Как эпидемия необратимо разрушает мировую торговлю

18.05.2020 11:15

Как эпидемия необратимо разрушает мировую торговлю

Мировая торговля продолжает стремительно сокращаться. На данный момент она падает даже быстрее глобального ВВП, которому предрекли самую тяжелую рецессию за последние 80 лет. В ближайшем квартале падение может стать и вовсе рекордным. В то же время, коронавирусная эпидемия и карантин не развернули мировые тренды, а скорее подхватили и усилили существующие, перехватив эстафету у американско-китайских торговых войн и других многочисленных проявлений протекционизма и экономического национализма. Нет оснований полагать, что что-то изменится, когда болезнь отступит. Подробности — в материале «Известий».

1990-е и 2000-е годы стали своеобразным пиком глобализации, чему поспособствовало удешевление пассажирского транспортного сообщения между странами, развитие коммуникационных технологий, но в первую очередь — стремительного роста мировой торговли. Долгое время торговля между странами росла примерно теми же темпами, что и экономика в целом, но в какой-то момент ушла в отрыв. С 2001 по 2007 год прирост объемов международной торговли в два раза опережал рост глобального ВВП. Это притом что тот период ознаменовался беспрецедентным по масштабам подъемом Китая, Индии и других развивающихся стран, да и в целом экономика была динамичнее нынешней.

Первое препятствие перед триумфом торгового глобализма поставил финансовый кризис 2008 года. Хотя опасения о том, что страны начнут немедленно вводить импортные пошлины, чтобы защитить себя от кризиса, не подтвердились, победный марш мирового разделения труда приостановился. В 2010–2013 годах темпы роста глобальной торговли сравнялись с темпами роста ВВП — впервые за 30 лет, а затем начали и отставать. К концу десятилетия разница стала весьма ощутимой. Так, в прошлом году мировая торговля выросла всего на 1% при подъеме ВВП на 3%.

Одной из причин такой заминки стал последовательный провал институциональных усилий по развитию международной торговли. В нашей стране многие неплохо помнят, чего стоило России вступить в ВТО. По факту, РФ стала последним крупным государством в организации, после чего та перестала расширяться не только «вширь», но и «вглубь». Дохийский раунд переговоров о всеобщем снижении импортных тарифов, стартовавший в 2001 году и затянувшийся неприлично долго, в 2010-е просто исчез из повестки.

Никаких прорывов не наступило и по части региональных, а также межрегиональных объединений. Вступив на пост президента США, Дональд Трамп первым же указом вывел Америку из уже практически оформленного соглашения о Транстихоокеанском партнерстве, тем самым, по сути, убив его — без участия Америки оно оказалось никому не нужным. Трансатлантическое партнерство вызывало серьезные вопросы по обеим сторонам океана еще до судьбоносных выборов, а после неизбежно было отложено «до лучших времен». Практически все крупные международные торговые соглашения или сорвались, или не были подписаны, что незамедлительно отразилось на мировой экономике.

В 2018 году началась торговая война между Китаем и США. Ее результатом стало взаимное введение тарифов на товары, объем торговли которыми измеряется в сотни миллиардов долларов. В конце прошлого года большая часть этих пошлин была отменена, но условия сделки делают ее выполнение на протяжении долгого периода времени не очень жизнеспособной.

Параллельно США и европейские государства обменялись угрозами по поводу введения тарифов на некоторые группы товаров, а в ЕС, в свою очередь, стали под микроскопом рассматривать программу «Один пояс — один путь», под давлением американцев развернув борьбу с проникновением китайского бизнеса. Параллельно Япония и Южная Корея ввели экономические санкции друг против друга, решив, что трансграничная торговля — отличный инструмент для доказательства своей исторической правоты.

По данным ЮНКТАД, в первом квартале 2020 года трансграничный товарооборот снизился на 3%. Во втором квартале, когда последствия «карантинного» кризиса ударят по-настоящему, всё будет гораздо суровее — предполагается, что общий спад составит 27% по сравнению с январем–мартом. Разумеется, мировая экономика также будет переживать непростые времена, однако мало какие государства пройдут через падение ВВП на десятки процентов в квартальном исчислении.

Нынешнее падение во многом объясняется резким снижением цен по многим группам товаров, в первую очередь сырьевых. Нефть по сравнению с началом года опустилась в цене вдвое, а временами ее цена и вовсе впервые в истории стала отрицательной. За редкими исключениями (например, золото) подешевели и большинство металлов. Тем не менее есть ясные свидетельства того, что быстро падают и физические объемы поставок: индекс Baltic Dry, демонстрирующий спрос на морские грузоперевозки, упал в последние дни до многолетних минимумов и продолжает снижаться. По данным Ocean Insight, в последние месяцы было отменено от 20 до 30% рейсов контейнеровозов.

Согласно прогнозу ВТО, даже при оптимистичном развитии событий (быстром посткризисном восстановлении во второй половине текущего года) объемы мировой торговли всё равно сократятся на 13%, что станет рекордным показателем как минимум с начала 1980-х годов. А если пандемию не удастся быстро поставить под контроль или случится вторая волна, то падение составит и вовсе катастрофические 32%.

Наиболее серьезный ущерб понесет торговля в секторах со сложными производственными цепочками, а также ряд услуг. Это связано с тем, что даже в условиях эпидемии людям нужна базовая продукция, тогда как спрос на более сложную будет снижаться сильнее.

Кроме того, государства начали вводить дополнительные меры по ограничению торговли — в большей степени, впрочем, связанные с запретами на экспорт, нежели импортными тарифами. Достаточно вспомнить многочисленные ограничения на поставку медицинского оборудования и расходных материалов — например, в странах Европы, а также квоты на вывоз зерновых, которые ввели:

Часть этих запретов будет снята после окончания эпидемии. Однако есть все основания полагать, что многие барьеры останутся в силе. Конфликт между США и Китаем разгорелся с новой силой, на сей раз поводом стали обвинения Вашингтоном Пекина в уничтожении данных о вспышке COVID-19. Легко предположить, что основным оружием в этих спорах опять будут торговые пошлины.

По оценке аналитика Института международной экономики Петерсона Гарри Хуфбауэра, протекционистская реакция на нынешний экономический кризис последует с высокой вероятностью. Учитывая, что даже внутри торговых блоков — таких, как ЕС — у стран-участников накопилось немало вопросов друг к другу за последние несколько месяцев, реакция может оказаться более эмоциональной и жесткой, чем в предыдущие годы.

Наконец, ослабление мировой торговли и глобализации может быть спровоцировано и естественными причинами, если государства будут держаться курса на восстановление торговли в полном объеме. Если раньше технологии играли на стороне глобализации, то сейчас автоматизация, широкое применение 3D-принтеров и других принципиально новых средств производства облегчает локализацию промышленности.

Единственная область, где торговля с высокой вероятностью сохранится на прежнем уровне или даже будет прирастать, связана с интернетом — потоки данных и электронная коммерция в посткарантинном мире приобретут особую важность. Тем не менее этого слишком мало, чтобы компенсировать вероятный обвал в других отраслях.

Читайте также: В МВФ прогнозируют беспрецедентный обвал экономики Евросоюза из-за карантина, а Китай избежит падения

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Вид обмана, связанный с пенсиями, набирает обороты: в ПФР выступили с предупреждением Падение цен на нефть и коронавирус могут спровоцировать мировой кризис МВД сняло обвинения с журналиста Голунова Роман Галкина и Юлии Барановской – правда или нет, подробности Ученые поведали о затмении Солнца суперлуной на пятницу 13-е

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций