«Кляйн не похож на Фургала». За что «взяли» мэра Томска и почему Новосибирску нужны дворники вместо елки

18.11.2020 19:34

«Кляйн не похож на Фургала». За что «взяли» мэра Томска и почему Новосибирску нужны дворники вместо елки

Приводим фрагменты выступления руководителя аналитического отдела Тайги.инфо Алексея Мазура в его еженедельной программе (выходит на канале Тайги.инфо в YouTube по вторникам в 20:00 нск).

Есть [расхожая фраза], что «Единая Россия» - «партия жуликов и воров». Для массовой политики, конечно, важны стереотипы. Мы – белые, наша сторона правая. А те – черные, они все негодяи. Но надо понимать, что в «ЕР» 20 лет насильно сгоняли всех, кто хоть как-то шевелился на политической арене. Если вы посмотрите политические биографии Яровой, Исаева, да того же Володина, выяснится, что они совсем не в «ЕР» начинали, а вообще против нее боролись.

Да и тот же Мочалин. Была такая история в Новосибирске, что до 2005 года ни [губернатор] Толоконский, ни Городецкий в «ЕР» не состояли. Но в 2005 году Толоконскому пришлось туда прийти. Он был в конфликте с отделением «ЕР», которое возглавлял Карелин, который пытался как-то подвинуть Толоконского. Но тот победил, поменял руководство «ЕР», после чего загнал туда вообще всех, кого мог. В том числе, насколько я помню, Шпикельман с Мочалиным тогда же туда попали.

У многих загнанных в «ЕР» вовсе нет любви к этой партии. И когда допекает, оказывается, что единороссы тоже способны на разумные мысли.

В принципе всё правильно. По поводу приоритетов. Понятно, что бюджет сдувается. Простой вопрос: ребята, а нам что сейчас нужно? Елка на центральной площади или машины для врачей? Давайте этот миллион потратим на такси, чтобы врачи доехали до больных.

Что нам нужно – дороги отремонтированные или трубы отремонтированные? Мы дошли до той ситуации, когда мы будем решать, чем нам жертвовать. Наша власть любит изображать, что все хорошо, и мы, как Москва, как цивилизованные страны. На все у нас есть деньги, на все мы тратим, и чиновников поэтому нужно побольше. А всё, уже не на все деньги есть. И нужно определиться с приоритетами: что нам точно нужно, а что нет.

Например, мэрия хочет потратить 170 млн на реконструкцию Заельцовского парка. Я, может, даже рад, потому что регулярно по нему хожу. Но. А может мы эти деньги потратим на закупку снегоуборочной техники, чтобы люди не ломали ноги на гололеде. Может, на дворников их потратим? Вот есть лестница на Гагаринской, спуск Линейной, сейчас люди там будут конечности ломать. Одна сломанная конечность – это 100 тыс. рублей на лечение. И то, если это не фатально. Потому что если там старушка упадет, сломает шейку бедра – всё, она инвалид на всю оставшуюся жизнь. Такая же лестница на Речном вокзале.

И вот на одной чаше весов – эти люди, которые будут лежать в больнице, и им самим придется тратить деньги или медицине придется тратить на них. На другой – один дворник. Чтобы эту лестницу почистить ему хватит 10 тыс. в месяц максимум. Совершенно несопоставимо.

Так вот, когда денег становится мало, нужно решать жизненно важные вопросы: здравоохранение, отопление. Тем более платный мост, ледовый дворец… Кому они нужны? Только тем, кто на них деньги зарабатывает.

Иван Кляйн – единоросс, вел себя «прилично», антиправительственных веще себя не позволял. Есть подозрение, правда, что он был более популярен, чем губернатор Жвачкин и мог составить ему конкуренцию на выборах. Мне кажется, это натянутая версия. Он единоросс, что значит: он бы составил конкуренцию Жвачкину? Представьте себе конкуренцию на праймериз «Единой России», конференции единороссов. Вы всерьез в это верите?

Альтернативная версия – что он бы вышел из «ЕР» и баллотировался бы как самовыдвиженец или от другой партии. Вся политическая биография Кляйна говорит, что это маловероятно. Кляйн не похож на условного Фургала. Не давал себя заподозрить в какой-то фронде и так далее. Конечно, ему могли «предъявить» за полное поражение «ЕР» на выборах в гордуму Томска, но вряд ли.

Там был конфликт с застройщиком, [что, собственно, и содержится в фабуле уголовного дела]. Но тоже возникает множество вопросов – как по доказательствам, так и по самому действию. Эти 300 м охранной зоны – всё это не выглядит таким вопиющим преступлением, что мы все уверены, что все другие мэрии ни к чему подобному не могут быть причастными.

Например, мы берем Новосибирск и видим всякие чудеса. Вот застройщик баллотируется от КПРФ, и ему за несколько дней до выборов разрешают построить здание на несколько этажей выше. Или в водоохраной зоне строятся дома. Только сделайте насыпь выше. Хотите отклонение [от проекта]? Пожалуйста! Каждое такое отклонение – это деньги. Если перевести в деньги все отклонения, которые мэрия раздает застройщиками, - они просто ими раскидываются.

А тут [в Томске] всех сразу публично в наручники, в тюрьму. И еще там был эпизод с выброшенной из окна подушкой, в которую были банковские карточки вложены. А то они не знают, где счета, да, у семейства Кляйн? Не могу их заблокировать по щелчку? Нет, им нужно было много карточек показать. Ух ты, у нее там еще и деньги… Смешно.

Когда так начинается сразу, это очень плохо для фигуранта. Это означает, что следователи будут дальше биться за честь мундира. Раз уж сказали, что он виноват, что они негодяи, подушка в окно летела, раз задерживали на заседании, значит, нельзя признать его невиновным. Просто категорически. Это подрыв всех основ нашего правосудия, следственного производства.

Если так делается, значит, должна быть отмашка с самого верху. Я слабо себе представляю. Чтобы идея признать виновным мэра-единоросса крупного сибирского города еще до суда могла быть несанкционированной. А если это самодеятельность местных силовиков, то в нашем государстве все гораздо хуже, чем я предполагал.

Думаю, что не я один, а все, кто живет в России, слышит о сокращении чиновников раз в пять лет, а то и чаще – зависит от того, какой уровень власти. А число чиновников только растет.

Теоретический вопрос: сколько должно быть чиновников и как они должны работать? Мы с [депутатом горсовета Новосибирска] Сергеем Бойко обсуждали, если бы он стал мэром, то что сделал бы с чиновниками. И у него мысль, с которой я в принципе согласен, что нужно в два раза меньше людей, которые получали бы в два раза больше, при этом были бы компетентны и качественно бы работали.

Есть же закон Паркинсона, что бюрократия всегда стремится расширяться. И вообще в бюрократической системе ценность человека определяется тем, сколько у него подчиненных работает. Поэтому вопрос сокращения никто не рассматривает всерьез.

Я приведу новосибирский пример из той практики, которую наблюдал. У нас есть такой МУП «ЦУГАЭТ», который занимается диспетчеризацией общественного транспорта. То есть сидят и смотрит, кто идет по расписанию, и даже можно позвонить и нажаловаться на автобус или троллейбус, что они как-то не так едут. Так вот, практически 100% людей, которые работают в этом МУПе – лишние. Почему? Потому что никаких полномочий у этого МУПа нет.

Перевозчик получается маршрут, но в договоре нет пункта об обязательстве отчитываться перед «ЦУГАЭТ». Да, там есть какие-то требования, в теории МУП может снимать перевозчика с маршрута. Но на деле этого не происходит. То есть они изображают, что занимаются диспетчеризацией, перевозчики делают вид, что их иногда слушают. Но все это не имеет никакого отношения к жизни.

Это МУП, как и многое в нашей мэрии, сохранился с советских времен, когда действительно был диспетчерский центр, кто-то следил за расписанием. Потом стали коммерческие вместо муниципальных, и вроде бы [им работать] незачем. Но теперь они его хранят, чтобы потом, в будущем, когда опять транспорт будет управляться муниципалитетом, вот этот МУП и будет управлять. А пока не знаю, чем он занимается. Ну, кроме контроля за масочным режимом на маршрутах.

Другой пример – чего стоят все эти сокращения. История о том, как в Новосибирске – еще при [мэре] Городецком – была введена очередь в детские сады. Это был важный этап для прозрачности распределения мест, потому что до этого момента очереди не было. Чиновники сами решали, кого брать, но непонятно, по каким принципам.

И вот появился документ, как эта очередь формируется. Это потрясающе. Человек должен был прийти, записаться в очередь, а потом каждые полгода приходить и подтверждать, что она мне все еще нужна, оставьте меня в очереди. И при этом стоять в ней можно было до четырех, до пяти лет. Это был локальный бэби-бум нулевых, когда рожало многочисленное поколение восьмидесятых. Потом стало рожать малочисленное поколение девяностых, и напряженность с детсадами упала.

Бюрократическая система могла бы пойти по другому принципу. Если человек – гражданин России и живет в Новосибирске, то очередь его ребенка определяется датой рождения. Всё. Простой, примитивный принцип – кто раньше родился, тот раньше идет в детский сад. Невозможно ни фальсифицировать, ни зайти сбоку. Но при этом была обеспечена работа в районных отделах образования (были такие). Куча клерков, которые сидели и каждые полгода обслуживали очереди родителей.

Так что наша бюрократическая система себя работой загрузит. Вот сидят люди, надо их чем-то загрузить, давайте загрузим очередь. Или наоборот – люди загружены, а мы на них свалим еще очередь и пойдем просить новые ставки, потому рук не хватает.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Запчасти для телефона Samsung Когда смотреть матч Россия – Испания: время и место проведения, прогноз на матч, прямая трансляция Противокражные системы недорого Молодой возраст. Почему люди стали медленнее стареть Главный дипломат Евросоюза объявил конец века Америки

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций