ЕС из принципа вложит миллиарды в новую технологию, уступающую старой

05.06.2020 5:33

ЕС из принципа вложит миллиарды в новую технологию, уступающую старой

Тема водородной энергетики продолжает оставаться в топе энергетической политики ЕС, да и в целом на планете интерес к ней растет. У внешнего наблюдателя при беглом изучении вопроса может сложиться искаженное представление общей картины. С одной стороны, о водороде говорится сейчас очень много, регулярно появляются сообщения о новых и новых проектах. Известное ценовое агентство Platts красноречиво назвало свой раздел по водороду “Beyond the Hype”, то есть дословно “За рамками ажиотажа”, подразумевая, что ажиотаж, шумиха, хайп действительно существует.

С другой стороны, следует помнить, что водород занимает менее одного процента в энергобалансе ЕС, причем подавляющая часть в этих объемах приходится на традиционные секторы потребления этого газа, которые были всегда. В основном он используется как компонент при производстве аммиака (азотные удобрения), а также в нефтепереработке. Как правило, производство такого водорода сопровождается выбросами углекислого газа. Разные методы получения водорода мы подробно обсуждали ранее.

Водород “в новом прочтении” — это так называемый зеленый водород. Он используется в качестве хранилища энергии и получается при электролизе воды с помощью избыточных, “лишних” объемов электричества от нерегулируемых ВИЭ — возобновляемых источников энергии. И напротив, в период дефицита возобновляемой генерации водород сжигается для получения электроэнергии или тепла. Пока такой водород составляет долю в энергобалансе на уровне погрешности. Но все это не должно успокаивать: Евросоюз решительно взялся за эту тему, в ближайшее время будут приняты соответствующие долгосрочные планы и дорожные карты.

Даже текущая динамика впечатляет. Прогноз говорит, что уже в 2020-м на планете суммарная мощность запущенных новых электролизеров для получения водорода вырастет сразу в несколько раз по сравнению с 2019 годом (до этого был небольшой постепенный рост), хотя и составит пока в общем-то “смешные” 120 мегаватт мощностей по всему миру. Для сравнения: только в Германии сейчас обсуждаются планы строительства к 2030 году от трех до десяти гигаватт электролизеров.

Причины интереса к водородной тематике понятны. Объемы ежегодных вводов ВИЭ постепенно растут, соответственно, накопленные мощности также увеличиваются. При этом новых мощностей ВИЭ полностью (по объему выработки) хватает, чтобы перекрыть увеличивающийся спрос на электричество. Это в среднем по миру. Где-то ВИЭ не хватает компенсировать рост спроса (как в Китае), а где-то их даже с избытком — это как раз Европа. Здесь прирост спроса на электроэнергию минимальный (а то и отрицательный), однако новые мощности ВИЭ строят.

Все это, разумеется, понимают в Евросоюзе, но навсегда сохранять газовую генерацию как “back up”, поддержку, для непостоянных ВИЭ не хотят (из-за курса на декарбонизацию). А потому очень серьезно взялись за водород. Решение получается дорогое и с низким КПД, однако никаких других масштабируемых решений в этой парадигме просто нет.

Как мы уже обсуждали ранее, “Газпром” также заинтересован поучаствовать в водородном проекте Европы. Разумеется, со своим “типом” (по методу синтеза) водорода, получаемого пиролизом — разложением газа на уголь и водород. Производство такого продукта также не будет сопровождаться выбросом углекислого газа, а потому — по крайней мере, пока — устраивает Европу.

Вопросов в водородной тематике пока больше, чем ответов, и раз российская сторона планирует участие, зафиксируем, на какие аспекты важно обращать внимание.

Основной вопрос — не будет ли утечек водорода. С одной стороны, это очевидное соображение, которое уже должно быть проверено в первую очередь. С другой, этот аспект по-прежнему вызывает скепсис у многих наблюдателей. Особенно с учетом того, что в ряде случаев планируется использовать и старые трубопроводные сети. Из-за маленького размера молекулы водород традиционно является сложным в хранении и транспортировке соединением.

Особенно это важно для магистральных трубопроводов высокого давления. А ведь в будущем даже в OPAL и EUGAL, сухопутных продолжениях “Северного потока” и “Северного потока — 2” соответственно, планируется использование газоводородных смесей.

Связанный с этим вопрос — где “Газпром” должен строить те самые установки пиролиза. Теоретически это возможно делать и рядом с месторождениями, и в точке экспорта (то есть на Балтике), и в точке приемки, то есть уже на немецком берегу. Но транспортировать природный газ гораздо проще, чем водород: теплотворная способность его в расчете на единицу объема намного больше, да и проблема возможных утечек в таком случае исчезает. Поэтому с данной точки зрения строить пиролизные установки нужно максимально близко к потребителю, то есть в самой Германии. Но возможны и другие аспекты при принятии окончательного решения.

Кроме того, подмешивание водорода в газ может создавать сложности во всей газовой инфраструктуре. Здесь будут необходимы и дальнейшие исследования, а возможно, и модификация оборудования. Наверное, главный вопрос — как будут работать газовые электростанции на газоводородных смесях. Пока известно, что здесь подмешивание без последствий гарантировано только на небольших объемах водорода. Удастся ли перенастроить всю газовую инфраструктуру на смеси с водородом без существенных инвестиций?

Еще один аспект обсуждения — это цены. Мы видим, что стоимость природного газа сегодня (не конкретно сейчас, а в среднесрочной перспективе) не так уж и велика, и по полной себестоимости, в общем-то, на пределе позволяет окупать сделанные инвестиции с приемлемой нормой прибыли.

Но пока здесь главный вопрос — будут ли ценовые ориентиры и стимулы одинаковыми для зеленого и голубого (получаемого из природного газа, но без выброса углекислоты) водородов на протяжении всех последующих десятилетий.

Тем более что неприятные намеки появляются уже сейчас. Рассматривается, что голубой водород, получаемый из природного газа с помощью пиролиза, мог бы помочь создать среднесрочный спрос на водород — но до тех пор, пока зеленый водород не станет более конкурентоспособным.

Задача ЕС понятна: создать водородную индустрию для накопления лишней энергии ВИЭ, поэтому водород другого происхождения в будущем уже совсем не так интересен. Другие — в том числе и традиционные — источники водорода нужны лишь как временные решения для быстрого создания необходимого масштаба новой индустрии.

С ценовыми аспектами связан, конечно, и вопрос гарантий. За последние годы мы уже много раз наблюдали, как ЕС легким движением руки менял правила игры и по регуляции новых газопроводов, и по ценообразованию на газ, и даже в российско-украинских спорах двух хозяйствующих субъектов (очевидно асимметричное применение правил “бери или плати” и “качай или плати” к контрактам на поставку и транзит газа).

Участие в водородной энергетике может оказаться интересной идеей продлить газовую эпоху еще на десятилетия, то есть до конца века, но участие любой ценой — ни к чему. Это должен быть окупаемый проект с очевидными гарантиями спроса в контексте возможной нерыночной конкуренции с зеленым водородом. В противном случае проще оставить все как есть — традиционный газ также еще долго будет актуален.

Читайте также: В чем преимущество интерактивного телевидения?

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

$900 000 за голову Макгрегора. Самые скандальные выходки эпатажного бойца С помощью современного казино Gusar Casino можно заработать даже на собственный дом Луна сегодня 6 августа. Растет или убывает. Лунный календарь 2018 Максим Галкин и Юлия Барановская — вся правда про любовные отношения (ВИДЕО) Renault представила новый Kaptur

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций