Дело замов Тулеева: рентабельный «Разрез Инской» прихлопнула накопленная задолженность

23.03.2019 23:43

Дело замов Тулеева: рентабельный «Разрез Инской» прихлопнула накопленная задолженность

Директор по правовым вопросам ООО «Угольная компания«Инская» Андрей Лыбин, с начала 2015 года работал в той же должности в ООО «Объединенная угольная компания Менеджмент».Он осуществлял правовое сопровождение деятельности «ОУК Менеджмент», а именно реализации угля «Разреза Инского» в соответствии с агентскими договорами и заключение договоров о привлечении средств для деятельности разреза. Договоров с «ОУК Менеджмент» было много, в том числе с инвестором Гавриилом Юшваевым на займы в сотни миллионов рублей. Правовой отдел «Разреза Инского», который возглавляла Ольга Роут, Лыбину не подчинялся, а подчинялся гендиректору шахты. Вообще «ОУК Менеджмент» властных и распорядительных полномочий на шахте не имела, могла только консультировать. Финансами и производственными моментами Лыбин не занимался.

Уголь был с калорийностью 6000 - «премиальный», в основном на экспорт, в России продавали незначительную часть, поставки за рубеж были более привлекательны по цене. Обогащение угля на фабрике ОУК не производила. ОУК «Менеджмент» заключала 80% договоров о продаже угля «Разреза Инского», около 20% договоров шахта заключала самостоятельно. Уставной капитал ОУК «Менеджмент» - 10 тыс. рублей

Лыбин дал суду пояснения по списку действующих лиц. На начало 2015 года акционерами «Разреза Инского» были Харольский, Шибалкин, Якобашвили, Гаврилов, а после Гаврилова - Цыганков. Общее собрание акционеров - высший орган управления, в 2015-2017 годах Лыбин присутствовал на трех таких собраниях. По отчетам прибыли у «Разреза Инского» не было, дивиденды не распределялись, причин свидетель не знает. Аудиторские заключения передавались акционерам (Гаврилову, а потом Цыганкову), и акционеры сами эти заключения смотрели.

Гавриил Юшваев - заимодавец. Инвестиционных соглашений между «ОУК Менеджмент» и Юшваевым нет. Он давал ООО «ОУК Менеджмент» процентные займы под 18% годовых для ООО «Разрез Инской»: 400 млн рублей на перемонтаж лавы в июле-августе 2015 года, потом 200 млн рублей в июле 2016.

Горин - представитель Юшваева. Гайдин - председатель совета директоров ООО «Разрез Инской». В совет директоров в 2015-2016 году входили Гайдин, Горин, Лыбин, Копытов, Румянцев. В июне-июле 2016 года Горин и Румянцев написали заявления о выходе из совета. В 2017 году совет переизбрали. Совет директоров назначал гендиректора и утверждал крупные сделки. В 2015 году гендиректором «Разреза Инского» был Олег Пожидаев, в 2016 году - Андрей Месяц. Причина ухода Пожидаева Лыбину не известна.

Гайдин в своей деятельности в 2015-2016 годах подчинялся непосредственно коммерческому директору и участнику «ОУК Менеджмент»Томилову. Учредителями «ОУК Менеджмент» последовательно были Томилов, Лыбин, Плетнев.

Общее годовое собрание акционеров проходило в июне 2016 года, Лыбин на нем присутствовал вместе с Гайдиным, Месяцем, Цыганковым, Роут, Копытовым и нотариусом. Накануне собрания в мае Лыбин узнал, что Цыганков стал акционером ООО «Разрез Инской» из выписки реестродержателя, но никакие детали сделки ему «раскрыты не были». На собрании Месяц докладывал, а Цыганков голосовал, его пакета для голосования было достаточно, другие акционеры не присутствовали.

Лыбин повторил общую фабулу: средств на деятельность было достаточно пока продавался уголь, в 2015 году шахта попала в нарушение, нарушение проходили в два раза дольше, чем планировалось, уголь на складе кончился, денег не стало, возникла задолженность по зарплате. На начало июля она составляла порядка 60 млн рублей примерно за два месяца. Численность коллектива «Разреза Инского» была 800-900 человек. Ростехнадзор шахту в 2016 году проверял, оплата ВГСЧ производилась, хотя по ней была задолженность. В июле 2016 года вопрос о ликвидации предприятия «не стоял ни с какой стороны: ни «ОУК Менеджмент», ни обладминистрации».

«ОУК Менеджмент» тоже имела задержки по зарплате, поскольку не было агентских вознаграждений от продажи угля. Люди относились с пониманием, получали зарплаты частично.

8 июля 2016 года Лыбин пришел на работу, Гайдин с Копытовым уже уехали на встречу с трудовым коллективом «Разреза Инского», чтобы обсудить выплату задолженности. «8 июля на расчетном счете «ОУК Менеджмент» денег на погашение задолженности по зарплате не было», - утверждает Лыбин.

Вечером Гайдин рассказал Лыбину, что встреча прошла, что Месяц и Кутенев подписали соглашение о погашении задолженности перед работниками. Деньги на зарплату должны были поступить от ООО «Регионсервис», соглашение с ним «ОУК Менеджмент» готовила с июня. Поэтому Месяц гарантировал профсоюзу выплату на основании соглашения Гайдина и «Регионсервиса». Как было исполнено соглашение между рабочими и Месяцем Лыбину не известно.

Также 8 июля на шахту приезжали представители обладминистрации и правоохранительных органов. Лыбин догадывается, что администрация приехала после «громкого сообщения о забастовке».

О событиях 11-15 июля Лыбин узнавал постфактум от Гайдина и Месяца. 11 июля Олег Копытов поехал на «Разрез Инской» и увидел в кабинете Месяца Хлебунова и Данильченко. Они сказали, что ему там делать больше нечего, что они заведут на шахту новую команду управленцев.

Гендиректор шахты Месяц рассказал Лыбину о новом директоре Сидорове, о фонде «Милосердие» и о заявлениях, которые должны написать люди. Бланков заявлений Лыбин не видел. Месяц выдал Сидорову «полную доверенность» на управление шахтой, «потому что по уставу имел право это сделать, совет директоров никаких распоряжений об этом не давал». Лыбин доверенности не видел.

О задержании Цыганкова «узнал 11 июля, когда уже было собрание на шахте». С Цыганковым Лыбин знаком лично с 2015 года. Из прессы знает об уголовных делах против Цыганкова и Месяца. Знает Лыбин «об одном деле о неуплате налога на прибыль в 2012-2014 году по результатам выездной проверки налоговой в 2016 году, которое позже было прекращено».

Со Щукиным Гайдин разговаривал один раз по телефону, сути разговора Лыбин передать не может. Гайдин рассказывал Лыбину, что познакомился со Щукиным в 2006 году в бытность свою управляющим «Евразруды». Также, со слов Гайдина, Лыбин знает о встрече Щукина с Юшваевым 16 июля 2016 года в Москве, и знает, что Гайдину подробности и итоги встречи не известны.

Гайдин не смог прогарантировать «Регионсервису» поставку угля, в связи с тем, что был отстранен от управления. Поэтому «Регионсервис» после 8 июля от соглашения с «ОУК Менеджмент» о предоставлении денег в обмен на будущий уголь, за счет которых должна была гаситься задолженность по зарплате отказался.

17 июля во второй половине дня Гайдин позвонил Лыбину и сказал, что ОУК«Менеджмент» вновь приступает к управлению с «Разрез Инской» с 18 июля. Впрочем, все это в ходе процесса уже озвучивали и Андрей Гайдин, и Андрей Месяц.

В 2016 году задолженность по зарплате была погашена полностью до Дня шахтера из заемных 200 млн рублей, которые в июле Гайдин взял у Юшваева. Распоряжался займом Гайдин. «Почему заимодавец больше доверял ООО «ОУК Менеджмент» с уставным капиталом 10 тыс. рублей, а не ООО «Разрез Инской» с миллиардными активами, - это вопрос к заимодавцу», - считает Лыбин.

Поскольку счета шахты были арестованы, то перечисления рабочим происходили так: Юшваев по договору занял деньги «ОУК Менеджмент», а «ОУК Менеджмент» оформила договор займа с «Разрезом Инским». Был один договор банка М2М лично на Гайдина, с Гайдина на «ОУК Менеджмент», и у «ОУК Менеджмент» договор займа с «Разрезом Инской», чтобы гасить задолженность по зарплате. Существовали и другие договоры на те же цели с другими контрагентами. Больше задолженность по зарплатам на «Разрезе Инском» не возникала.

Шахтерам выплатили 60 млн рублей за минусом выплат из фонда «Милосердие». Кто принял решение минусовать, Лыбин не знает.«Администрация области участвовала, но «Милосердие» - благотворительный фонд, он же не может выплачивать заработную плату, поэтому я не знаю, что они платили, - недоумевает Лыбин. - Мы не компенсировали «Милосердию» ничего, потому никто не просил ни администрацию, ни «Милосердие» платить».

«Обязательства по зарплате перед рабочими остались, но сейчас шахта в банкротстве», - признал свидетель.

Задолженность по налогам была погашена не до конца. Сейчас шахта добывает и реализует уголь, но есть проблемы.

Лыбин добавил, что «Разрез Инской» имел в банках не очень хорошую репутацию, и поэтому привлечением займов занималась «ОУК Менеджмент». Репутация «Разреза Инского» связана с деятельностью компании «Промуглесбыт», которая раньше осуществляла за ним контроль. Лыбин с ней не сталкивался, но видел документы и от Гайдина знал, что того однажды пригласил акционер Гаврилов и попросил заняться шахтой вместо «Промуглесбыта». Лыбин подтвердил не раз звучавшее в ходе процесса утверждение, что с «Промуглесбытом» был как-то связан Цыганков.

Существенные дополнения Лыбин внес в семилетнюю историю покупки у ООО «Балтика» польского очистного комбайна. Договор на поставку очистного комбайна для «Разреза Инского» в 2010 году управляющая компания «Промуглесбыт»заключила с неким ООО «СПК-Сибирь». Компания «СПК-Сибирь» заключила договор с другой компанией «СПК-Сибирь» с другим ИНН. Последняя «СПК-Сибирь» с неправильным ИНН была присоединена к некому ООО «Балтика». А поскольку эта «Балтика» находилась в процедуре банкротства, то и «СПК-Сибирь» тоже попала в эту процедуру.

Конкурсный управляющий «Балтики» (которая была одна, что уточняет показания Андрея Гайдина - прим. Тайги.инфо) обратился в арбитражный суд Кемеровской области об истребовании очистного комбайна у «Разреза Инского», поскольку считал, что «Разрез Инской» обладает комбайном незаконно.Первые две инстанции арбитражного суда«Балтике» отказали, а кассационная инстанция их решения отменила, дело отправили на новое рассмотрение.

«Тогда мы поняли, что дело не очень простое, - объяснил Лыбин, - и решили использовать механизм погашения реестра требований кредитора третьим лицом, чтобы удержать комбайн, поскольку третья инстанция признала право собственности на него за «Балтикой».«ОУК Менеджмент» погасила реестр требований кредиторов «Балтики» и купила долю у питерской компании.Мы посчитали, что комбайн находится у дружественной «Балтики», а участником этой «Балтики» стал Цыганков. Мы вздохнули с облегчением, что комбайн остался на «Разрезе Инском». Однако в последний день конкурсного производства 29 мая 2015 управляющий ООО «Балтика» в обход всех процедур заключает с некой московской компанией «Металлрегионинвест» договор купли-продажи комбайна за какие-то смешные деньги, по-моему, 400 тыс рублей и право требования к «Разрезу Инскому»на 41 млн рублей, которые арбитражный суд присуждал ещё не дружественной «Балтике».

«Металлрегионинвест» выставил «ОУК Менеджмент» неприемлемые условия для досудебного урегулирования спора вокруг комбайна, и «ОУК Менеджмент» стала оспаривать договоры купли-продажи и уступки права требования в суде. В это же время в 2016 году «Металлрегионинвест» обратился в арбитражный суд Кемеровской области с заявлением о введении в отношении «Разреза Инской»процедуры банкротства. Это было первое обращение в суд о банкротстве шахты. Дело отложили до вступления в законную силу иска о продаже комбайна и уступке права требования. Первые две инстанции арбитражного суда встали на сторону «Металлрегионинвеста», а третья инстанция в Москве отменила их решения. Тогда уже«Металлрегионинвест» обратился к «ОУК Менеджмент» с просьбой о досудебном урегулировании, «Менеджмент» согласился.

Сегодня очистной комбайн не стоит на балансе «Разреза Инской» находится в собственности «Угольной компании Инская», а право требования на 41 млн рублей у дружественного ООО «Балтика». После достижения договоренностей с «Металлрегионинвестом» прямо в суде было заключено мировое соглашение, что ООО «Балтика» не банкротит ООО «Разрез Инской», и сегодня «Балтики» в числе кредиторов шахты нет.

В 2015 году было возбуждено исполнительное производство об истребовании комбайна у «Разреза Инского», ситуация была тяжелая. Цыганков выкупил долю в Балтике в примерно в мае-июне 2015 года, после 2015 года он стал её участником. Это был большой комплексный спор где сторонами были «Разрез Инской», «ОУК Менеджмент», «Балтика». Цыганков выкупал акции Балтики на займ от «ОУК Менеджмент» в размере 19 млн руб. Цыганков вернул деньги «ОУК Менеджмент» в 2018 году подписанием соглашения о зачете взаимных требований, он продал ООО «Балтика» «Угольной компании Инская».

Сейчас акционеры «Разреза Инского» Цыганков, Харольский, Шибалкин, Баширин, но от управления они отстранены. С апреля 2018 года на «Разрезе Инском» на 18 месяцев была назначена процедура внешнего управления. «Разрез Инской» как должника контролирует конкурсный управляющий.

«Цыганков акционер, потому что он в реестре, и там не написано, что он номинальный», - утверждает Лыбин. Свидетель пояснил, что Цыганков юридически имеет права на имущество «Разреза Инского» только в соответствии с законом об акционерах. То есть, либо на дивиденды, либо, если предприятие будет ликвидировано и рассчитается с кредиторами, то у Цыганкова возникает право на пропорциональную долю оставшихся после этого средств.

Лыбин видел в документах, что активы «Разреза Инского» - больше 3 млрд рублей, а пассивы - больше 6 млрд рублей, учитывая займы на строительство шахты. «Если поработать с пассивами хорошо, то можно было бы многое сделать, хотя там есть займы, которые не реальны к возвращению, - высказал мнение юрист. - Предприятие всегда было рентабельным, но три года накапливались долги». Шахта рентабельна, потому что имеет большой запас угля хорошего качества и оборудование.

После начала процедуры банкротства в реестр кредиторов включилась налоговая инспекция с суммой порядка 300 млн руб, и конкурсные кредиторы - порядка миллиарда рублей.Самый крупный кредитор «Разреза Инского» - «Угольная компания Инская» как правопреемница «ОУК Менеджмент». «Нас прихлопнула накопленная задолженность», - считает Лыбин.

До 2015 года Александр Туров работал заместителем гендиректора «Разреза Инского», а в 2015 году в связи с болезнью был переведен сначала советником в «ОУК Менеджмент», а позже стал директором по производству. Дислоцировался Туров на шахте, рабочее место ему обеспечил Месяц, в подчинении директор по производству никого не имел, присутствовал при всех нарядах на шахте на основании распоряжения своего руководителя Гайдина.

Спускаться в шахту Туров мог «только в сопровождении, как не сотрудник», спускался обычно два раза в месяц. Ежедневно он трижды звонил Гайдину: «в 9:00 отчитывался о работе за прошедшие сутки, в 14:00 за работу первой смены и нарядах второй и в 19:00 то же самое». Акционеров и юридических процедур не знает, о Цыганкове узнал по телевидению.

Свидетелю предоставили протокол допроса от 7 декабря 2016 года, тогда он вспомнил, что его уже допрашивали в ходе следствия и свои показания подтвердил.

«Лава 602-ая попала в нарушение по вентиляционному штреку примерно 14 метров, а по конвейерному штреку - около 8 метров по вертикали, - сообщил Туров, - и должна была пройти эти нарушения. Общая протяженность, которую предстояло пройти около 50 метров.Когда люди немножко заволновались по зарплате, нам оставалось пройти 8 метров по вентиляционному штреку, конвейерный штрек уже прошли, по низу был уголь, по верху ещё шла порода.»

На вопрос адвоката Медведевой, почему рабочие терпеливо прошли 42 метра нарушения, а заволновались, когда осталось 8 метров Туров ответить не смог. Была задержка по выплате зарплаты. Других факторов для волнений не было. Угроз перекрыть Траннсиб Туров не слышал. Волнение Туров отличает от забастовки, поскольку «проходил забастовки в 1990-ых годах», впрочем, в конце концов, он признал, что «в каком-то виде это была забастовка».

8 июля люди спонтанно заволновались, первая смена переоделась, зарядилась , но в шахту не пошла. Была группа активистов: Шитов, Бубенчиков и Нарышев. Люди сидели на автобусной площадке, отказывались разговаривать с кем-то кроме Гайдина. На площадке было человек сорок, среди них горнорабочий очистного забоя (гроз) 4-го участка Дырдин - это была его смена - «на шахте был известен тем, что балабол».

Туров позвонил и сообщил Гайдину о забастовке, около 11:00 тот прибыл на шахту.Рабочие посовещались, выдвинули группу три-четыре человека , среди которых был Нарышев, и пошли в кабинет директора. Гайдин сказал, что «сегодня деньги отсутствуют, но после 15 июля часть зарплаты выдаст». Договорились, что частично задолженность погасят 15 июля и окончательно в 20-х числах. Вторая смена пошла в шахту.

Приехал начальник департамента угольной промышленности Кемеровской области Хлебунов, было совещание в кабинете Месяца. Оттуда Хлебунов, Месяц, Чернядьев и Туров пошли в шахту, чтобы посмотреть на реальное положение дел. Сопряжение с вентиляционным штреком держалось на трех выложенных с опережением клетках. Проход был немного затруднен, потому что лава находилась на выезде и была ниже штрека. Лава была рабочая, она шла на подъем и, когда комбайн рубил,часть породы ложилась не на лавный конвейер, а в секции, поэтому была необходима зачистка секций крепи каждую смену. Глины не было, была порода, лавный привод был в нормальном состоянии, рештаки ремонта не требовали.

Очевидно, что 8 июля Туров увидел лаву совершенно не так, как Максим Сидоров, который спускался туда 11 июля. Подсудимый Щукин спросил Турова, как лава работала без головки, ответить тот затруднился.

Подсудимый Щукин: - Вы говорили , что клети лежали на опережение. Но если клети на опережение положить, как тогда в лаву проходить?

Свидетель Туров: - Очень просто: клетка подразумевает не 3 на 3 и 6 вверх,..

Подсудимый Щукин: - А какое сечение было? Вы оставили место?

Свидетель Туров: - 4,5 -пол-штрека.

Подсудимый Щукин: - Как клетку на полштрека положить?

Свидетель Туров: - Я не знаю как.

Подсудимый Щукин: - Я тоже не знаю как.

Судья Вялов: - Мы вообще не понимаем, о чем вы разговариваете (смех в зале). О какой головке вы говорите?

Подсудимый Щукин: - В лаве есть две головки: верхняя приводная и нижняя приводная. Через них идет непрерывная цепь по рештакам. Головка была сломана там, я не знаю, как с такой головкой можно что-то проходить в смену или в сутки.

Из представителей администрации Туров видел только Хлебунова дважды. Было ещё совещание с присутствием то ли генерального, то ли замгенерального, который объяснял Хлебунову, что происходит на шахте. Весь коллектив рабочие и начальники участков находились на своих местах и работали.

В четверг Турову позвонил Гайдин, сказал, что на шахте ему делать больше нечего. В пятницу Туров вышел на работу в новокузнецкий офис «ОУК Менеджмент». Гайдин сказал ему, что власть поменялась, и с понедельника рабочее место Турова всегда в ОУК.

В воскресенье Гайдин снова позвонил Турову и сказал, что власть снова поменялась, и с понедельника тот возвращается на «Разрез Инской».

Туров приехал на шахту в понедельник в 7 утра, нашел Месяца в кабинете главного маркшейдера, они пошли в кабинет гендиректора, там сидел Сидоров, Туров пожал ему руку, предложил позвонить своим, узнать обстановку. Месяц и Туров вышли. Через полчаса Сидоров закрыл кабинет и отдал ключи Месяцу.О полномочиях Сидорова свидетель не знает.

О выплатах из фонда «Милосердие» Туров узнал от Казакова, с которым работал в одном кабинете. Казаков рассказал, что «из администрации приехали, собирают собрание по поводу выплаты денежных средств». Туров на собрании не был.

Зарплату Туров не получал, как и все, платила ему ОУК «Менеджмент». Требования зарплаты шахтерами считает обоснованными. В начале июля Гайдин говорил Месяцу в присутствии Турова, что к 15 июля выплатит зарплату, а он «мужик слова». Гайдин выплатил зарплату Турову после 20 июля.

При выявлении геологического нарушения было техническое совещание, решение о прохождении принимает шахта. Утверждает решение директор шахты.О классификации геологических нарушений Туров безо всяких нормативных документов пояснил, что «по факту мы его прошли, значит, проходимое».

Подсудимый Данильченко поинтересовался были ли при прохождении нарушения в гору установлены удерживающие домкраты, Туров сказал, что были. На шахте была авария, когда выходили из монтажной камеры, и упали секции плиты, на устранение аварии ушло два месяца.Кабельное оборудование после обрушения находилось в плачевном состоянии, его меняли.

7 мая 2016 года на шахте произошел несчастный случай, смертельно травмировало работника породой в лаве, угол падения в лаве был 25-30%, и сверху прилетел камень.Иногда за сутки шахтеры «не могли вообще продвинуться ни на сколько».

Отвечая на вопросы, Туров подтвердил, что имело место выделение угарного газа в селе Старопестерево из-за эндогенного пожара, причина которого не известна.

В 2016 году Александр Жабин трудился начальником участка №4 на «Разрезе Инской». Акционеров и собственников шахты Жабин не знает.

Шахта проходила нарушение. Восемь месяцев не было угля. «До геологического нарушения все было нормально с оборудованием и зарплатами, поведал свидетель. - В год прохождения нарушения оборудование, если честно, мы убили». Он утверждает, что, когда лава вошла в нарушение, изношенность комбайна была 10-20%, а когда вышла, изношенность составила 90%. Лавный привод после прохождения заменили полностью на новый.

О нарушении Жабин узнал, когда его участок вошел в уже нарезанную монтажную камеру, его мнение, как шахтера с 15-летним опытом, что «камеру надо было перенести на 10 метров вперед и все». На перенос монтажной камеры ушло бы 1,5-2 месяца.

Жабин видел новый паспорт лавы, который в связи с выявленным нарушением предоставил техотдел, сроки прохождения нарушения в нем были указаны 7-10 дней. Когда в нарушение вошли, монтажную камеру уже было невозможно передвинуть.

С марта 2016 года начались системные задержки зарплаты, в месяц выплачивали по 20-40 %, образовалась постоянная задолженность примерно за три месяца. «Рабочие, встречая Андрея Месяца на комбинате или в шахте, постоянно обращались к нему с вопросами, когда будет зарплата, потому что для них каждые десять дней имели большое значение, - вспоминает Жабин. - Месяц отвечал, что такого-то числа будет 10%, такого-то - 20%, но сроки постоянно сдвигались». Гайдин находился в Новокузнецке, поэтому к нему у рабочих доступа не было. Предпрофкома Кутенев говорил, что передал в УК «Менеджмент» коллективное письмо, о других мерах профкома по борьбе за зарплату Жабину не известно.

Инструментов не хватало, «была одна лопата на двоих», спецодежду не выдавали в срок, ходили в старой. 8 июля произошла стихийная забастовка, люди первой смены получили в 6:30 утра наряд, переоделись и «сели в грязном на площадке», на автобусах не поехали, объяснив, что больше нет сил работать без зарплаты.

Месяц, Казаков, Чернядьев, Туров - все начальники вышли.«Рабочие не требовали никого, они требовали денег», - рассказал свидетель.Основной вопрос был зарплата, остальные - у каждого личное, наболевшее. Громче всех озвучивали требования пятеро шахтеров, трое из них были подчиненными Жабина : Леонид Стюжанин, Павел Бубенчиков, Сергей Шитов. Стюжанин и Бубенчиков громко кричали, Шитов «управлял ими исподтишка». Было местное телевидение«Омикс» и НТВ. Вызвали Гайдина.

Гайдин предложил выплатить задолженность 25 июля. Собрали инициативную группу, в неё вошли Юрий Кутенев, Сергей Нарышев и два проходчика. Провели переговоры с Гайдиным, составили график погашения, Жабин его не смотрел. В случае невыплаты шахтеры оставляли за собой «право сесть». Если бы «все сели», то шахту бы затопило. Время простоя до самовозгарания угля для шахты «Разреза Инского» составляет 63 дня.

Вторая смена вместо 14:00 в 16:00 пошла в шахту, работу продолжили. Позже приезжал какой-то человек из обладминистрации. Сотрудники обладминистрации в связи с тяжелым положением на шахте приезжали несколько раз.

«У меня работа почти все время в шахте, поэтому я меньше всех знаю, какие подковерные игры происходили на комбинате, - объяснил Жабин. - Через 3-5 дней после 8 июля, нас собрали в актовом зале. Хлебунов сидел за столом, проводил собрание. Вошел Щукин с Сидоровым, представился, представил Сидоровакак нового директора.Как нам тогда сказали, раз прежнее руководство не может обеспечивать шахту, то вот представители Щукина. Из болтовни в Белово мы знали, что Щукин - хозяин шахты «Грамотеинская», и считали, что он представитель Тулеева, поэтому и выступает. Щукин говорил, что кто не будет работать - будет уволен, кто будет работать - будет зарабатывать хорошие деньги, что будут некоторые перемещения по служебной лестнице. Почему Щукин представитель губернатора? А почему Хлебунов был представителем? Щукин обещал погасить долги, Хлебунов тоже обещал. И неизвестно откуда деньги: или от Щукина, или от Хлебунова, или из какого-то фонда Тулеева».

Жабину кажется, что Щукин говорил, что он теперь собственник «Разреза Инского».Потом Жабин «по телевизору слышал, что Щукин как-то неправильно купил акции «Разреза Инского».Шахтеры между собой говорили, что в Москве что-то не поделили, произошел рейдерский захват, а потом все отменилось.

После представления нового директора вся шахта писала три копии заявления, бегали какие-то молоденькие девочки, помогали заполнять. Жабин, «как и все, писал три заявления: на Щукина, в какой-то фонд и куда-то ещё». Через 5-7 дней после написания получил первую выплату. Настроение людей улучшилось, социальная напряженность снизилась. Благодарности никто никому не выражал, «потому что людям отдали заработанное».

Приезжали люди с шахты «Грамотеинской», один раз Жабин видел их в забое: «Был непосредственно сейчас наш новый директор Адонин и Сидоров, как специалисты, которые нас научат работать. Сидоров 4-5 дней был нашим директором, Месяц на это время стал главный маркшейдером. В забой к Жабину спускались один раз».

Пока новый директор Сидоров, Адонин и другие специалисты не спускались в шахту, они говорили, что надо демонтировать лаву. Когда спустились и посмотрели , сказали, что демонтировать нецелесообразно. Раза три Жабин присутствовал на планерках, которые проводил Сидоров. Команды вывести людей из шахты от Сидорова не было, Сидоров ставил задачу проходить нарушение дальше.

Изношенность комплекса на 8 июля составляла примерно 60%, поэтому снимали приводные головки. Комплекс для прохода породы не предназначен, но по углю можно было идти с таким износом.Ремонта запчастей Жабин не касался.

Ростехнадзор шахту проверял, нарушения выявлял, работу шахты приостанавливал, нарушения устраняли, работы возобновлялись. Сколько раз приходил инспектор - столько было и остановок. Это случалось примерно раз в неделю, приостановки на устранение продолжались от 2-3 часов до суток.

Аварии на шахте были, «практически каждую смену что -то вылазило, вплоть до того, что, комбайн не мог рубить породу». Ситуацию с заклиниванием секций, которой регулярно интересуется подсудимый Данильченко, Жабин описал так: «Просто при монтаже комплекс лег. На эту аварию месяц ушел». 7 мая «угол в лаве был 28 градусов, кусок породы прилетел в человека, человек погиб».

Данильченко попытался уточнить детали несчастного случая, знаком ли Жабин с техническим заключением о прохождении в аномальной зоне. Прокурор заявила протест, поскольку несчастный случай не является предметом рассмотрения. Судья Вялов спросил Данильченко как связан несчастный случай с делом.

«На шахте была очень печальная ситуация, и у них на шахте существует научное заключение центра «Восточный», который рекомендовал, как проходить это нарушение. Они этими заключениями пренебрегли, не стали их выполнять, в результате получили аварию, потом получили несчастный случай. Это все нагнетало ситуацию, об этом шахтеры рассказывали нам на собрании», - пояснил Данильченко. Судья вопрос снял.

«Шахта рентабельна, когда уголь. Когда нет угля - нерентабельна», - объяснил экономику процессов Жабин.

Читайте также:

СК допросил Тулеева и завершил дело его заместителей
Дело заместителей Тулеева ушло в суд
Адвокат о деле экс-заместителей Тулеева: «Частичное признание вины Щукина – это не сделка»
Адвокаты рассказали о роли бизнесмена Щукина в уголовном деле замов Тулеева и главы СК
Дело заместителей Тулеева. Изменилась стоимость вымогаемых акций разреза «Инской»
Опасные подарки экс-главы кемеровского СК Калинкина
Кемеровский магнат Щукин покупал кареты скорой и BMW для генерала с одного счета
Гражданские жена и теща экс-главы кемеровского СК Калинкина не сказали суду, откуда у них BMW
Дело замов Тулеева: свидетель не подтвердил связь между экс-главой СК Калинкиным и угольным магнатом Щукиным
Следователи не подтвердили заинтересованность Калинкина в деле замов Тулеева
Теща экс-главы Кемеровского СК Сергея Калинкина ходила на работу в детсад пешком
Дело замов Тулеева. «Разрез Инской» нельзя было назвать ликвидным»
«Белые пришли, красные пришли» — шахтеры о смене собственников «Разрез „Инской“»
Дело замов Тулеева: «Мы тут в Кемеровской области ничему не удивляемся»

Свидетель: Тулеев надавил на Щукина, чтобы он взял в управление «Разрез Инской» Юшваева

«Эхо Москвы» о деле кузбасского олигарха: «Связь Щукина с отмывом капитала через Молдавию оказалась фейком»
Дело замов Тулеева: «Разрез Инской» нес опасность грибникам и лесникам

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Прогноз курса доллара на октябрь 2018 года, таблица по дням Xiaomi: доступный смартфон с широкими возможностями Франция – Бельгия 10 июля 2018: прогноз на матч С помощью современного казино Gusar Casino можно заработать даже на собственный дом Результаты ЕГЭ 2018 по Обществознанию, как узнать: вся информация в сети

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций