Эксперт о нацпроекте «Экология»: это борьба со следствием антропогенной нагрузки на Байкал, но не с ее причинами

20.01.2019 17:58

Эксперт о нацпроекте «Экология»: это борьба со следствием антропогенной нагрузки на Байкал, но не с ее причинами

В прошлом году на пресс-конференции сразу после кардинального сокращения водоохранной зоны Байкала директор Лимнологического института СО РАН Андрей Федотов заявил журналистам, что Байкал превратили в рыбохозяйственный объект, лишив его статуса уникальности: «Водоохранную зону в 200 м устанавливают для рек, где имеется особо ценная рыба. Правительство дает Байкалу такую же границу, тем самым приравнивая его к обычным рекам и озерам. Озеро теряет свою уникальность».

Читая только что опубликованный Минприродой России паспорт национального проекта «Экология», трудно не согласиться с иркутским ученым. Федеральные чиновники до сих пор рассматривают Байкал прежде всего как озеро с рыбохозяйственным значением — и даже в сугубо, казалось бы, экологическом проекте формулируют соответствующие рыбохозяйственные задачи. В том виде, в каком он существует сейчас, федеральный проект «Сохранение озера Байкал» можно рассматривать как мечту специалиста по рыборазведению: выпустить в озеро молодь ценных пород рыб (не менее 750 млн штук личинок омуля, 1,5 млн штук молоди омуля и 1,5 млн штук молоди осетра), оградить выпущенную молодь от негативного воздействия сточных вод (модернизация и строительство очистных сооружений общей мощностью не менее 350 тыс. куб. метров в сутки) и вести мониторинг рыбохозяйственного водоема (охватить государственным экологическим мониторингом не менее 93% площади Байкальской природной территории).

Задачи «сохранения озера Байкал» в рамках нацпроекта «Экология» как будто специально сформулированы таким образом, что сохранность озера как таковая оказывается совершенно не важна, и ни в каких итоговых отчетах фигурировать не будет, чтобы не портить общую радужную картину плотного шестилетного освоения бюджетных средств «на Байкал».

Выпустили сотни миллионов молоди омуля и осетра — сколько из них прижилось? Не погибнут ли они подчистую, если Монголия все же построит ГЭС в бассейне крупнейшего притока Байкала, куда омуль ходит на нерест? Как эти массированные выпуски личинок и молоди повлияют на ихтиофауну Байкала в целом? Для федерального проекта «Сохранение озера Байкал» это лишние вопросы, они только мешают процессы выкачивания средств из бюджета — и потому игнорируются.

Аналогичная ситуация и со сточными водами. Федеральные чиновники поставили для себя задачу бороться со следствием, но не с причиной. Причина поступающих в Байкал сточных вод — активное освоение и застройка берегов заповедного озера. Никакая модернизация существующих и строительство новых очистных сооружений не компенсируют ослабления природоохранного режима Байкальской природной территории. Если байкальский берег застраивается даже тогда, когда его нельзя застраивать по закону, то что будет тогда, когда по закону станет «немножко можно»? Масштабы можете представить сами.

И в чем тогда, спрашивается, будет заключаться функция государственного экологического мониторинга? Механически фиксировать все ускоряющуюся деградацию окружающей среды в центральной экологической зоне Байкала? Рост спирогиры на мелководьях? Утечку в озеро токсичных соединений из шламохранилищ Байкальского ЦБК? Кучи мусора и отходов на Байкальской природной территории от массового «экологического» туризма?

Кстати говоря, про экологический туризм. Руководителем федерального проекта «Сохранение озера Байкал» назначен заместитель министра природных ресурсов и экологии РФ — руководитель Федерального агентства лесного хозяйства Иван Валентик. Оставляя в стороне интересный вопрос, каким образом получилось так, что «лесник» стал спасать уникальное озеро, отметим, что Валентик по совместительству является руководителем еще одного федерального проекта в рамках нацпроекта «Экология», чье название звучит почти как оксюморон: «Сохранение биологического разнообразия и развитие экологического туризма». То есть вряд ли развитие туризма обойдет стороной озеро Байкал, если у этих направлений, по счастливому совпадению, оказался один и тот же руководитель. А это значит, что прошлогоднее сокращение водоохранной зоны Байкала — это только первый шаг на пути «сохранения» озера для турбизнеса. Теперь под угрозой и Центральная экологическая зона, и природоохранный режим Байкальской природной территории…

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Луна сегодня 6 августа. Растет или убывает. Лунный календарь 2018 Дмитрий Брусникин: биография, личная жизнь, жена, дети Павел Прилучный и агата Муцениеце смогли сохранить свой брак Когда и где играют Россия – Хорватия: история встреч, коэффициенты Иосиф Кобзон умер 30 августа 2018 года так и не прийдя в сознание

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций