Дело замов Тулеева: «Ученик» угледобытчика Щукина «навел порядок» на «Разрезе Инском»

10.05.2019 0:00

Дело замов Тулеева: «Ученик» угледобытчика Щукина «навел порядок» на «Разрезе Инском»

Начальник погрузочно-транспортного участка (ПТУ) на шахте «Разрез Инской» Андрей Елисеев рассказал, что в 2016 году у шахты были проблемы: не добывался уголь из-за прохождения горно-геологического нарушения. Задержка перед всеми сотрудниками предприятия в июле 2016 года зарплаты доходила до трех месяцев. Шахтой управляла компания «УК Менеджмент», которую переименовали из «Промуглесбыта». 8 июля работники первой смены не пошли в забой, требуя выплаты заработной платы, других требований Елисеев не слышал. Елисеев участия в протесте не принимал, видел группу шахтеров на территории комбината, подробностей не знает. Телевидение приехало сразу, правоохранительных органов свидетель не помнит.

Потом приехал представитель губернатора, было общее собрание, где объясняли, что «губернатор пошел навстречу шахтерам и будет выплачивать денежку». «Были какие-то подписанные открытки, собирали какие-то списки, — вспомнил Елисеев. — Нам всем предложили что-то там написать, что мы получаем деньги в счет заработной платы. Выплата средств из резервного фонда губернатора снизила социальную напряженность на шахте».

Фамилия Щукина у свидетеля «на слуху», но самого предпринимателя он не видел, со слов коллег Щукин представил коллективу предприятия нового директора. Елисеев видел новопредставленного директора шахты, но фамилию его не помнит. Новый директор пробыл на шахте дня четыре. Задолженность по зарплате погасили в августе 2016 года, и больше она не возникала.

После выхода из нарушения оборудование шахты было сильно изношено ив декабре 2016 года, после прохода нарушения, не позволяло выполнять план по добыче. Почему не производился ремонт и замена оборудования, свидетель не знает.

Подсудимый Данильченко спросил свидетеля о судьбе шахты Колмогоровской. Судья Вялов спросил Данильченко, как шахта Колмогоровская связана с Разрезом Инским. Данильченко объяснил, что он, по версии следствия, должен был принять исчерпывающие меры по урегулированию кризисной ситуации с невыплатой зарплат только на «Разрезе Инском», но комплекс проблем оказался гораздо шире. «Внутри Колмогоровской шахты произошел пожар, и она сгорела», — ответил Елисеев. Как стало ясно в ходе процесса, если бы шахтеры устроили забастовку, пожар мог произойти и на «Инском» в силу загазованности, отсутствия вентиляции.

Подземный электрослесарь четвертого участка «Разреза Инского» Павел Пинигин показал в суде, что зарплаты на шахте выплачивали в 2016 году «тысячи по две», накопилась двухмесячная задолженность.

«Наряд получил, зарядился, вышел к остановке рабочего автобуса, гляжу: мужики сидят, говорят: „На работу не пойдем“, — вспоминает Пинигин события 8 июля 2016 года. — Задолженность по зарплате большая, кредиты платить нечем, детей кормить нечем». В шахту пошли только те, кто отвечает за жизнеобеспечение, их невыход в забой грозит затоплением шахты. С протестующими был представитель профсоюза Кутенев, выходил директор шахты, потом часов в 11 утра приехал из Новокузнецка Гайдин, представляющий компанию, которая руководит шахтой. Было телевидение и какая-то женщина из администрации. Рабочие выбрали инициативную группу. Сказали, что зарплату выплатят в ближайшее время. Первая смена разошлась, вторая пошла в забой.

Рабочие писали заявления на помощь в счет зарплаты в какой-то фонд, задолженность погасили в течение недели. После 2016 года задолженности по зарплате больше не возникали. Про смену руководства, собственников шахты и общие собрания Пинигин ничего рассказать не смог, вообще события 2016 года за давностью помнит плохо.

Судья Вялов предложил подсудимому Данильченко спросить Пинигина про деревню Старопестерево: «Вы всегда интересуетесь, а тут вам целый житель Старопестерево, может быть у него спросите?». Данильченко задал вопрос про газ, который пошел в дома старопестеревцев в результате деятельности «Разреза Инского». О «ситуации на Горняцком» Пинигин знает, возможно, её причиной стали старые шурфы шахты, но утверждать этого свидетель не может.

Сначала Пинигин заявлял, что шахта на момент протестов уголь добывала, но отвечая подсудимому Щукину, уточнил, что «когда проходили нарушение, угля не было». В показаниях, данных на предварительном следствии 13 декабря 2016 года, свидетель утверждал: «В апреле 2015 года проводился перемонтаж комплекса с лавы 607 на лаву 602. После запуска лава 602 вошла в геологическое нарушение, в результате чего на шахте прекратилась добыча угля. Переход нарушения завершился в сентябре 2016 года, добыча возобновилась. Задержка зарплаты появилась в начале 2016 года и к июлю составила три месяца, лично передо мной была 40−50 тыс. рублей».

Начальник участка аэрологической безопасности «Разреза Инского» Евгений Посредник занимается обеспечением жизнедеятельности шахты. Свидетель повторил информацию про проходку по породе в 2016 году, про отсутствие угля и про задолженность по зарплате. 8 июля трудящиеся не пошли в забой, но подчиненные Посредника вышли. Сам он провел день в кабинете, занимаясь делами. О протесте знает со слов коллег без подробностей.

После забастовки на шахте были совещания с участием представителей обладминистрации и Александра Щукина. Людей успокаивали, что зарплаты будут выплачены. На совещании ИТР в актовом зале со Щукиным присутствовал новый директор Сидоров, прежний директор Андрей Месяц стал главным маркшейдером. Потом все вернулись на свои места. Подробности свидетелю неизвестны.

Работники «Разреза Инского» писали заявления в фонд «Милосердие»: просили денег — получили деньги.

Прокурор попросила огласить показания Посредника о совещании с ИТР, где свидетель более подробно со слов коллег рассказывал о том, как представлялся Александр Щукин. Это вызвало возражение предпринимателя: «Ваша честь, все свидетели говорят одно и тоже, как под копирку. Уже все сказано, что там оглашать? Почему они только меня помнят? Председателя профкома они не помнят, Месяца не видели. Я был на шахте, на собрании выступал пятнадцать минут — все увидели и запомнили. Я там был, давайте я расскажу, что там было. Сказал коллективу: „Я — Щукин. Будем добывать уголь и будете зарабатывать деньги. Сидоров будет с вами, с ним общайтесь“. (Свидетель Посредник параллельно Щукину это подтвержал). Предыдущий свидетель говорит, что уголь добывали. Я за пятнадцать минут шахтовую карту поднял — восемнадцать месяцев лава не ехала. Какой уголь? Я к ним в администрацию зашёл, у них одна лопата была на шахте, я спросил: „Как же вы работаете?“ Прокурор у всех спрашивает, а вы Щукина видели? Ну, видели, и дальше что? Давайте сейчас все скажем, что все Щукина видели, и прикончим».

Судья Вялов обратил внимание Щукина, что показания всех допрашиваемых сейчас «одинаковых» свидетелей он предлагал просто огласить в процессе, но защита Данильченко настояла на допросе в зале суда, поскольку для неё важно установить некое важное обстоятельство. «В конечном итоге мы узнаем, наверно, это обстоятельство вместе с Данильченко, — выразил надежду судья. — К тому же мы уже нашли свидетеля — уроженца Старопестерево».

Сторона защиты поддержала возражение Щукина, сделав акцент, что это даже не показания свидетеля, а то, что «известно ему со слов». «Мы просто слухи будем транслировать», — заявили адвокаты. Судья Вялов отметил, что многие свидетели в зале суда уже ссылались на то, что знают о тех или иных событиях «со слов», и ходатайство стороны обвинения об оглашении отклонил.

Еще один подземный электрослесарь с «Разреза Инского» Евгений Корнодуб 8 июля 2016 года получил наряд и не пошел на шахту. Вместе с другими шахтерами перед ламповой он требовал погашения задолженности по зарплате. В шахту пошли «водоотлив и вентиляция, иначе бы шахта утонула». К работникам выходил Месяц и кто-то ещё, что-то обсуждали, делегировали группу рабочих, им что-то пообещали, вопрос урегулировали, все разошлись, вторая смена вышла в забой. Корнодуб писал заявление в фонд, отдал его какому-то представителю, задолженность погасили. Инициатор забастовки и причины невыплаты зарплаты свидетелю неизвестны.

В показаниях следователю 14 декабря 2016 года Корнодуб сообщал, что в забастовке участвовало около пятидесяти человек, задолженность по зарплате составляла примерно четыре месяца, лидеров у бастующих не имелось, все были равны, приезжало телевидение. Был Гайдин, занимавший неизвестную должность, и сказал, что не будет денег на зарплаты, пока шахта не будет добывать уголь. Инициативная группа — четыре шахтера ушли с Гайдиным. Вернувшись, они сказали, что задолженность погасят в июле 2016 года, а если не погасят, то будет объявлена всеобщая забастовка.

Замдиректора «Разреза Инского» по производственному контролю и охране труда Андрей Образов занимает свою должность с 2011 года, отвечает за технику безопасности на шахте. На процессуальный вопрос, кого он знает в зале, ответил: «Щукина». По залу прокатился легкий смех. «А кто его не знает, Щукина?» — смущенно удивился свидетель. «А директора своей шахты знаете?» — поинтересовался судья Вялов. «Сейчас Адонин», — ответил Образов. «А до этого кто был?» — продолжил судья. «До этого Замкин был «. «А до этого?» — «Месяц». «А до этого?» — «Пожидаев».

В 2015 году при директоре Пожидаеве, когда начали нарезать лаву 602, вскрылось нарушение 60 метров. Руководство приняло решение нарушение проходить, планировали сделать это за один месяц, но все затянулось. Уголь не добывался, задолженность по зарплате к июлю 2016 года скопилась примерно за два месяца. Образову из зарплаты 40 тыс. рублей выплачивали процентов по десять.

8 июля 2016 года под окнами Образова рабочие первой смены устроили забастовку, требовали выплаты зарплат. К ним выходили Месяц, Чернядьев, приехал Гайдин, подъехала полиция. Рабочие выбрали инициативную группу для ведения переговоров, руководство подписало соглашение о выплате зарплат в течение месяца, рабочие пошли в шахту. Потом было два собрания. В первом Образов не участвовал, поскольку не хватило места в зале. На втором собрании Щукин, вероятно, в качестве собственника, представил исполнительного директора Сидорова, который «будет поднимать шахту с колен». Сидоров работал главным инженером принадлежащей Щукину шахты «Грамотеинская». Сидоров был директором «Разреза Инского» четыре дня, потом утром все пришли на планерку, а Сидорова нет, Месяц сказал Образову, что он снова директор.

Образов вместе с коллективом писал заявление в фонд «Милосердие», задолженность погасили в течение двух дней.

В декабре 2016 года «Разрез Инской» начинал добывать уголь, но не мог выполнять план из-за износа лавного привода и комбайна после прохождения по породе.

«УК Менеджмент» образовалась на месте «УК Промуглесбыт» «после того как разъединились две шахты, и одна из них — „Колмогоровская-2“ сгорела», — рассказалОбразов.

В июле 2016 года, по словам свидетеля, большая часть нарушения была пройдена, «оставалось метров пять, которые были пройдены меньше чем за месяц».

«К вам сейчас мой ученик пришел директором — Адонин, он на шахтах „Полосухинской“ и „Грамотеинской“ работал, как он там? Шахта поперла или нет?» — задал в свою очередь вопрос подсудимый Щукин. «Два месяца назад нам его представили, хороший директор. Порядок навели в шахте: отработавшее оборудование, годами загромождавшее выработку, по сути металлолом, вывели на поверхность», — ответил Образов. «И ещё вопрос, откуда вы знаете, что я хозяин на „Грамотеинской“?» — продолжил Щукин. «В интернете вычитал», — сообщил Образов. «А… в интернете, — понимающе протянул Щукин. — Так вот, я не хозяин на „Грамотеинской“ и никогда им там не был». «Опровержение напишите», — резюмировал судья.

Свидетель показал, что у «Разреза Инского» сменилась управляющая компания с «УК Менеджмент» на «УК Инская», впрочем директором «УК Инской» остается тот же самый Гайдин.

Подземный электрослесарь участка профилактических работ «Разреза Инского» Сергей Ефремов в 2016 году трудился на участке монтажных работ. «С января 2016 года по две-три тысячи стали перечислять и больше не давали — как хочешь, так и живи, — описал Ефремов ситуацию с зарплатами на шахте. — Что две тысячи: ребенка одеть и обуть? Кредиты надо платить. Спрашиваешь у Месяца — он отвечает «А я откуда знаю когда?». Шахтеров «кормили завтраками», в очередной раз пообещали деньги и не дали. 8 июля первая смена отказалась спускаться в шахту, встали перед ламповой. Зачинщика забастовки Ефремов не назвал.

Выходил представитель профсоюза Кутенев, встал на сторону рабочих, сказал, что будет разбираться. Обещаниям директора Месяца шахтеры уже не верили. Приехали Гайдин, районный участковый, представители местной администрации. Инициативная группа пошла в кабинет директора. Гайдин вышел, сказал, что будет искать кредиты, найдет деньги на зарплату. Первая смена разошлась, вторая пошла в шахту. Ефремов написал заявление в фонд «Милосердие» и на следующий день получил на карту месячную зарплату. «Рассчитывали на большее, но хоть надежда появилась какая-то», — говорит Ефремов.

Судья огласил показания свидетеля от 14 декабря 2016 года: «На шахте незадолго до забастовки в течение какого-то срока стали ходить разговоры между рабочими о том, чтобы не пойти на рабочие места и потребовать погашения задолженности по заработной плате». «Это нас в ФСБ вызывали, по поводу того, что мы хотели перекрыть Транссибирскую магистраль железнодорожную , — пояснил Ефремов. — Не хотели мы перекрывать её, никуда идти, глупости какие!».

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Скачать мобильное приложение Вулкан У аэропорта Домодедово хакеры вымогают биткоины в обмен на безопасность «Местные» штрафы: властям станет проще получать сведения о владельцах автомобилей Онлайн прогнозы на футбол: Италия и Германия Как обогатиться в интернете на сайте онлайн-казино Vulkan Vip?

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций