ее содержимое, кроме денег и студенческого билета. Мать подозреваемой сомневается, что какие-либо деньги вообще существовали. Она заказала экспертизу выписки со счета девушки. Специалист юридической фирмы установила, что 25 января банк предоставил неразрешенный овердрафт на 36 тыс. рублей. Последний же раз, как следует из выписки по счету, имеющейся в деле, наличные деньги снимались 24 января, а не в день нападения. В суде потерпевшая повторила данные на предварительном следствии показания, заявив, что сумму снимала 25 января, подчеркнув, что ее подруга была в тот момент с ней.

Кроме того, ни следствие, ни суд не стали учитывать показания маленького мальчика, который вошел в подъезд с потерпевшей — он говорил, что выскочил вслед за нападавшим и видел, что тот бросил сумку прямо у входа в дом.

В материалах дела есть скриншот переписки пострадавшей и молодого человека под ником «Сергей Сергеич». Тот от имени матери подозреваемой предлагал 50 тыс. рублей, если она заберет заявление. Та демонстративно отказывалась. Пользователь «Сергей Сергеич» обнаружился в друзьях у подруги Марины Вики, там же были их совместные фотографии. При этом во время расследования дела человек, представлявшийся «Сергеем Сергеичем» звонил матери Даши, и предлагал заплатить пострадавшей сначала 50 тыс., а потом 40 тыс. рублей, чтобы Марина «отстала от Даши».

Следствие не стало допрашивать молодого человека. Суд не смог определить его местонахождение. Кроме того, не допросили отца 14-летней Вики, который сидел в машине у подъезда и, по ее собственным словам, не видел, чтобы кто-нибудь пробегал мимо. Он, кстати, скончался еще во время следствия.

В показаниях пострадавшей меняется расположение украденной сумки — то она на полу, то на ее плече, отмечала мать в апелляционной жалобе. Она также усомнилась в достоверности показаний 14-летней подруги Марины. Та утверждала, что подозреваемая Даша, с которой она не виделась полгода, сама позвонила ей 24 января и предложила поучаствовать в краже. Но биллинг показывает, что с телефона Даши звонков не было.

Свидетельница Вика, по ее словам, еще 24 января рассказала Даше, что поедет с Мариной в «МЕГУ». При этом она же сказала следствию, что Марина предложила ей поехать в «МЕГУ» только днем 25 января. Наконец, сама Марина говорила, что это Даша звонила ей утром 25 января и предлагала съездить по магазинам.

Дело рассматривал Обской городской суд. Его вел известный в регионе судья Игорь Захаров.

По словам матери Даши Ларисы, главная свидетельница обвинения — подруга потерпевшей Вика — ехала на заседание, на котором ее должны были допросить, вместе с самим судьей Захаровым и гособвинителем. В итоге она не стала отвечать на вопросы, попросив учесть ее показания на предварительном следствии.

Лариса уверена, что отказаться от допроса в суде ее попросили прокурор и судья. Для Захарова, по данным женщины, уголовное дело ее дочери стало одним из последних. Мать обвиняемой вспоминает, что судья сказал ей: «Не надо идти против системы. Приговор все равно будет обвинительным».

Обской суд приговорил девушку к году лишения свободы условно, обязав ночевать дома с 22:00 до 06:00 вплоть до совершеннолетия. Новосибирский облсуд не учел ни одного из указанных выше доводов матери обвиняемой и оставил приговор в силе.

Дальше была кассация в облсуде — с тем же результатом. Но получив материалы дела после кассации, мать осужденной очень удивилась. Оригинальные листы дела были заменены на копии, тома расшивали, что недопустимо. У нее сохранились фотокопии дела, переданного в суд в июне 2017 года, и они частично отличаются о того, что она увидела после кассации.

Например, на предоставленных редакции копиях постановлений о возбуждении дела при передаче в суд и после кассации, которые сравнила мать осужденной, видно, что подписи следователя Красновой сделаны в разное время. В некоторых случаях использованы другие чернила, несколько подписей стоят не в тех местах, где были изначально. Отличается дата отказа потерпевшей от прохождения судмедэкспертизы — в «оригинале» значилось 15 мая 2017 года, а в «копии» — 15 апреля. Во втором томе дела сначала было 53 листа, а потом стало 50. Из дела исчезло ходатайство о раздельном ознакомлении с материалами — его заявляла защита, потому что девочка была в больнице, и адвокат не мог подъехать к ней.

Женщина предположила, что материалы дела были изменены между апелляционной и кассационной инстанциями. По ее мнению, материалы могли «подправить», чтобы учесть все замечания, которые были у защиты в апелляции. Она считает, что за этим стоят следователь и судьи.

Мать Даши подала жалобу на действия обского горсуда и.о. председателю облсуда Елене Пилипенко. Кроме того, из-за возможной фальсификации подписей в материалах дела она направила заявление в Следственный комитет. Она готова идти в Верховный суд.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Германия – Швеция: анонс и прогноз матча 23.06.2018 Путин о повышении пенсионного возраста в России, последние новости на сегодня, 16 июля Прогноз и ставки на матч Франция – Аргентина 30 июня Бри Ларсон, американская актриса и певица, является обладательницей премии Оскар Лев Лещенко рассказал о состоянии здоровья Иосифа Кобзона

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций