Какие новые правила устанавливают Россия и Китай?

15.02.2020 19:24

Какие новые правила устанавливают Россия и Китай?

США считают, что Пекин и Москва пытаются перекроить мировой порядок в ущерб суверенитету соседних государств. С таким заявлением выступил министр обороны США Марк Эспер. Россия и Китай с подобной позицией не согласны и утверждают, что правила игры меняют как раз в Вашингтоне.

Мир стал опасным местом — прежние правила не действуют, договоренности нарушаются и переписываются реакционерами. Так, по мнению главы Минобороны США, сейчас обстоят глобальные дела. “Современные вызовы требуют современных решений, особенно от оборонных ведомств” — с таким заявлением он выступил в начале февраля в Университете Джонса Хопкинса.

“Соединенные Штаты собираются поддержать конкурентоспособность в новую эру соперничества великих держав, где ревизионистские государства переписывают основанный на правилах мировой порядок и нормы хорошего поведения”, — указал глава ведомства, уточнив, кого именно имеет в виду — Россию и Китай.

“Обе страны нарушили суверенитет своих соседей и постоянно пытаются получить стратегическое преимущество над более мелкими странами”, — указывает Эспер. Пекин, по его мнению, похищает интеллектуальную собственность и пытается навязывать экономические решения и политику в сфере безопасности с помощью инициативы “Один пояс, один путь”.

“Москва обратилась к гибридной войне, чтобы расширить влияние в регионе за счет стран, которые следуют букве закона, а также нарушая обязательства по договорам и прибегая к зловредным кибероперациям”, — обозначил претензии Эспер.

Министр обороны США не впервые обращается к пунктам Стратегии национальной безопасности, обнародованной в 2017 году. Там Вашингтон и приводит список государств-ревизионистов, перекраивающих мировой порядок. Например, в сентябре 2019 года Россия обвинялась в “нежелании быть ответственным международным игроком”, ведь она “вторглась в Грузию, аннексировала Крым, нарушила Договор РСМД и продолжает наращивать свои стратегические вооружения”.

И даже на других континентах, например, в Венесуэле, заявил тогда американский министр, Москва создает альянсы с “дискредитированными и провальными режимами в попытке способствовать сохранению стабильности”. “Короче говоря, российская внешняя политика продолжает игнорировать международные нормы”, — отмечал министр.

Спор о том, кто именно их нарушает, игнорирует и навязывает свои правила другим, ведется уже не первое десятилетие. Да и о возникновении на карте мира новых центробежных сил и полюсов влияния говорилось задолго до появления последней Стратегии национальной безопасности США.

“Предлагавшийся после холодной войны однополярный мир не состоялся. Считаю, что для современного мира однополярная модель не только неприемлема, но и вообще невозможна”,— говорил Владимир Путин на Мюнхенской конференции по безопасности еще в 2007-м. Тогда он раскритиковал существующий мировой порядок, высказался о невыполнении обязательств со стороны НАТО, пренебрежении Соединенными Штатами международным правом.

Слова российского лидера вызвали бурю возмущения. СМИ писали, что на Западе такими заявлениями хоть и шокированы, но речь дала толчок объединению лидеров НАТО — впервые за долгие годы.

Однако спустя десять лет один из этих лидеров — канцлер ФРГ Ангела Меркель — уже сама говорила о мультиполярном мире, в котором “у таких стран, как Китай и Индия, есть свои геостратегические цели”. Тогда же, после выхода США из Парижского соглашения по климату, представитель Франции в ООН Франсуа Делатр заявил о “рождении мультиполярного мира”. О необходимости крупных стран адаптироваться к многополярности и появлению новых полюсов силы, региональных держав, крупных экономик говорят эксперты и политики в аналитических центрах и на конференциях по всему миру.

Президент России Владимир Путин во время выступления на 43-й Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности. 10 февраля 2007

“Не стоит сомневаться, что экономический потенциал новых центров мирового роста неизбежно конвертируется в политическое влияние и будет укреплять многополярность”, — сейчас фраза Владимира Путина, сказанная в 2007-м, вряд ли вызвала бы недоумение у европейского и американского истеблишмента. К тому же именно это, согласно Стратегии национальной безопасности, сегодня больше всего и волнует Вашингтон. И если с Россией отношения у Запада простыми не были никогда, то Китай перешел в разряд противников куда более неожиданно.

Соединенные Штаты и Китай пошли на сближение в начале 1970-х. Первым американским лидером, который, по собственному выражению, осуществил личную мечту и побывал в Китайской Народной Республике, стал Ричард Никсон. Он был ярым противником коммунизма, поэтому его встречу с Мао Цзэдуном можно назвать настоящим проявлением американского прагматизма во внешней политике.

Чуть позже, к началу 1980-х, китайское руководство дало старт политике реформ и открытости. На Западе были уверены — после смерти Мао Китай двинется в сторону демократизации и либерализации. В стратегии нацбезопасности Рональда Рейгана говорилось о “способствовании установлению близких отношений с КНР”. “Важность Китая говорит сама за себя”, — отмечалось тогда в документе.

Кровавый разгон студентов-демонстрантов на площади Тяньаньмэнь в 1989 году показал, что этот путь будет более тернистым. Тем не менее, как сообщает источник, рыночные реформы в рамках “социализма с китайской спецификой” продолжились, и в начале 1990-х в Вашингтоне еще верили, что изменения в Китае неизбежны. При Джордже Буше — старшем Поднебесную считали страной, которая наряду с США “внесла огромный вклад в региональную стабильность и глобальный баланс сил”.

О необходимости сотрудничать с КНР, дабы страна стала более открытой, глобальной и демократичной, говорилось в стратегиях нацбезопасности Билла Клинтона, Джорджа Буша — младшего и Барака Обамы с 1994-го по 2010 год.

В стратегии Обамы 2015 года подъем Китая уже описывали как “способный повлиять на будущее отношений между сильнейшими странами”. Появилось и упоминание принципов свободного мореходства в Южно-Китайском море, где Пекин претендует на большую часть акватории в территориальном споре со странами АСЕАН. Однако и тогда в Вашингтоне “приветствовали подъем стабильного, мирного и процветающего Китая”.

А в документе 2017-го Пекин уже называют противником и признают, что надежды на либерализацию “партнера” рухнули. “Китай расширял свою силу за счет суверенитета других” и “начал заявлять о своем региональном и глобальном влиянии”. Как и Россия, по мнению Белого дома, Пекин “оспаривает геополитическое преимущество США и пытается изменить мировой порядок в свою пользу”.

Какие новые правила устанавливают Россия и Китай?

КНР же придерживается внешнеполитического курса, установленного “архитектором китайской перестройки” Дэн Сяопином, согласно которому все действия страны на мировой арене должны быть не силовыми и вести к национальному экономическому развитию и процветанию.

Так, при Цзян Цзэмине и Ху Цзиньтао к дэнсяопиновким формулировкам добавились концепция “многополярности”, “возрождения величия китайской нации”, “мирного возвышения”. В 2005-м Ху заявлял, что Китай готов “совместно с другими странами строить справедливый и разумный новый международный политический и экономический порядок”.

От этого пути не отказался и пришедший к власти в 2012-м Си Цзиньпин. Однако если раньше Китай не решался брать на себя роль “державы-тяжеловеса” с соответствующими обязательствами, то новое поколение лидеров КНР в вопросах внешней политики оказалось жестче предшественников.

В 2017-м председатель Си объявил о “социализме с китайской спецификой в новую эпоху”, на которую пришелся настоящий взрыв дипломатической активности Пекина. Теперь Китай как “приветствует у себя”, так и “идет вовне”: глава государства совершил более тридцати визитов за рубеж — абсолютный рекорд.

Кроме того, Си Цзиньпин разнообразил внешнюю политику страны четырьмя новыми понятиями:

Эксперты и правительства других стран до сих пор расшифровывают посыл председателя, однако обвинения в ревизионизме миропорядка Пекин категорически отвергает. В МИД Китая заявляли, что у США “не выйдет налепить Китаю ярлык ревизионистской державы”.

КНР неоднократно утверждала, что уважает принципы международного права и Устав ООН. О торговых спорах с Вашингтоном в МИД страны говорили так: “Если США считают, что Китай нарушает правила Всемирной торговой организации, то им следует обратиться туда с жалобой. Но они не только не обратились, а решили уничтожить ВТО”.

В попытках подменить международное право “отношениями, основанными на правилах” Соединенные Штаты обвиняет и Россия. Глава российского МИД Сергей Лавров неоднократно подчеркивал, что неясно, кто и по какому праву будет устанавливать такие новые правила. Как бы то ни было, трансформация мирового порядка стала необратимой, рассуждал министр. Ведь с появлением новых сильных игроков на мировой арене возникла необходимость считаться с их мнением, а значит, и в “более справедливой и инклюзивной системе”.

Читайте также: Самые могущественные страны

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Как избавиться от плесени при помощи домашних средств Что нужно знать, покупая кухонную машину для дома Григорий Лепс опозорился на свадьбе Эмина Агаларова Европа дает Украине миллиарды под смешные проценты: откуда такая щедрость Алые Паруса 2018: концертная программа

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций