Дело замов Тулеева: «Разрез Инской» нес опасность грибникам и лесникам

10.03.2019 14:36

Дело замов Тулеева: «Разрез Инской» нес опасность грибникам и лесникам

Директор шахты «Грамотеинской» Максим Сидоров трудится на шахтах с 2008 года. В 2016 году работал на «Грамотеинской» главным инженером, при директоре Вадиме Адонине, который сейчас занимает должность директора шахты «Разрез Инской». «Грамотеинская» управляется «ЗапСибУголь», в 2016 году её возглавлял Сергей Гусаков. Собственник «Грамотеинской» - компания Cyrith Holdings Ltd, которая принадлежит «человеку со сложной фамилией».

Свое пребывание на «Разрезе Инском» в июле 2016 года Сидоров пояснил участием в штабе по спасению шахты: «Произошла забастовка горняков, предприятие около полутора лет находилось в кризисной ситуации, была прервана добыча угля ввиду того, что предприятие проходило горно-геологическое нарушение. В ходе забастовки в ситуации разбиралась комиссия администрации Кемеровской области и меня приглашали туда в качестве директора. 12 июля Гусаков позвонил Адонину, я находился рядом, Гусаков сказал, что на шахте «Разрез Инской» работает штаб администрации Кемеровской области, они ищут нового директора на это предприятие, чтобы найти выход из сложной ситуации. Гусаков мне сказал, что моя кандидатура будет рассмотрена в качестве директора, а это - перспектива карьерного роста». Забастовку Сидоров увидел в новостях беловской телекомпании «Омикс», шахтеры в сюжете просили убрать руководителей, которые привели предприятие в такое состояние.

Сидорова пригласили на шахту, они с Гусаковым «встретились на трассе и на двух машинах отправились на «Инской», потому что Гусаков не знал дороги».Там в кабинете главного инженера располагался штаб, и находились Данильченко и Хлебунов, состоялось короткое совещание «минут 10-15». Вел совещание Данильченко, речь шла о том, что в ближайшее время будет решен вопрос о смене собственника шахты. Хлебунов поставил задачу «вывести шахту из кризиса». Хлебунов и Данильченко пообещали Сидорову, что скоро состоится совет директоров, где его выберут гендиректором.

Хлебунов проводил Сидорова в кабинет директора Андрея Месяца, сказал, что Месяц будет отправлен в отпуск, а Сидорову выдадут доверенность, и он будет исполнять обязанности директора. Потом они прошли в актовый зал, где Данильченко и Хлебунов представили Сидорова собравшемуся коллективу шахты в качестве нового директора, а он «немного рассказал о своей биографии». О роли Андрея Гайдина на шахте Сидорову не известно.

После собрания Сидоров вернулся в кабинет директора, вызвал главных специалистов, попросил техническую документацию, чтобы оценить в какой ситуации находятся шахта и очистной забой и вывести очистной комплекс из аварийного состояния. «Необходимо было наметить срочный план мероприятий».

Позже на шахту приехал Александр Щукин, Сидоров организовал собрание коллектива, «в актовом зале не хватало мест», Щукин встретился с коллективом. Лично Сидоров со Щукиным знаком не был, но знал, что он опытный горняк, и считал его акционером «Грамотеинской» и «ЗапСибУгля». Кто пригласил Щукина на «Инской» Сидоров не знает, считает, что это сделали, чтобы успокоить коллектив и подтвердить людям, что шахта не будет брошена.

Хлебунов сказал Сидорову собрать с людей заявления по поводу выплаты задолженности по зарплате из фонда «Милосердие», Сидоров собрал начальников участков, те организовали сбор заявлений. Задолженность по зарплате перед сотрудниками была частично погашена. Сидоров подчинялся Хлебунову «по поручению Гусакова».

К июлю темпы работы «Инского» были «сведены к нулю: могли за неделю не продвинуться на метр». Сидоров взял с собой главного инженера Чернядьева и замдиректора по производству Казакова, и они отправились в шахту. На шахте не функционировал ни один забой. Из пяти дизель-гидравлических локомотивов, которые доставляют шахтеров в забой, был в работе только один. «Состояние промышленной безопасности находилось на нижайшем уровне, - оценил состояние шахты Сидоров. - На входе на предприятие был ковер бычков от сигарет. Вентиляционный штрек на сопряжении с лавой был в аварийном состоянии, его задавило горное давление. - Очистной комплекс KSW-880 был в аварийном состоянии:зубцы шнека изношены на 80%, отсутствовало 70% скребков, отсутствовали сигнализации и защиты на лавном приводе, цепи привода подпрыгивали на высоту 3 метра. Нахождение на лавном приводе запрещено, но шахтерам просто негде было проходить, поскольку очистной комплекс был полностью заилован глиной, которой там вовсе быть не должно. Я вывел оттуда людей и остановил все работы, так как находиться там было опасно».

Руководитель, дающий распоряжение шахтерам работать на заведомо аварийном оборудовании, несет уголовную ответственность, а на оборудовании не стояли даже защитные блокировки. «Насколько я знаю, прежним руководством была дана команда: «Только вперед!», несмотря на нарушения техники безопасности», - сообщил Сидоров. Также он упомянул о несчастном случае со смертельным исходом, который произошел на «Инском» в 2016 году, ранее в суде о нем рассказывал горный инженер Евгений Кулебакин.

Устанавливая источник глины в лаве, Сидоров опросил работников и«выявил провал поверхности размером с футбольное поле с воронкой в центре, откуда глина поступала в пространство лавы и ломала комплекс», кроме прочего этот провал «нес опасность местным грибникам и лесникам».На уточняющий вопрос подсудимого Сергея Калинкина Сидоров пояснил, что «воронку необходимо было поймать и не допустить дальнейшего вброса земной поверхности в выработанное пространство».

Сидоров подтвердил показания Андрея Гайдина, что 12 июля в лаве уже была не стопроцентная порода, а горная масса в примерном соотношении 80% породы и 20% угля, но такая горная масса не продается и не подлежит обогащению. Она должна списываться в потери и обязательно отражаться в форме 5-ГФ в отчетности для Роснедр. Демонтаж лавы на тот момент провести было невозможно, ее придавило, единственным выходом было «доезжать». Бездействие комбайна могло привести к обрушению выработки : «предприятие утонет и тысяча человек останется без работы». Посоветовавшись с Гусаковым, Сидоров разработал план мероприятий и немедленно приступил к их осуществлению: «Я с 13 июля с 5 утра до 12 ночи находился на предприятии, в основном в забое, каждый день корректировал намеченные мероприятия». Выход к добыче он запланировал на сентябрь 2016 года.

Сидоров считает, что приостановить работу «разреза Инского» до устранения нарушений должен был Ростехнадзор, обычно раз-два в неделю проверяющий его шахту «Грамотеинская» силами и территориального, и областного управлений. Адвокат Щукина Юлова уточнила как часто в 2016 году накануне и после событий на «Инском» Ростехнадзор проверял «Грамотеинскую».

Судья Вялов : - Причем тут шахта «Грамотеинская»?

Адвокат Юлова: - Позиция защиты: на Щукина оказывалось давление по взносу 200 млн рублей в фонд «Милосердие» на зарплату для «Разреза Инского»до 7 июля и после 17 июля, когда он отказался от актива, на него также оказывалось давление путем приостановки работы его шахт.

Судья Вялов: - Кхм- кхм

Адвокат Юлова: - Я понимаю ваш сарказм, но Щукина действительно заставляли оформить право собственности на «Инскую», а когда он отказывался и не хотел, это давление выражалось в приостановке работы его шахт. Ровно также и до 7 июля - тому в материалах дела есть много подтверждений.

Свидетель Сидоров: - В июне месяце было действительно очень много приостановок работы шахты «Грамотеинской».

Судья Вялов: - В связи с чем? Нарушения были?

Свидетель Сидоров: - Нарушения были. Чтобы пришел работник Ростехнадзора и не выявил нарушений, такого не бывает. По крайней мере, на моей памяти такого нет.

Судья Вялов: - Нарушения были, и вас приостанавливали?

Свидетель Сидоров: - До моего выхода на «Разрез Инской» приостановка «Грамотеинской» осуществлялась два раза в течение одной недели. Можно остановить предприятие, когда огнетушитель просрочен, а можно, когда очистной комплекс в аварийном состоянии. Это несопоставимые нарушения. Если поднять предписания Ростехнадзора, специалисты это увидят. Обычно, за такие нарушения, как были в июне на «Грамотеинской», штрафуют должностное лицо.

При этом Сидоров признал, что все решения Ростехнадзора по «Грамотеинской» вступали в силу по решению суда.

Сидоров загрузил работой ремонтные цеха «Инского», но требовались большие средства - «десятки миллионов вливаний» - для приобретения материалов и ремонта оборудования. «Кабельная продукция - силовые кабели - отсутствовала, думаю, производились хищения, пока предприятие не осуществляло добычи», - считает Сидоров.

Чтобы оценить финансовое состояние предприятия Сидоров запросил в бухгалтерии документацию и, ознакомившись с ней, пришел к выводу, что фактически «Разрез Инской» - банкрот. Разного рода долги составляли порядка 7 млрд рублей. Помимо 1,5 млрд рублей долгов перед поставщиками были большие сомнительные задолженности перед некими зарубежными компаниями и займы фирмам, которые, по словам бухгалтера, уже даже не существуют. Сидоров, как и бухгалтер «Инского» Семененко, считает «Разрез Инской » неликвидным активом.

«Заказы мы делать не могли, поскольку были только долги, - утверждает Сидоров. – Ко мне шел поток контрагентов , которые спрашивали: «Когда вы погасите перед нами задолженность?» За четыре дня я пообщался с представителями порядка двадцати организаций». Гусаков , не указывая источников, пообещал Сидорову, что вопрос по материалам и оборудованию будет решен.

О геологическом нарушении на «Разрезе Инском» и о том, что оно «непроходимое», Сидорову в марте 2015 года говорил на тот момент директор шахты Олег Пожидаев. «Если бы я руководил предприятием в момент встречи такого нарушения , я бы принял решение по перемонтажу комплекса», - заявил Сидоров. По его словам, угорняков существует специальное руководство по прохождению горно-геологических нарушений, в котором сказано, что если нарушение в 1,5-2 раза превосходит мощность пласта , оно считается непроходимым, поскольку ни один очистной комплекс не предназначен, чтобы вынимать столько породы. На новый проект, его согласование, перемонтаж лавы и прочие необходимые процедуры в таком случае уйдет три месяца.

В случае «Инского»расстояние между крыльями пласта было 15 метров, а мощность пласта около трех метров, поэтому максимальная возможная амплитуда проходимости составляла шесть метров. Поскольку резко поднимать комплекс нельзя, нужно двигаться под небольшим углом. Чтобы подняться на 15 метров и перейти на угольный пласт было необходимо пройти около ста метров.

Никто из технических специалистов «Инского» не смог сообщить Сидорову, кто непосредственно принял решение проходить нарушение, вероятно, руководство «УК «Менеджмент». Необходимого в таких случаях письменного экономического обоснования прохождения не было. Главный геолог «Инского» Гилиани говорил Сидорову, что информацию о крепости породы доводил до руководства «Разреза» устно. «Задач по кадровому составу передо мной не стояло», - пояснил Сидоров отсутствие увольнений за время своего управления.

Рабочие при личном общении с Сидоровым проявляли «доброжелательный настрой и самоотверженное желание выйти на добычу угля».За несколько дней директорства Сидорова на «Разрезе Инском» отремонтировали лавный привод, установили на нем защиты, демонтировали и отправили в ремонт часть рештаков, приступили к зачистке секций комплекса, «началось движение».

18 июля Сидорову позвонил Гусаков и сказал, что прежнее руководство шахты - «УК«Менеджмент» - намерено продолжить свое управление, а Сидорову предлагают остаться директором. «Я не хотел работать с прежним руководством, потому что считаю недопустимым довести предприятие до такого состояния», - отказался Сидоров и вернулся на прежнее место работы, а Андрей Месяц вернулся на своё.

Формально с «Грамотеинской» Сидоров уволиться «не успел». В его трудовой есть запись об увольнении по собственному желанию, но когда он вернулся на шахту, начальник отдела кадров поставил рядом с ней отметку об отмене записи.

Начальник отдела экономической безопасности ООО «Разрез Инской» Анатолий Левкович из событий июля 2016 года фактически ничего не помнит. Понять что-то из его показаний получилось, только совместив их с оглашенными показаниями предварительного следствия от 12 декабря 2016 года.

Левкович устроился на работу в «УК «Менеджмент» 1 октября 2013 года, принимал его на работу директор по безопасности УК Сергей Верещагин. Никаких договоров между УК «Менеджмент» и «Разрезом Инским» Левковичу не показывали, ему и его подчиненным выделили арендованный кабинет в административном здании «Инского» и объяснили обязанности: контролировать отпуск угля, отправку оборудования, проверять кандидатов на работу, сотрудничать с правоохранительными органами при совершении преступлений. Акционеров шахты не знает.

Левкович слышал, что за вхождение шахты в нарушение был уволен главный геолог, социальную напряженность на шахте подтвердил.

8 июля 2016 года Левкович приехал на работу в 7:50 утра во дворе административного корпуса шахты, с тыла здания, со стороны ламповой, стояла группа шахтеров в основном с 4-го участка, кто-то в рабочей одежд, кто-то нет. Горный диспетчер пояснила Левковичу , что они отказываются выходить на работу.

Левкович позвонил своему начальнику Вадиму Полозову в Новокузнецкий офис «Менеджмента» и получил указание присутствовать среди рабочих, попытаться предотвратить беспорядки, и , если что , вызывать полицию. Впрочем, полиция уже приехала, но оказалась не нужна. С рабочими был журналист телекомпании «Омикс», которого, как стало позже известно Левковичу, кто-то из шахтеров провез на территорию в личном автомобиле. Был в группе уволенный с предприятия по собственному желанию шахтер Дырдин, который ранее пытался создать альтернативный профсоюз и просил для этого у руководства актовый зал, чтобы собирать там коллектив, а руководство Дырдину отказало.

Присутствовал представитель районной администрации Александр Зинченко, к народу выходили Кутенев, Гайдин и нормально разговаривали. Выбрали рабочую группу, пошли составлять соглашение, Левкович не присутствовал, подробностей не знает, вторая смена шахтеров вышла на работу.

Через насколько дней приехал заместитель губернатора Данильченко и с ним какие-то женщины. Коллектив собрали в актовом зале. Данильченко сообщил, что «акционер Цыганков задержан, находится в ИВС, директора меняют, ставят нового Сидорова», и сказал рабочим писать заявления о выплате зарплаты из фонда «Милосердие». О Сидорове Левкович знал только, что это главный инженер «Грамотеинского шахтоуправления» . Люди разошлись писать заявления.

«Я подошел к Данильченко, - вспоминает Левкович, - он сидел за столом. Я спросил: «А нам писать, мне и моим подчиненным?». Данильченко спросил: «А вы кто?». Я представился, мы на тот момент работали ещё в «УК «Менеджмент», он поднял глаза и сказал: «Твое место тоже за решеткой, как и Цыганкова, а ты подходишь и у меня зарплату требуешь?» Я больше никаких вопросов не задавал и заявления не писал».

Почему работники «Угольной компании «Менеджмент» должны были получать зарплату вместе с работниками «Инского», Левкович пояснить не смог, сказал только, что, в его «представлении, вся шахта получала зарплату от «Угольной компании». Он и его подчиненные вместе со всем коллективом шахты имели задержки, а как было в новокузнецком офисе, он не знает. С Месяцем после собрания он не общался.

Потом приехали начальник новой охраны, службы безопасности и директор ЧОП, представились и попросили показать им посты охраны и системы видеонаблюдения. Левкович позвонил Полозову, тот дал команду все показать - «пожалуйста, поехали, посмотрели». Из этого Левкович понял, что Щукин заходит на шахту, но Щукина не видел и не знает. Только слышал от кого-то из работников, что было собрание, где Щукин «вел себя по-хамски и говорил коллективу, что они будут носить ему чай».

Сидоров сказал Левковичу, что в нем и его подчиненных не нуждаются, а Полозов велел просто сидеть и деятельности никакой не осуществлять. Дня четыре-пять безопасники так и делали.

«В пятницу мы ушли с работы, а в понедельник прихожу и ЧОП мне говорит, что Месяц опять при власти», - рассказал концовку истории Левкович.

Читайте также:
СК допросил Тулеева и завершил дело его заместителей
Дело заместителей Тулеева ушло в суд
Адвокат о деле экс-заместителей Тулеева: «Частичное признание вины Щукина – это не сделка»
Адвокаты рассказали о роли бизнесмена Щукина в уголовном деле замов Тулеева и главы СК
Дело заместителей Тулеева. Изменилась стоимость вымогаемых акций разреза «Инской»
Опасные подарки экс-главы кемеровского СК Калинкина
Кемеровский магнат Щукин покупал кареты скорой и BMW для генерала с одного счета
Гражданские жена и теща экс-главы кемеровского СК Калинкина не сказали суду, откуда у них BMW
Дело замов Тулеева: свидетель не подтвердил связь между экс-главой СК Калинкиным и угольным магнатом Щукиным
Следователи не подтвердили заинтересованность Калинкина в деле замов Тулеева
Теща экс-главы Кемеровского СК Сергея Калинкина ходила на работу в детсад пешком
Дело замов Тулеева. «Разрез Инской» нельзя было назвать ликвидным»
«Белые пришли, красные пришли» — шахтеры о смене собственников «Разрез „Инской“»
Дело замов Тулеева: «Мы тут в Кемеровской области ничему не удивляемся»
Свидетель: Тулеев надавил на Щукина, чтобы он взял в управление «Разрез Инской» Юшваева
«Эхо Москвы» о деле кузбасского олигарха: «Связь Щукина с отмывом капитала через Молдавию оказалась фейком»

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Съемки новых «Гардемаринов» напугали нудистов в Севастополе Фаза луны сегодня 19 сентября 2018 — какая луна сейчас, растущая или убывающая Умерла известная актриса Тамара Дегтярева: причина смерти, диагноз, биография, фильмография Пенсионная реформа в России 2018: таблица выхода на пенсию Петросяна и Степаненко: 2018, причина развода, суд, раздел имущества

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций