Домашнее насилие: российская женщина терпит шесть раз и только на седьмой идет в полицию

08.03.2021 5:54

Домашнее насилие: российская женщина терпит шесть раз и только на седьмой идет в полицию

С чего начинается насилие в семье, как можно помочь жертвам, почему они зачастую сами расплачиваются за побои и о чем говорит массовое обсуждение таких историй — в интервью специалиста по коммуникациям Центра по работе с проблемой насилия «Насилию.нет"* Дианы Барсегян (*организация, по версии Минюста РФ, является иноагентом, что мы обязаны указывать по новым запретительным законам).

— С какими проблемами чаще всего к вам обращаются?

— Примерно поровну: с проблемой физического и психологического насилия, и чуть меньше с проблемой экономического насилия. Тут нужно отметить, что физическое насилие, конечно, редко когда бывает без насилия психологического, как правило, с него всё и начинается, затем постепенно прогрессирует: начинаются какие-то толчки, хватания за руки, а потом и побои, удушения и всё это может закончиться действительно страшными вещами. В большинстве случаев, конечно, женщины сталкиваются с насилием в семье, но у нас были случаи и побоев на работе.

— А экономическое насилие как проявляется?

— Чаще всего, опять же, в такой ситуации оказывается женщина: когда мужчина не разрешает устраиваться на работу, но при этом не дает ей денег на какие-то её нужды, потребности, в результате у женщины нет собственных средств, и она становится уязвима и финансово зависима от этого человека и от его настроения. Для таких женщин у нас есть волонтерское направление карьерных консультаций, женщинам помогают составлять резюме, находить работу и как-то достигать финансовой независимости от мужчины.

— Сколько, по статистике, женщин в России гибнет от рук своих мужей и сожителей?

— К сожалению, по домашнему насилию статистики в России не ведется вообще! У нас есть устаревшие данные, которые абсолютно не отражают сегодняшнюю картину. Мало того, что её не собирают, так её в принципе тяжело собрать. Мы знаем, что женщины обращаются в полицию в среднем только на седьмой раз применения к ним физического насилия, а часто вообще не доходят до полиции, не пишут заявления. То есть, это те женщины, которые не входят и не могут войти в эту статистику в принципе.

— Но какие-то данные по этой теме есть?

— Наши коллеги из Консорциума женских неправительственных объединений, которые занимаются юридической помощью женщинам, сделали большое исследование, они проанализировали более 2 тыс. приговоров по случаям, когда женщины были убиты, и пришли к выводу, что в 61% случаев они были убиты сожителями, близкими людьми, мужьями и так далее. И это очень сильно расходится со статистикой МВД, по данным которой, доля таких убийств женщин составляет всего лишь 3%.

— Когда женщине нужно начинать бить тревогу, задуматься и действовать?

— У нас на сайте есть тест, который можно пройти и выяснить, есть ли в ваших отношениях насилие. Мы там обращаем внимание на какие-то первые звоночки, которые свидетельствуют о том, что один человек пытается получить власть и каким-то образом контролировать поведение своего партнера. Например, мужчина (это может быть человек любого пола, но чаще мужчина) начинает контролировать связи своего партнера, следить за всеми контактами, не разрешает общаться с семьей и с друзьями, отрывает его от социума и через некоторое время такому человеку даже некуда и не к кому пойти, потому что все связи уже разорваны. Затем нарушения личной свободы, когда человек начинает ревновать, читать переписки, не пускать на прогулки и встречи. Мы всегда говорим, что нормальные здоровые отношения — это партнерские отношения, когда два человека равнозначные, а когда один другому пытается навязать свою волю, на это стоит уже обратить внимание.

— Есть у нас в России такая старая поговорка «Бьет — значит, любит» и для многих женщин она стала правилом, образцом поведения, который передается из поколения в поколение. Как быть, если женщина сама не хочет ничего менять и продолжает терпеть побои мужа?

— Да, такие установки, существующие в обществе, не выветриваются за год или два, должно пройти время, но такие навязанные якобы традиционные ценности могут уйти в прошлое, только если все мы будем работать сообща и все мы будем говорить, что это проблема и что это ненормально. Я думаю, ключевую роль тут играет информирование, и если бы наше государство использовало опыт других стран, рассказывало о том, что насилие в семье это неприемлемо, это ненормально, если бы, условно, к благотворительным компаниям присоединился бизнес, который делал бы какие-то совместные просветительские проекты, тогда можно было бы эффективнее и быстрее приблизить наше общество к пониманию, что такое норма и что такое не норма.

— Количество разводов в России огромное. При этом женщины рано выходят замуж, рожают детей, терпят побои от мужа, но разводиться не хотят, боятся остаться без мужчины или по другим причинам. Что советуют ваши психологи: нужно ли женщине разводиться в подобной ситуации?

— Как часть нашей патриархальной культуры есть убеждение во многих семьях, что нужно обязательно выходить замуж, и лучше в 20 лет, и лучше плохонький, да свой, и вот это всё, поэтому к браку многие люди относятся неосознанно, потому что на них влияет общественное давление. В результате девушки связывают свою жизнь в 19 лет с абьюзером, ещё толком не разобравшись в жизни, может быть, поэтому у нас столько разводов много. Когда браки будут заключаться более осознанно и без давления со стороны общества, то и разводов, думаю, станет меньше.

Что касается наших психологов, то они не советуют женщинам, что делать и как поступать: разводиться или не разводиться. Задача психолога помочь оформить в слова те выводы, которые человек и так уже сделал, и как-то ему подсветить проблему, которая долгое время оставалась незамеченной. Конечно, финальное решение принимает женщина, и если она не хочет разводиться, то психолог никак не будет влиять на это решение. Но если она обратилась к нам за помощью, значит, она уже понимает проблему. Здесь у нас задача помочь пройти человеку этот путь, на который он самостоятельно встал.

— Случай с Верой Пехтелевой типичный?

— Я прочитала, что она пришла к бывшему бойфренду за вещами. Это к вопросу, почему многие женщины не уходят от своих мужей-абьюзеров. Мы знаем, что самые страшные вещи происходят именно тогда, когда женщина решает уйти. И данный случай — типичный пример. Вроде бы человек решил изменить свою жизнь, решил прервать этот ужасный круг насилия и именно в этот момент происходит самое ужасное и необратимое, что только может быть.

— Есть мнение, что, если бы полицейские приехали по первому звонку или хотя бы раньше, то Вера осталась бы жива. Но звонков было семь, несколько часов ожидания, необоснованных обещаний дежурной и в результате никто так и не приехал. Часто ли случается, что полицейские не реагируют на вызовы по поводу домашнего насилия?

— Да, и такое бывает. И даже если полиция приезжает, это далеко не значит, что за это преступление кто-то будет наказан, и это не значит, что женщина в результате окажется в безопасности. Поскольку у нас нет закона о домашнем насилии, о котором все говорят, собственно, у нас нет такого законодательства, руководствуясь которым эти полицейские придут и защитят пострадавшую. Они могут приехать, оштрафовать обидчика на 5000 рублей, которые он заплатит из семейного бюджета в итоге. По сути, получается, что ты штрафуешь самого пострадавшего человека. Или бывают ситуации, когда полицейские приезжают, им никто не открывает, они просто разворачиваются и уходят. Если бы каждый полицейский с большим пониманием относился бы к проблеме домашнего насилия, это было бы большое дело.

Здесь, к сожалению, у нас такая трагическая ситуация, когда работа должна вестись по всем фронтам: и НКО, и государство, и бизнес, все должны объединить свои усилия, чтобы что-то с этой проблемой сделать.

Но после декриминализации домашнего насилия получается, что наше государство отказывается воспринимать насилие в семье как какую-то отдельную проблему, хотя на самом деле это абсолютно разные вещи: например, вы идете по улице и, не дай бог, вас кто-то ударил в лицо, вы обратились в полицию и так далее, потом приходите домой и чувствуете себя дома в безопасности. Не очень большой шанс, что этот человек снова попадется вам где-то в городе и снова вас ударит. А семейное насилие дома — это систематическое действие, направленное на установление власти и контроля одного партнера над другим. И дело в том, что человек живет с партнером в одном помещении и ему некуда пойти, он оказывается в этом круге абьюза и не может из него выбраться. Психологически эта ситуация намного тяжелее.

— То есть, в полицию с такими проблемами обращаться бессмысленно?

— Нет! В полицию обращаться нужно! Если вы слышите, как человека бьют и надо срочно прервать этот акт насилия, то естественно, в этой ситуации не сможет помочь кризисный центр или такая организация, как наша, поскольку не в их компетенции выезжать на вызов, ломать двери и так далее. И, конечно, если вы стали свидетелем насилия, нужно вызывать полицию. Другое дело, если человеку нужна реабилитация, убежище, нужно посмотреть, какие есть убежища в вашем городе и есть ли они вообще, и направить человека туда. Где он может пожить некоторое время, оправиться и прийти в себя. Если нужна юридическая и психологическая помощь, на нашем сайте есть карта кризисных центров, на которой его можно найти в своем регионе.

Еще у нашего центра «Насилию.нет» есть мобильное приложение с SOS-кнопкой, которое работает по всей России. Оно сделано для того, чтобы женщина могла внести туда пять контактов людей, которым она доверяет. В случае необходимости или опасности она может нажать на кнопку и сообщение о ее локации поступит этим людям, так они узнают, что ей нужна помощь.

— Подобные истории про домашнее насилие, закончившееся убийством и/или самоубийством, появляются в СМИ и полицейских сводках довольно часто и, кажется, обыватель в целом привык к ним и уже не особо обращает на них внимание?

— Мне кажется наоборот: то, что появляются такие громкие истории, они муссируются в СМИ и люди об этом говорят, это всё равно какая-то положительная динамика и хорошая тенденция. Понятно, что эта история, к сожалению, не одна на миллион и это происходит, но то, что люди начинают об этом говорить, свидетельствует о том, что семейное насилие уходит всё дальше и дальше от нормы, и с каждым годом мы всё дальше от нормализации и все ближе к тому, чтобы всерьез говорить о проблеме.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В поисках союзников: кого США зовут дружить против Китая Протесты в Берлине: как превратить маргиналов в мейнстрим Прогноз на матч Уругвай – Россия 25 июня 2018 Виграшні комбінації: як витягнути щасливий квиток Умер Эдуард Успенский: причина смерти, биография

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций