«Инженер человеческой души». История новосибирского поэта и переводчика Николая Пархоменко

16.02.2019 20:14

«Инженер человеческой души». История новосибирского поэта и переводчика Николая Пархоменко

Николай Пархоменко родился в селе Михайловка Новосибирской области в 1941 году. Его старший брат Анатолий вспоминает, что им, детям войны, довелось испытать и голод, и сиротство. Отец-фронтовик умер от ран в 1946 году вскоре после возвращения с войны. Поднимать младших сыновей маме Варваре Игнатьевне помогали старшие дети.

В трудные послевоенные годы деревенским парням удалось получить высшее образование. Анатолий поступил в Новосибирский сельскохозяйственный институт, Николай — в Новосибирский электротехнический институт (НЭТИ-НГТУ) на новую специальность «Полупроводниковые приборы».

В 1964 год Пархоменко был в числе первых выпускников по этой специальности и молодым инженером поступил на Новосибирский завод полупроводниковых приборов. НЗПП на тот момент уже был в числе ведущих заводов СССР, коллектив которого принимал участие в создании ракетной техники.

Организаторские способности и целеустремленность Пархоменко позволили ему стать главным технологом Особого конструкторского бюро завода (ОКБ). Коллеги вспоминают, что Николай Андреевич был едва ли не единственным беспартийным руководителем такого уровня. Впрочем, он не стремился стать большим начальником, ему не нравилась административная работа. Он хотел быть, прежде всего, хорошим специалистом, изобретателем.

«Технологический цикл изготовления составляет 3−4 месяца. Николай умудрялся „прогонять“ изделия за 10 дней. До сих пор никто на заводе не может превзойти этот результат, и Николая Пархоменко вспоминают как легенду. В его подчинении было 50 человек. При этом он не строжился с сотрудниками, а умел убеждать и заражать своей энергией, — рассказывает коллега по НЗПП Анатолий Кожемякин. — Николай руководил сложным участком наращивания эпитаксиальных пленок, — продолжает Анатолий Николаевич. — Работа была связана с вредными и взрывоопасными материалами. Приборы шли на изготовление ракет и спутников, и все жестко контролировалось военными. Предыдущий начальник попросту сбежал, а Николай Андреевич не боялся ответственности. В нем была смелость, уверенность».

Интересный факт, который обращает внимание всех, кто знакомится с биографией Николая Пархоменко: ему удалось самостоятельно изучить 16 иностранных языков. Он читал в оригинале и переводил специальную литературу, чтобы быть в курсе всех передовых разработок и технологий в мире. Законодателями в сфере полупроводников тогда была Япония, и Пархоменко поставил себе цель изучить японский язык.

«Мы ездили от завода в село Чик на уборку картофеля, и Николай по дороге изучал японский язык. Мы не верили, что это возможно, подшучивали над ним. Но благодаря упорному труду, целеустремленности он всегда достигал поставленной цели», — вспоминает коллега — начальник ОКБ Юрий Попов.

Мы ездили от завода в село Чик на уборку картофеля, и Николай по дороге изучал японский язык

Пархоменко действительно удалось освоить сложный и экзотический по тем временам японский язык.

«Однажды на завод привезли японское оборудование, — рассказывают коллеги Николая Андреевича. — Через полгода приехала делегация из Японии, и они были сильно удивлены, обнаружив, что оборудование уже стоит. Губернатор спрашивает: кто смонтировал? Николай Пархоменко. Потом в «Советской Сибири» поместили большой портрет Николая с заголовком «Как советский инженер японцам нос утер».

Юрий Попов и Анатолий Кожемякин по приглашению Николая Андреевича бывали на поэтических встречах. Они знали Николая Пархоменко как незаурядную личность и разностороннего человека, но в поэтическом кругу он открывался коллегам-инженерам по-иному.

«У него была своя система изучения языков, — рассказывает поэт Елена Заколодкина. — Прежде всего, он брался за изучение грамматического строя, а словарный запас, идиомы наращивались уже как на скелет. К стихосложению он также подходил — как технарь, детально и обстоятельно разбираясь. Он знал много форм стихосложения, и один из творческих вечеров посвятил ликбезу поэтов».

«Подход технический, но в то же время во всем этом была душа», — подчеркивает соратник по проекту «Поэтическая поляна» поэт Надежда Штейнпрейс.

Человеческая душа была ключевой темой творчества Николая Пархоменко. В его стихотворениях также часто встречается образ креста как призвания, предназначения, выпавшей доли.

Николай Андреевич, по воспоминаниям друзей, не был религиозен, но он верил в нравственную силу и красоту человека, возможность его преображения.

«А еще он был настоящим патриотом, в нем жило огромное чувство любви к Родине, — говорит поэт Елена Соболева-Пурис. — Он был ребенком послевоенного времени, многое пережил и прочувствовал на себе все тяготы послевоенных лет. При этом у него не было обиды, в своих стихотворениях он писал, что испытания полезны, они „шлифовали душу“. Он не терпел, когда искажают исторические факты, говорил, что никто не имеет права осуждать. Он любил и болезненную Россию».

В своих стихотворениях он часто писал и о своей малой родине — поселке Красный Яр, где прожил много лет до самой смерти. Николай Андреевич переехал сюда из городской квартиры вместе с мамой Варварой Игнатьевной, чтобы поправить здоровье. Друзья и коллеги предполагают, что именно красота природы и неспешная, размеренная жизнь пробудили в нем писательский дар. Период жизни в Красном Яре, наиболее продуктивный в творческом плане, можно сравнить с Болдинской осенью Пушкина.

Николаю Андреевичу был чужд пафос, он писал просто и жизнеутверждающе, мог обличать пороки общества в легкой, шутливой форме. Так он обратил внимание на проблему мусорных свалок в поселке, написав стихотворение с таким смыслом: «Инопланетяне, зачем вы приносите нам мусор? Понятно, что это не наши жители. Поймаю, выгоню с нашей планеты с вашим мусором», и расклеил его по поселку.

Он написал стихотворение от лица старшей по дому, которое заканчивалось строкой: «Озверевшая совсем, старшая по дому»

«Однажды Николай Андреевич прочел объявление на подъезде, в котором старшая по дому возмущалась, что жильцы что попало кидают в мусоропровод. Заканчивалось оно подписью „Озверевшая совсем, старшая по дому“, — рассказывает поэт Надежда Штейнпрейс. — Николай Андреевич увидел в этом объявлении поэтическую рифму. Он написал стихотворение от лица старшей по дому, которое заканчивалось строкой: „Озверевшая совсем, старшая по дому“. И разместил это стихотворение на доске объявлений».

Николай Пархоменко верил в силу слова, которым можно изменить окружающий мир.

Первое стихотворение он написал в 5 классе для школьной стенгазеты и… на несколько десятилетий забыл о поэзии. После длительного молчания Николай Андреевич вышел на публику со своими стихотворениями в 2008 году. Через год он впервые принял участие в литературном конкурсе, став его дипломантом.

Всего за десять лет творческого пути Николая Пархоменко вышло 12 поэтических сборников самиздатом, а также книга «Я обозначу мир в твоей душе». В 2017 году он был принят в Новосибирское отделение Союза писателей России, получив признание в литературных кругах.

При этом он оставался очень скромным человеком. Активно продвигая и поддерживая молодежь, своих учеников, сам Николай Андреевич предпочитал оставаться в тени. У него был особый дар видеть в людях талант и вдохновлять их на творческие поиски.

Пархоменко смог разглядеть талант во многих людях — будь то молодой поэт, который делает первые шаги в искусстве, или пожилой человек, который в поисках тепла и общения заглянул на «Поэтическую поляну».

«Я обозначу мир в твоей душе» - так называется один из сборников и одноименное стихотворение Н. А. Пархоменко:

«Нет, не ловлю я в поэтическую сеть,

Хотя попасть в неё готов сейчас любой,

Но для того, чтоб вольно жить и петь,

Ты должен быть всегда самим собой.
Тебе никак не подойдёт моё клише,

И не звонить в тебе моим колоколам.

Я обозначу мир в твоей душе,

А вот найти его в себе ты должен сам».

Однажды Николай Пархоменко прочитал в сборнике к юбилею Новосибирского района «Солнце поэзии — одно на всех» стихотворение Елены Заколодкиной. Он позвонил в библиотеку, где работала Елена, и предложил печататься в сборнике районного литературного объединения «Созвездие».Чуть позже в объединение пришла Надежда Штейнпрейс — поэт из поселка Мичуринский. Так познакомились будущие организаторы проекта «Поэтическая поляна» и последователи Пархоменко.

Елена Заколодкина сравнивает его с Дедом Мазаем, а поэтов — с зайцами: «В нашей области много пишущих людей — кто-то лучше, кто-то хуже, но у всех есть потребность в самовыражении. Мы барахтаемся в одиночку. Николай Андреевич, увидев в нас искру, вытащил из воды, посадил в лодку, и мы поехали вместе с ним. Так и плывем».

Третьей в лодке оказалась поэт из Ярково Елена Соболева-Пурис, с которой Пархоменко познакомился на Тареевских чтениях.

«Николай Андреевич предложил помочь в издании собственного сборника. Для обыкновенной женщины, которая живет своими домашними делами, это была молния, — вспоминает Елена Соболева-Пурис. — В 2013 году вышел сборник «Заходите в мой сад березовый». Это все его стараниями. С тех пор мы были не разлей вода. Сейчас мне очень его не хватает. У меня дома стоит портрет, я всегда обращаюсь к нему со словами: «Вам, Николай Андреевич, читаю первому».

У меня дома стоит портрет, я всегда обращаюсь к нему со словами: «Вам, Николай Андреевич, читаю первому»

«Пархоменко собрал пишущих людей, познакомил друг с другом, сделал из нас живой организм, который работает, — говорит Елена. — Его не стало, а мы продолжаем встречаться, заниматься творчеством. Благодаря маленькому человеку с большой душой. Мы втроем как бы грани Николая Андреевича, внутри которого был целый космос. Мы объединились, чтобы продолжить его дело».

«К тому моменту Николай Андреевич ушел из объединения „Созвездие“, где трудился редактором, и не знал, куда двигаться дальше, — вспоминает о начале проекта „Поэтическая поляна“ Надежда Штейнпрейс. — Он очень переживал, нужна ли в современном мире поэзия? Конечно, он верил в это, иначе бы не делал всего того, что делал. Для него было важно, чтобы были не только поэты, но и слушатели. Он очень хотел объединить людей».

«Одна девушка, поэт предложила читать стихи в парке. Я подумала, хорошая идея, надо обдумать, может, через полгода сделаем. Но уже через неделю мне звонит Николай Андреевич со словами: «Я договорился с парком «Березовая роща», Союзом писателей, управлением культуры, составил устав и положение». Мы ахнули в изумлении, насколько быстро он реализовал идею, и нам ничего не оставалось, как только принять участие в проекте, который получил название «Поэтическая поляна», — улыбается Надежда.

Так, вы в слэме участвуете? Как нет? Давайте со мной

Встречи на «Поэтической поляне» начались в 2016 году. В теплое время года участники проекта собираются каждую субботу в парке «Березовая роща» и читают стихи на открытом воздухе. В зимнее время встречи перемещаются в ДК им. Октябрьской революции.

«Поэтическая поляна» дает возможность услышать и быть услышанным. Кому-то просто не хватает тепла общения. Эту созданную атмосферу праздника, радости встречи, когда происходит исцеление словом, мы стараемся сохранить", — говорит Надежда Штейнпрейс.

«На первой в осеннем сезоне встрече в ДК им. Октябрьской революции к нам заглянула женщина, сказав, что тоже хочет прочитать стихи. Потом она рассказала, что пришла на спектакль „Утиная охота“. В нашем зале дверь была открыта, и она заинтересовалась. Замечательная женщина, прочитала про свою любовь, ушедшего из жизни мужа. На „Поляне“ такие случаи нередки», — рассказывает Елена Заколодкина. — Николай Андреевич был очень счастлив, когда на «Поляну» приходили молодые ребята, — продолжает она. — Он сразу привлекал их к участию в фестивалях, сборниках. Так у нас появился поэт Анатолий Горовой, который писал в стол, а сейчас он — лауреат многих фестивалей. Когда Толя в первый раз пришел к нам на «Поляну», боялся даже стихи свои прочитать. Николай Андреевич его поддержал, вдохновил, говорил: «Давай, пиши». Мы видим, как растет уровень его мастерства. Похожая история у Татьяны Савсюк".

Многим Николай Андреевич помог в издании сборника, при этом он сам готовил его к печати, верстал. У него была своя технология изготовления книг. Это очень тяжелая работа, при этом со своих учеников денег он не брал.

«Николай Пархоменко уникален тем, что его слушали молодые. Он был интересен, — рассказывает Елена Заколодкина. — Он первым участвовал во все новом и нас привлекал. Однажды ошеломил нас участием в поэтическом слэме, своеобразном состязании поэтов. Спрашивает: «Так, вы в слэме участвуете? Как нет? Давайте со мной». И мы поехали его поддержать. В итоге он занял призовое место. Мы смеялись: «Николай Андреевич, да вы у нас самый молодой поэт!»

Николая Андреевича и встречи на «Поэтической поляне» с теплотой вспоминает Анастасия Иванова. Они жили по соседству в поселке Красный Яр и много лет дружили. Зная, что Анастасия Петровна пишет стихи, Николай Андреевич привел ее вначале в клуб любителей поэзии «Поэтический привал», а затем и на «Поэтическую поляну».

По дороге ему стало плохо, но он превозмог себя и выступил на встрече

«Николай Андреевич был самородком, поэтом от природы, и при этом добрым, скромным человеком. Таких, наверное, на свете больше не встретишь. Благодаря ему я узнала еще одну удивительную сторону жизни, познакомилась с интересными людьми, поэтами. Говорил мне: „Не бойся, научишься — будешь писать лучше“. Он предлагал печататься в сборнике, но я стеснялась. Я пишу для души, и мне этого достаточно. Последний раз мы виделись на „Поэтической поляне“ 29 сентября. Как обычно, ехали вместе на автобусе в парк „Березовая роща“. По дороге ему стало плохо, но он превозмог себя и выступил на встрече. В этот день он читал стихотворение „Душа поэта“. До сих пор читаю, и в строках звучит его голос», — рассказывает Анастасия Петровна.

«У Николая Андреевича было слабое здоровье. Для него каждый день был как последний. При этом он не пропускал ни одной встречи и по мироощущению был моложе всех нас. Он жил на силе духа. У него было дело, ради которого он жил. Он учил нас, посвящал во все вопросы, повторяя: „Вам продолжать“. Мы, конечно, надеялись, что это произойдет не так скоро», — вздыхает Елена Заколодкина.

Николай Пархоменко философски относился к жизни и здоровью. Говорил, дожить бы до 70 лет, а дальше — уже Божий дар. Так и ушел он из жизни в 77 лет, в полной мере распорядившись отмеренными годами.

Пархоменко скончался после выступления на областном конкурсе чтецов «Русь моя родная» в родном для него ДК им. Октябрьской революции.

Вспоминает Елена Заколодкина:

«Это был наш первый опыт организации конкурса чтецов, и Николай Андреевич очень переживал. В первой части выступали дети. В перерыве он общался с ними, подписывал книги и выглядел счастливым. На своей последней фотографии он читает свои стихи для детей и улыбается. Было видно, что дети его полюбили. Во второй части конкурса состязались взрослые участники. Внезапно Николай Андреевич почувствовал себя плохо, вышел, но не стал нас беспокоить, так как мы были в жюри. Когда нам сказали, что Николаю Андреевичу вызвали скорую, мы выбежали. Он еще дышал, но нас не слышал. Его увезли в Дорожную больницу. Мы решили продолжить конкурс, ведь на него специально приехали участники из области. Примчавшись с конкурса, мы долго ожидали в коридоре отделения реанимации. После долгой тишины и неопределенности вышел доктор и пригласил родных. «Мы здесь», — отвечаем. — «К сожалению, не удалось спасти. Инфаркт».

«Красна смерть на миру, — говорит Надежда Штейнпрейс. — Судьба распорядилась так, что он ушел в окружении людей, близких ему по духу, занимаясь делом, которому он посвятил последние годы своей жизни».

Встречи «Поэтической поляны» в ДК им. Октябрьской революции продолжаются. Уже без Николая Пархоменко. Его дело продолжают ученики и соратники — Надежда Штейнпрейс, Елена Заколодкина и Елена Соболева-Пурис. Они признаются, что им было непросто вернуться туда, где прошли последние часы жизни Николая Андреевича. Но общее горе всех объединило и еще больше сплотило. Поэты и слушатели по-прежнему встречаются каждый месяц в доме культуры и готовятся к летнему сезону.

На конкурсе «Русь моя родная» в своем последнем выступлении Николай Андреевич прочел стихотворение, которое написал в начале творческого пути и которое стало своеобразным итогом его жизни. Его окончание:
Я в России прожил,

Может, трудно, неброско,

Но свой крест дотащил

До того перекрёстка.

Вот теперь я стою

Среди многих дорог,

Выбрал эту, свою,

Я иначе не мог.

Путь к другим берегам,

Благодатным, красивым,

Это - вам, это - вам,

Мне ж дорога - в Россию.

Перекрёсток дорог

На земле нашей грешной.

Я его превозмог,

Всё обдумав неспешно.

В нашей бедной стране

Меньше рая, чем ада,

Но близка она мне,

И другую не надо.

Я другой не прошу.

Всё решается просто:

Я свой крест доношу

До святого погоста.

P.S.: 6 октября 2019 года, в годовщину смерти Николая Пархоменко, на родине поэта — в Доме культуры поселка Красный Яр пройдет поэтический фестиваль «Пархоменские чтения», а в честь дня рождения поэта 18 января 2020 года в Доме культуры поселка Мичуринский состоится презентация сборника сочинений Н. А. Пархоменко «Маятник жизни», который был задуман еще при жизни Николая Андреевича и который будет издан на средства, собранные его друзьями и учениками. Также с его творчеством можно познакомится на сайте «Стихи.ру», на странице поэта, созданной командой проекта «Поэтическая поляна».

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Результаты Русское лото тираж 1254 где смотреть, телетрансляция: тиражная таблица и запись программы Герман Греф: биография, личная жизнь Маленький Вегас в Ростове Как наладить сельскохозяйственный бизнес в Украине с гарантией Парад ВМФ в Санкт-Петербурге 2018: список кораблей, расписание, где лучше смотреть

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций