«Если настройщик хорош, орган будет жить долго»: немецкий специалист проверил инструмент в Новосибирской консерватории

05.03.2019 1:55

«Если настройщик хорош, орган будет жить долго»: немецкий специалист проверил инструмент в Новосибирской консерватории

Тайга.инфо: Томас, этот орган в Новосибирске — российский «первенец» фирмы «Вильгельм Зауэр». Как вы оцениваете его сегодняшнее состояние?

— Можно сказать так: скорая помощь, конечно, пока помогает, но операция уже нужна. Главная проблема — это пыль, скопившаяся за все шестьдесят лет. Ну и вся техника — это стандарт шестидесятилетней давности, так что ее нужно заменить, привести в соответствие с современными, европейскими стандартами.

Мы часто делаем подобные ремонты в России: наша фирма во времена ГДР ставила в России каждый год по большому органу — в Екатеринбурге, в Уфе, Томске, Кемерово, Москве и других городах. Всем этим органам уже больше тридцати-сорока лет, и они, конечно, чувствуют себя лучше, чем новосибирский, но тоже требуют ремонта.


Тайга.инфо: То, что это орган предназначен в том числе для студентов, как-то накладывает отпечаток?

— Он в каком-то смысле машина для автошколы, на которой долго и много ездят те, у кого нет лицензии (у вас говорят: водительских прав). Конечно, из-за этого в нем больше поломок.

Тайга.инфо: Что нужно будет не отремонтировать, а что — полностью заменить?

— Трубы обязательно нужно сохранить, а вот пульт придется заменить. Пульт — это «мозг» органа, и именно этот «мозг» уже старый и работает сильно хуже, так что пульт будем менять полностью. Старый пульт можно будет, конечно, забрать и поставить в музей, наверняка хорошо будет смотреться.

Тайга.инфо: Если сейчас его отремонтировать, то сколько еще лет сможет работать орган?

— Ну, до конца моей жизни точно! Сейчас он проработал шестьдесят лет, и после ремонта точно прослужит столько же. Но, конечно же, все зависит от настройщика: с каждым органом должен работать мастер, и если он работает хорошо, то такой орган будет жить долго.

Тайга.инфо: Как это соотнесется с ремонтом зала?

Жанна Лавелина, и.о. ректора Новосибирской консерватории: В этом вся сложность — что нельзя ремонтировать орган без зала и наоборот. Перед ремонтом зала нужно будет демонтировать трубы органа — а некоторые из них достигают шести метров в длину, и хранить их нужно только вертикально в помещении с определенным температурным режимом. Мы постараемся соблюсти все эти требования и сейчас ищем помещение, где и будем хранить наши бесценные органные трубы.

Будем соблюдать последовательность: сначала — демонтаж, потом нужно ремонтировать зал, и после этого будет произведен собственно ремонт инструмента: чистка труб, которая должна была производиться регулярно — хотя бы раз в десять лет, замена деталей, сукна.

Тайга.инфо: Томас, в России много ваших органов. Можете рассказать, чем наш, новосибирский, отличается от остальных?

— Самое важное — это первый наш орган в России, 1968 года. Второе — его дизайн: орган выглядит совсем не так, как инструменты в Европе, и, по задумке мастеров, напоминает старый русский дом. Фасад органа — теперь ваша эмблема, такое нельзя менять.

Проектировка органа — самый важный шаг перед его строительством. Важно, чтобы «лицо» органа было единым целым с видом концертного зала: они будто бы заключают долгий брак, на всю жизнь

Самое интересное в этом органе — его история. Я слышал очень много от наших прошлых руководителей, старых мастеров, что такой орган действительно был построен в России, и он мне всегда был интересен. Двадцать лет я только слушал об этом органе в Новосибирске и, наконец, приехал и увидел сам!

Тайга.инфо: Жанна, что, по-вашему, стало последней каплей, после чего ремонт органа и зала уже нельзя было отложить?

— Видимо, так сложился контекст, поскольку о ремонте зала и реконструкции органа консерваторцы мечтают уже на протяжении многих лет.

Еще одиннадцать лет назад создатель органа Герхард Шпаллек, посетивший консерваторию на сорокалетие инструмента, вынес неутешительный вердикт: орган может выйти из строя в любой момент.

К сожалению, неприятности с органом все чаще начали происходить прямо во время концертов

К счастью, в судьбе консерватории принимают участие, в частности, глава Попечительского совета НГК Михаил Симонян — в этих стенах началось его музыкальное образование. Конечно же, он не смог оставить без внимания один из самых животрепещущих вопросов. Именно Симонян стал, по сути, инициатором запуска этого процесса. Им были достигнуты договоренности с бизнесменом, меценатом, основателем благотворительного фонда «САФМАР» Михаилом Гуцериевым, и проект будет поддержан.

Тайга.инфо: Жанна, насколько орган важен для консерватории?

— Первый в Сибири концертный орган появился в Большом зале, когда консерватория была совсем молодой. Символично, что вуз выступил в качестве мощного концертно-просветительского центра, приблизившего сибирского слушателя к европейской культуре. Сейчас орган — это наша гордость. Крепкая школа позволяет нашим органистам играть на любых европейских органах и удивлять даже самых предвзятых слушателей. Поэтому наша задача — сохранить высокий уровень органного исполнительства, приложив к этому все возможные усилия.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Хабиб удушающим приёмом победил Порье (видео) В семье Алисы Фрейндлих пополнение: актриса стала прабабушкой Большой ассортимент снегоходных шлемов Случайные победы и никакого мошенничества в казино Вулкан Платинум Лера Кудрявцева беременна, последние новости 2018: «болела» за наших, подсела на турецкие сериалы, страдает от головных болей

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций