Горящая новосибирская свалка как голливудский фильм-катастрофа

22.08.2018 5:27

Горящая новосибирская свалка как голливудский фильм-катастрофа

Артем Роговский: Андрей Анатольевич, как вы узнали о пожаре на мусорном полигоне 7 августа?

Андрей Зыков: Мне поступила информация от главного инженера, что на полигоне возникло возгорание. И практически тут же пришел запрос из мэрии Новосибирска — правда ли, что полигон горит. Я подтвердил эту информацию и сразу же выехал на место происшествия. Это было утром в районе 10:00.

Артем Роговский: Я назвал нашим радиослушателям вашу должность. Но мало кому стало понятно, чем занимается муниципальное «Спецавтохозяйство». Чем же оно занимается?

Андрей Зыков: Муниципальное унитарное предприятие (МУП) «Спецавтохозяйство» на праве хозяйственного ведения владеет двумя крупнейшими полигонами в Новосибирске. Это полигон «Левобережный», он находится на улице Малыгина, и полигон «Гусинобродский» на улице Профилактической. Также МУП занимается вывозом мусора. В принципе, вот два основных вида нашей деятельности.

Артем Роговский: Вы давно этим занимаетесь?

Андрей Зыков: С мая 2017 года.

Артем Роговский: Какая была первая реакция мэрии на пожар? Какие были приняты решения?

Мария Сидорова: В первую очередь, хотелось бы уточнить, что полигон «Левобережный» находится на территории Новосибирского района. И действительно было уточнение информации — произошло ли это возгорание. Дело в том, что в процессе эксплуатации полигона, при захоронении отходов, образуется свалочный газ. И возможно возгорание, которое можно убрать при помощи засыпки грунта и уплотнении этого мусора.

Но в данном случае мы говорим о том, что в 11 утра произошло возгорание сразу на достаточно большой площади. Это было не только постепенное задымление, которое могло быть вызвано выходом свалочного газа.

В нашем случае пожар произошёл на достаточно большой площади и в том месте, где находится доступ к пруду-накопителю. И, соответственно, там естественный процесс возгорания, который мог бы возникнуть при несоблюдении инструкции по эксплуатации полигона, был невозможным.

Потому что полигон — это своего рода трапеция, в основании которой возник пожар на достаточно большой площади. О чём это говорит? О каком-то результате воздействия извне. То есть это не был естественный процесс, который мог бы возникнуть с учётом выхода свалочного газа.

Соответственно, уполномоченным предприятиям и руководителям поручили принять необходимые меры.

Директор предприятия распорядился перебросить бульдозеры для тушения пожара. Рабочие также подвезли инертный материал — грунт, и выполнили пролив. Основной очаг возгорания был локализован 8 августа. Всё так, Андрей Анатольевич?

Андрей Зыков: Да, 8 августа, в районе 3−4 часов утра очаг был полностью локализован, и мы приступили к его ликвидации. К 5 утра открытого пламени уже не было. Оставались только небольшие «язычки». Такое бывает, когда происходит повторное возгорание. Но ситуация уже находилась под нашим полным контролем. Нужно было время, чтобы всё это окончательно задавить.

Мария Сидорова: Здесь надо пояснить, что потом происходит процесс ликвидации задымления — то, что наблюдали граждане на протяжении нескольких дней. И в некоторых СМИ появлялась информация о том, что «свалка горит, ничего не делается, идёт дым». Но меры по ликвидации возгорания уже были приняты. А то, что было дальше — это последствия.

Также хочу сказать, что со стороны нашего департамента была направлена аналитическая лаборатория для контроля наличия загрязняющих веществ именно в воздухе. Потому что мы как раз проверили обращения граждан.

8 августа взяли пробы в районе Затулинскогожилмассива, в районе улицы Малыгина и непосредственно на полигоне. Превышения предельно допустимых концентраций загрязняющих веществ не было обнаружено. Это было подтверждено анализами «Роспотребнадзора». Структуры МЧС отбирали пробы, и они тоже подтвердили наши замеры.

Для контроля, когда уже происходила ликвидация задымления, 10 августа были сделаны повторные анализы. И они тоже подтвердили, что превышения предельно допустимых концентраций загрязняющих веществ в воздухе не обнаружено.

Артем Роговский: Мария Юрьевна, вы правильно сказали, что сюжеты в СМИ выходили совершенно разные. Я даже один из них распечатал. Я на него спокойно реагировать не мог. Цитирую:

«Эти кадры достойны голливудского фильма-катастрофы. В роли аномалии — новосибирская свалка. Победить её не могут уже третьи сутки», — говорит корреспондент «Вестей Новосибирска» Кирилл Воробьёв, — «Едкий дым от тлеющей мусорки накрыл полгорода. Дымит сейчас действительно меньше, однако говорить о ликвидации ещё рано».

Съёмки красивые были: дым, птицы, горы мусора. Тем более вас там, Андрей Анатольевич, помянули не то что недобрым словом. Но: «Про то, что очагов не будет, наша съёмочная группа слышала. Вот что говорил начальник „Спецавтохозяйства“ накануне», — дальше идёт ваша прямая речь.

«Дымит, и дышать легче не стало», — ссылаются на местных жителей. Причем сюжет-то вышел, когда уже никакого пожара не было, по-моему. Я, конечно, отреагировал и позвонил редактору «Вестей Новосибирска» и сказал: «Если эти кадры достойны голливудского фильма-катастрофы, то и Кириллу Воробьёву следует заняться не журналистикой, а режиссурой».

Я думаю, что многие новосибирцы стали свидетелями задымления, когда ехали в Бердск или на Алтай, потому что в тот момент горел другой полигон — в Бердске. Да, Андрей Анатольевич, понимаю, что это не ваша вотчина. Но ситуацией по нашему полигону вы владеете.

Андрей Анатольевич, а что собой представляет этот полигон «Левобережный», на котором произошел, как мы предполагаем, поджог? И возгорание произошло в том месте, которое не осматривалось.

Андрей Зыков: Полигон представляет собой 18,8 гектаров, он ограждён. Но с одной стороны, где полигон граничит с отвалом для отходов Оловокомбината, — туда можно пробраться. И именно в той части и произошел пожар. Мы не сомневаемся в том, что это был поджог.

В 10 утра там находился мой заместитель вместе с начальником полигона. У нас идут еженедельные обходы и осмотры. И в 10 утра там не было ни задымления, ни возгорания. И на полигоне действительно иногда могут произойти ситуации, когда появляется дымка. Это означает, что у нас есть несколько часов на то, чтобы пройтись бульдозером, обработать это место. Это говорит о выходе свалочного газа, который образуется в «теле» полигона. Это неизбежно.

Для таких ситуаций у нас есть тактика тушения грунтом. То есть нужно прекратить доступ воздуха. Свалочный газ будет образовываться — органики более 40%. Из-за таких отходов и происходит образование свалочного газа. Но в том месте, где произошло возгорание, этого газа быть не могло. Потому что нужно время на то, чтобы свалочный газ там скопился. А во-вторых, там и отходов практически не было — это основание полигона.

Из-за того, что там был затруднён подход техники, мы два часа потратили на то, чтобы добраться до этого места. Огонь распространился, перекинулся наверх, на «тело» полигона, где горение было поддержано свалочным газом, что и вызвало сложности его тушения. Но работниками полигона «Спецавтохозяйства», при помощи ДЭУ — они подвозили воду постоянно — всё удалось потушить.

Мария Сидорова: Эта ситуация показала, что «Спецавтохозяйство» готово к ликвидации определённых чрезвычайных ситуаций. Оперативно были приняты меры. Было задействовано 50 сотрудников, была перекинута необходимая техника с другого полигона. Также были привлечены специалисты ДЭУ для пролива водой. Использовали 2000 «кубов» воды, и завезли 5000 «кубов» земли.

Андрей Зыков: Количество задействованной техники: девять бульдозеров. Семь машин с полигона «Левобережный» и две единицы с полигона «Гусинобродского». Эта внештатная ситуация показала, что вся техника находится в рабочем состоянии.

7 августа начался пожар, 12-го числа уже не было задымлений. Хочу сказать несколько слов по поводу красивой и страшной картинки с квадрокоптера. Когда полигон только что горел, там температура внутри была около 80 градусов. И когда под большим напором мы выливали туда воду, то вверх поднималось огромное облако пара. Это даже не дым, а пар.

То, что дымило в первый день, и то, что почувствовали жители Затулинки — я и сам это наблюдал, так как находился в эти дни на полигоне. Да, действительно, пахнет неприятно. Так горит мусор. Но ведь когда у нас на плите что-то сгорает — это тоже тот ещё запах. Но это же не говорит о том, что все теперь должны отравиться.

При тушении 50 человек находились на полигоне, в эпицентре пожара, несколько суток. Но ни одного больничного, ни одной жалобы от них не поступило. По факту через 2−3 часа должно было последовать отравление, но этого не произошло. Все остались живы и здоровы.

Артём Роговский: «Живу на Горском, время от времени слышу новости об „апокалипсисе“, но даже запаха дыма не почувствовал», — пишет нам Михаил Докукин.

Кстати, квадрокоптер печально закончил свой облёт над свалкой. Он упал и пропал. Но работа журналистов всегда связана с риском. И для техники в том числе.

И всё-таки, хотелось бы понять теперь структуру самого полигона. Думаю, это всем было бы интересно. «Левобережный» в отличие от «Гусинобродского», работает значительно меньше времени. Кто возит туда мусор, и как это выглядит в объёмах?

Андрей Зыков: В объёмах это выглядит ориентировочно 1,5 млн кубометров в год. Мусор возят в основном компании-перевозчики — это порядка 50 компаний. Но также любой частник может приехать на полигон, оплатить по установленному тарифу и выкинуть мусор. Для частников у нас на полигоне установлены баки.

Для совсем мелких частников, которые живут в близлежащих домах, особенно это касается «Гусинобродского» полигона, у нас всё абсолютно бесплатно. Это дешевле, чем собирать по городу эти пакеты с мусором.

Артём Роговский: То есть, на полигон «Левобережный» возят мусор Кировский и Ленинский районы. А Новосибирский район привозит?

Андрей Зыков: Новосибирский район, наверное, частично возит. Мы же не может по номерам отследить, откуда нам мусор привезли. Но в основном привозят мусор из Ленинского, Кировского и частично Советского районов — ОбьГЭС.

Мария Сидорова: Давайте, наверное, я добавлю небольшое разъяснение для наших радиослушателей — что такое полигон. У всех возникает вопрос — свалка или всё же полигон? Мы все хотим видеть, наверное, идеальную картинку, которую нам показывают СМИ, где у нас нет не разлетающегося мусора, и всё сортируется. Многие путешествуют и видят, как это всё красиво и замечательно может быть. Но у нас это не так.

Давайте говорить о том, что по законодательству у нас так скоро будет. Но только для этого мы будем ещё и платить дополнительно. Пока это полигон — комплекс инженерных сооружений, которые обеспечивают отсутствие воздействия на окружающую среду.

И хотелось бы отметить, что оба полигона, которые эксплуатирует «Спецавтохозяйство», доведены до нормативных требований в соответствии с инструкцией. То есть на них ведётся постоянный экологический контроль: отслеживается их влияние на воздух и на воду.

Также ведётся радиационный входящий контроль. То есть если наши жители кинули, допустим, опасную лампочку в своё ведро — этот мусор не пропустят на полигон. Последует звонок в специализированную службу, и мусор с радиационным фоном будет извлечён.

Также ведётся весовой контроль и омывание колёс мусоровозов с целью дезинфекции. Установлены сетчатые ограждения, чтобы препятствовать разносу легкого мусора при разгрузке.

И многие, наверное, думают: «А давайте вторичные ресурсы извлекать, а то мы всё их захораниваем». Но знающие люди понимают, что это всё же деньги. На сегодняшний день на наших полигонах действует ручная сортировка, то есть выборка вторсырья ручным способом — это пластик, стекло, металл и картон.

Какие могут быть планы на будущее? Мы прекрасно понимаем, что оба полигона эксплуатируются достаточно долгое время. И последующая их работа может быть связана только с тем, что они будут когда-то рекультивированы. То есть будут извлекаться вторичные ресурсы, которые можно передать в переработку. И эти территории впоследствии будут засыпаны.

Давайте я поясню ещё, что ежегодно в Новосибирске образуются порядка 4 млн «кубов» мусора, которые поступают на четыре полигона — это «Левобережный», «Гусинобродский», полигон Новосибирского научного центра (ННЦ) СО РАН и полигон «Новосибвторресурсы» в Калининском районе.

Полигон ННЦ СОРАН — граница Советского и Новосибирского районой. Два муниципальных полигона: «Гусинобродский» открыли в 1967 году, «Левобережный» функционирует с 1995 года.

Да, действительно, законодательно расположение полигонов вне границ города не запрещено. Что же делать, если испокон веков такие отвалы есть? Мы предприняли все шаги, чтобы в рамках законодательства осуществлять эксплуатацию полигона. И на сегодняшний день полигон «Левобережный» включен в государственный реестр размещения отходов. По полигону «Гусинобродскому» ведутся серьёзные работы, чтобы этот полигон осуществлял свою работу в рамках правового поля.

Но как мы видим дальнейшую жизнь этих площадок? Мы же должны понимать, что эта территория, которая использовалась много-много лет, в одночасье будет закрыта. Значит, мы должны как-то привести её в соответствие, чтобы убрать тот ущерб, который был нанесён экологии. И в первую очередь жители города не скажут нам «спасибо», если мы её просто закроем, повесим замок и уйдём оттуда.

Для этого должен быть сделан проект реконструкции этих полигонов. И мы предполагаем, что для этих площадок впоследствии будут сделаны проекты с поэтапной реконструкцией. Что мы планируем? Мы планируем, что на этих площадках, на тех участках, которые сейчас эксплуатируются, будет сделана рекультивация — отсыпка землёй и посадка травы. А также появятся контрольные наблюдательные скважины для отвода свалочного газа, который может вызывать возгорание.

А на свободных участках мы хотели бы развивать мусоросортировку. Чтобы перевозчики, которые знают, где находится этот отвал, не тратили большие затраты на транспортные расходы. Можно будет использовать эти площадки, привозить туда мусор и сортировать. И уже потом оставшийся мусор, так называемые «хвосты», захоранивать на новых, современных и красивых полигонах.

Артём Роговский: Расскажите, а всё-таки создание мусоросортировочных заводов — вот эта концессия, которая никак не может осуществиться — муниципалитет выступает здесь «за» или «против»? Или занимает нейтральную позицию, потому что это не наши полномочия?

Мария Сидорова: Как комментировать эту ситуацию, Артём? Ведь это документ, который подписан областным правительством. И в данном случае есть определённые условия, которые они должны выполнить. И непосредственно есть определённая процедура внесения изменений в концессию. И есть определённые проблемы из-за этого. Поэтому комментировать, как представители органа местного самоуправления, я думаю, мы не имеем права.

Артём Роговский: Хорошо. Я предполагаю, что в последнее время стали часто загораться наши мусорные полигоны.

Давайте перейдём на другую тему. Мой гость — Андрей Зыков. Мало кто знает, что он не так давно руководит МУП «Спецавтохозяйство» — с мая 2017 года. Мария Юрьевна, как прокомментируете замену руководителя?

Мария Сидорова: Это плановое кадровое решение руководящего состава департамента и в целом мэрии. Но можно сказать только одно: основная задача, которая была поставлена Андрею Анатольевичу — это поднятие экономики предприятия. И те показатели, которые были достигнуты за период чуть больше года, — я думаю, говорят о том, что это кадровое решение было правильным. Экономические показатели Андрей Анатольевич сам прокомментирует.

Артём Роговский: Деньги потекли в бюджет?

Андрей Зыков: Деньги потекли в бюджет муниципального предприятия. По уставу мы только 10% дохода перечисляем в бюджет Новосибирска. И обязательства предприятия были выполнены в полном объёме за 2017-й год.

Также с нашей стороны сейчас выполняется то, что мы должны были перечислить ранее, но этого не было сделано. За минувший год мы ликвидировали задолженность по налогам на предприятии. На данный момент у нас осталась только текущая задолженность по налогам. Зарплаты сотрудникам мы платим вовремя. Средняя зарплата выросла в среднем на 20 с лишним %.

Мы начали делать ремонт на предприятии. Меняем окна в помещении, полностью заменили оргтехнику. Покупаем новую технику и контейнеры. До середины прошлого года «Спецавтохозяйство» не занималось вывозом евроконтейнеров, а сейчас мы вывозим все типы контейнеров, за исключением подземных, которые есть у нас в Новосибирске.

Помимо этого мы частично сами изготавливаем 8-микубовые контейнеры, частично их закупаем. Также мы более чем на 70% нарастили объём вывоза мусора по отношению к прошлому году. Сейчас мы вывозим порядка 45 000 «кубов» в месяц. Когда я пришел, мы вывозили 16 000.

Артём Роговский: Неужели мусорить стали больше? Куда раньше пропадал мусор?

Андрей Зыков: Нет, он никуда не пропадал. Просто его вывозило не наше предприятие, а другие компании.

Мария Сидорова: И надо добавить, что предприятие существует 90 лет. И это одно из старейших предприятий Новосибирска. И сейчас в музее предприятия можно увидеть, как это делалось 90 лет назад.

Андрей Зыков: Это сильно сказано — музей. Мы отдаем дань тем людям, которые раньше работали. У нас есть трудовые династии. Есть очень много людей, в трудовой книжке которых есть только одна запись — «Спецавтохозяйство».

Я когда пришел работать, то узнал, что у нашего секретаря ещё дед вывозил мусор на лошадях.

Мария Сидорова: Надо говорить о том, что МУП «Спецавтохозяйство» — это стабильное муниципальное предприятие, которое много-много лет занималось санитарной очисткой города. Раньше и требования были другие.

А сегодня мы говорим о том, что предприятие должно работать современно, по новым условиям. Мы должны полигоны строить за границами города, и быть в реальных рыночных условиях. И сейчас это хорошо получается у предприятия.

То есть «Спецавтохозяйство» не просто забирает мусор, пересыпает его грунтом и всё. Нет. Сейчас предприятие не только предоставляет услуги по захоронению мусора, но ещё и осуществляет вывоз. Также планируется сортировка, и последующая, возможно, переработка отходов. Это, по сути, будущие направления предприятия, которые позволят им жить и в дальнейшем.

Сообщение: Здравствуйте! Живу в ЖК «Матрёшкин двор» и не наблюдала никакого задымления. Родители живут на Затулинке, и тоже никаких неудобств с пожаром не было в связи с пожаром. А больше неудобств доставляют курящие соседи и завод «Хайнекен», находящийся на Петухова. Вот от завода периодически исходит неприятный запах. Елена.

Артём Роговский: Это к вопросу о «голливудском фильме-катастрофе», как было в сюжете «Вестей Новосибирска».

Мария Сидорова: Давайте я прокомментирую это сообщение. Наверное, это не завод «Хайнекен», а завод, как его называли ранее — «Красный Восток» — это единственный завод за Уралом, который оснащён установкой по сжиганию биогаза.

Они свой биогаз, который образуется в процессе работы, сжигают на установке. И когда они, видимо, хотят сэкономить, идёт накопление этого биогаза, который как раз и доставляет неудобства людям Затулинки. Запах очень своеобразный, специфичный. Так как я проезжаю там каждый день, я прекрасно знаю, о чём пишет наша радиослушательница.

Артём Роговский: О ситуации с экологией в городе в целом мы так и не поговорили — «утонули» в этих свалках. Ситуация с экологией в Новосибирске, в принципе, никогда в моё поле зрения не попадала. А ведь я уже долгое время занимаюсь информационной политикой в мэрии.

Мария Сидорова: Давайте так, Артём. Я прокомментирую. Экологическая обстановка в Новосибирске стабильная. И это связано с тем, что идёт плановая работа очень многих городских служб. Мы живём с вами в мегаполисе, и всё связано — и та вода, и тот воздух, почвенный покров, которые мы используем — это всё звенья одной цепи.

И когда все коммунальные службы работают слаженно, и реализуется природоохранное законодательство — то есть ставятся очистки, реализуются какие-то природоохранные мероприятия — это всё направлено на то, что наш с вами город порядка 20 лет не входит в критичный перечень городов-миллионников с плохой экологией.

И здесь надо отдать должное, что у нас есть стабильное предприятие МУП «Горводоканал» — это качественная вода и отведение стоков — что немаловажно.

Также хотелось бы отметить, что у нас есть частный сектор, а это маленькие печки с углем…

Артём Роговский: Мария Юрьевна, недавно мне женщина в личные сообщения пожаловалась с видео на ходящих по Первомайке коров. Я звонил исполняющему обязанности главы района Кривушкину Владимиру Алексеевичу, сказал ему: «Владимир Алексеевич, разберитесь с коровами». И это как раз частный сектор. И его никуда не деть.

Мария Сидорова: Так вот, если как раз сравнивать с частным сектором, — индекс загрязнения воздуха 1990-ых годов составлял больше 30. Это очень высокий индекс. При этом сейчас мы находимся в повышенной категории. И говорить о том, что воздух в городе плохой, мы не можем.

У нас практически 45 000 домовладений газифицировано, а это говорит о том, что у нас нет низких источников, загрязняющих приземный слой атмосферы — это по воздуху. Соответственно, надо отдать должное, что у нас эколого-ориентированное население. Обратите внимание, что у нас всё больше людей думают о том, какая у нас окружающая среда.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Главный матч вечера. Россия vs Хорватия – все голы и лучшие моменты Снимок Максима Галкина и Гарри за несколько часов собрал огромное количество просмотров Танцы на ТНТ жюри 2018 новый сезон, Татьяна Денисова кто это: долгожданные проект стартует 25 августа Андрей Разин жестоко раскритиковал творчество Ольги Бузовой Уругвай – Франция 6 июля: прогноз на матч

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций