Экс-главред «НГС.Новости»: «У НТН24 получается делать независимое телевидение»

30.12.2019 23:17

Экс-главред «НГС.Новости»: «У НТН24 получается делать независимое телевидение»

Приводим расшифровку программы «Чё» — совместного проекта НТН24 и Тайги.инфо. Ведущие — Алексей Мазур и Евгений Мездриков.

Мазур: Первый вопрос — как вы собираетесь нас трансформировать?

Агафонов: Во-первых, я еще вхожу в курс дел, вникаю в телепродакшн, потому что до этого я занимался только сайтом. Это была совершенно другая медийная история. Но уже сейчас понятно, что есть какие-то вещи, в которых телевидение, на мой взгляд, в чем-то застряло в начале 2000-х. Есть какие-то бизнес-процессы, которые можно оптимизировать, есть редакционные технологии, которые можно привнести из онлайн-СМИ и сделать некую кроссплатформенную историю. Сегодня НТН24 — это одно из немногих СМИ, которые занимается до сих пор исключительно телевидением, до сих пор нет полноценного сайта. Мне кажется, что в 2020 году (поскольку 2019-й заканчивается) это немного неправильная история. Поэтому мы очень быстро сейчас будем выходить в онлайн.

Мазур: Какие планы у телекомпании, учитывая, что НТН24 начинает вещать во всех регионах Сибирского федерального округа?

Агафонов: Да, с конца декабря мы вещаем по всей Сибири — 10 регионов. И план на 2020 год — открыть корпункты в каждом из этих регионов, чтобы создать полноценный охват, то есть, канал, на котором в режиме 24/7 можно посмотреть и какой-то развлекательный контент, и новостной, который не будет ограничен только Новосибирском. И отдаленные регионы, и те, что поближе, и что-то из федеральной повестки. Такой нормальный микс, нормальный телеканал, который не ограничивается одним регионом присутствия.

Мездриков: У меня два вопроса. Первый: телевизионные корпункты в 10 регионах — это же очень дорого, за счет планируете их окупать? И второй — о распространении сигнала, если говорить аналоговыми терминами. В Новосибирске, насколько я понимаю, во всех крупнейших сетях [телекоммуникационных операторов] НТН24 присутствует, а как с этим дела в других регионах?

Агафонов: В регионах мы вещаем в «Ростелекоме» на символичной кнопке 777 (в Новосибирске НТН24 у «Ростелекома» 23-й, у «Новотелекома» — 32-й — прим. Тайги.инфо). Что касается корпунктов, мы понимаем, что это довольно затратная история. Есть инвестиционная программа на несколько лет с просчитанной системой монетизации. За несколько лет мы планируем эти вложения окупить.

Мездриков: А какие темы, на твой взгляд, могут объединить в эфире жителей этих разных регионов — от Иркутска до Омска? Задаю вопрос как человек, который сам много лет пытается это понять.

Агафонов: Я тоже очень долго пытаюсь найти ответ на этот вопрос. Думаю, что стартовать мы будем с базовой модели НТН24 в Новосибирске, это городские новости — то, что волнует, злит и радует горожан. Плюс какие-то события в Сибирском федеральном округе, про которые с точки зрения журналиста было бы неправильно не говорить. В процессе, я думаю, мы будем как-то трансформировать подход к редакционной политике, но пока она сохраняется, я как исполнительный директор в нее не вмешиваюсь. Я отвечаю за развитие компании, но не за работу над качеством продукта, для этого есть сотрудники редакции, очень профессиональные.

Мазур: Насколько я понимаю, контент, который производит НТН24, распространяется тремя путями — это интернет, кабельные сети и эфир. На что будет делаться ставка в Новосибирске и в других регионах?

Агафонов: Не будет такого, что мы делаем на что-то ставку в первую очередь. Наша задача — построить кроссплатформенную историю. Смотрите, мы подходим к этому так: мы производим контент (новости, развлекательные программы, сериалы, может, и кино начнем снимать), а все остальное — это каналы дистрибуции. И наша задача — присутствовать во всех. Почему я заговорил про сайт, потому что это тоже мощный канал дистрибуции, которого сейчас нет. Нужно, чтобы контент доходил до потребителя там, где ему это удобно. У меня, например, телевизора дома нет, я все смотрю через интернет, с ноутбука. Я подозреваю, что доля таких пользователей будет все больше и больше.

Мездриков: Вопрос, связанный наполовину с должностью исполнительного директора, а наполовину — с прошлым главного редактора. Понятно, что в Новосибирске все знают, что такое сайт «НГС», это самый популярный ресурс, хотя к нему относились и относятся по-разному. Но вопрос в том, как когда-то главный редактор, а сейчас исполнительный директор видит грань между популярностью и глубиной? «НГС» многие упрекают, что это самый «желтый» сайт, другие же говорят, что это самый свободный сайт. НТН24 тоже довольно агрессивная в этом смысле телекомпания. На твой взгляд, какова грань между тем, что людям хочется видеть, что, условно говоря «на потребу публике» должно выходить в эфир, и тем, что должно поражать глубиной? И вообще, нужно ли ранжировать таким образом материалы?

Агафонов: С одной стороны, по закону любая редакция имеет право делать то, что она хочет, то, во что верит, каким видит собственное СМИ. С другой стороны, это должно у кого-то пользоваться спросом. И тут как раз очень сложный баланс между тем, чтобы делать то, что редакция считает правильным, не сваливаясь в гонку за трафиком… С другой стороны, мы же все знаем, что если мы берем какой-то сайт, забиваем его криминалом и эротикой, вешаем на него «18+" и получаем трафик, которое не получит, наверное, ни одно новостное СМИ, особенно находящееся в регионе. Мне кажется, что на «НГС» всегда получалось балансировать. Мы понимали, что есть трафик — а СМИ это бизнес в первую очередь, и НТН24 — это тоже бизнес. Я отношусь в этом смысле к обоим проектам одинаково. Нужно балансировать, когда ты делаешь популярное, но еще не сильно противное редакции, которая спрашивает, зачем мы это снимаем, когда нам самим это не нравится, но в то же время эта история должна приносить пользователей, трафик и деньги.

Мездриков: Люди часто жалуются, что много «чернухи», много происшествий, убийств, изнасилований, но при этом сами же и читают такие новости больше всего.

Агафонов: Так и есть. На «НГС» у нас было негласное правило о доле криминала и вообще негатива в ленте новостей на каждый день — порядка 20–30%. У любых СМИ есть понимание, что если ты очень долго пытаешься приманить пользователя всей этой «жестью», которая вызывает интерес, то она очень быстро набивает оскомину у аудитории, и читать это тоже перестают. И ты остаешься со СМИ, у которого есть только криминал, который все равно не читают. В долгосрочной стратегии это очень провальная история.

Мазур: По поводу популярности той или иной новости или сюжета. В интернете все просто: сколько зашло читателей, сколько было просмотров, сколько досмотрели до конца. А на телевидении как? Ушел сюжет «в кабель» или в эфир, и как понять, что пользуется спросом?

Агафонов: Есть замеры аудитории, это раз. Во-вторых, все, что сейчас выходит в эфир, мы выкладываем на канале в YouTube. Мы провели небольшой эксперимент в редакции, попробовали поменять систему дистрибуции именно в YouTube, цифры начали расти. В принципе, можно опираться на статистику YouTube. По крайне мере, мне (как человеку в прошлом из интернет-СМИ) очень просто оперировать цифрами, статистикой. Да, на телевидении есть такое — то ли посмотрели, то ли человек включил новости, ушел на кухню завтрак себе готовить.

Мазур: Аббревиатура НТН, если я правильно помню, расшифровалась как Независимое телевидение Новосибирска. А что сейчас со словом «независимое» происходит? Может ли телевидение быть независимым? И что это слово вообще означает?

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Все чаще поступают сообщения от NASA о том, что зафиксированы следы НЛО Франция — Бельгия: прогноз на матч полуфинала Лунное Затмение 27 июля 2018 – что можно чего нельзя делать? Причины, которые мешают вам похудеть – диеты, похудение Догнать 80-е: В сети показали «канадский» ВАЗ-2105 с «автоматом»

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций