«Даже небо плачет»: жители Новосибирска потребовали защитить жертв домашнего насилия

18.08.2019 7:24

«Даже небо плачет»: жители Новосибирска потребовали защитить жертв домашнего насилия

К трем часам дня у входа в Нарымский сквер около 40 человек встали полукругом — в основном, женщины и немного мужчин. С собой они принесли плакаты «У женщин в России 3 варианта — терпеть, сидеть и умереть», «Бьет — сядет», «Насилие — преступление, а не традиция». В выходной день в сквере было немноголюдно.

За 2019 год это уже третья акция против домашнего насилия, проводимая в Новосибирске. Ранее активистки выходили с пикетами у театра «Глобус» и в центре Академгородка.

Первой выступила одна из заявительниц пикета Ксения Баскакова. Она заявила, что в России нет эффективного законного регулирования домашнего насилия.

«Даже соседи, Украина и Белоруссия, приняли [закон против домашнего насилия]. Правительство и часть населения делает вид, что ничего не происходит, — напомнила собравшимся активистка. — В нашей стране декриминализировали побои. За первое нарушение теперь выписывают штраф, который оплачивается из семейного бюджета. В полиции неохотно берутся за эти дела».

По мнению Баскаковой, положение жертв насилия могут улучшить «защитные ордеры», сети кризисных центров. Организатор акции привела статистику: примерно две трети убийств происходит на почве бытовых конфликтов. «Закон мог бы предотвратить бОльшую часть насилия», — пояснила активистка, но добавила, что в России нет четких критериев, что считается домашним насилием.

«Учитываются ли преступления в паре расставшихся людей? Случай Дмитрия Грачёва, [отрубившего жене кисти рук], там не будет учитываться — супруги развелись, — обозначила проблему Баскакова. — Если мы введем такой закон, не будет смертей Михаила Хачатуряна. Дочери не смогли защитить себя другим способом. Смерть заканчивает насильственные отношения».

Когда Ксения начала приводить оценки и статистику по случаям домашнего насилия, в ее выступление вмешался новосибирец Евгений Капустин, все это время снимавший пикет на камеру. К разговору также подключился Александр Коваленин, местный публицист, занимающийся вопросами семьи.

Если мы введем такой закон, не будет смертей Михаила Хачатуряна

В беседе с корреспондентом Тайги. инфо он заметил, что считает феминистские идеи несерьезными. С собой на пикет Коваленин принес пачку брошюр с заголовком: «Основные манипуляции текущей кампании феминисток». В них мужчина приводит доводы, что активистки «хотят обязать государство вмешиваться в семью по пустякам». В своем материале он ссылается на английский таблоид The Sun и круглый стол Общественной палаты РФ.

— Если они [жертвы] не хотят сообщать [о насилии], то вы хотите заставить их? — прервал речь Баскаковой Коваленин.

— Я хочу, чтобы жертва могла безопасно сообщать, — ответила активистка.

Баскакова закончила, задав всем риторические вопросы: «Разве насилие может быть ценностью? Разве нам не пора отказаться от издевательства над партнершей и детьми? Какое будущее ждет страну, если 60% родителей считают, что бить детей — допустимо?»

Марина Сингх, другая заявительница пикета, в своей речи попыталась ответить на вопросы Капустина и Коваленина, но мужчины часто перебивали ее, приводя свои доводы.

— Нет официальной статистики, потому что существует стигматизация [жертв] в обществе, — заметила Сингх.

— Вы просто лжете, — парировал Капустин.

— Ксения приводила пример, что [в полицию] обращается одна из пятнадцати [пострадавших] девушек.

— Вы-то откуда знаете? На что вы опираетесь?

— Проводились опросы, есть статистика. Статистика МВД не отвечает на критерии.

Как выяснилось, Капустина возмутил пункт законопроекта, в котором предлагалось изолировать насильника от семьи в досудебном порядке. «Без суда и следствия вы предлагаете разбивать семьи на раз», — пояснил свое мнение мужчина.

— Вас что, [член Совфеда Елена] Мизулина прислала? — возмутилась девушка из полукруга пикета.

— А вас кто прислал? — ответил Капустин.

«Сожрали мужика, — переговаривались сотрудники полиции, пока не отвлеклись на детский электромобиль. — О, смотри, танк едет»

Сингх повторила предыдущую мысль, но Евгения это не убедило. За организатора вступились пикетирующие: они предложили жителю удалиться или заявить свою акцию. Публицист Коваленин вспомнил про дело сестер Хачатурян.

— Вы ответьте мне на вопрос: сестры Хачатурян должны быть оправданы? Хладнокровное убийство. Трое напали на спящего. Вы оправдываете домашнее убийство? — напирал мужчина.

— Я не знаю, как это происходило на самом деле. Обратите внимание на плакаты… — хотела объяснить Сингх, но мужчины, упорно доказывавшие свою правоту, ее не слушали.

Тем временем полицейские, не вмешиваясь и не привлекая внимания, наблюдали за спором со стороны. Судя по разговору, услышанному Тайгой.инфо, они были на стороне Коваленина и Капустина.

«Сожрали мужика, — переговаривались сотрудники, пока не отвлеклись на детский электромобиль. — О, смотри, танк едет».

К пикетирующим подошла пожилая женщина в ярком сарафане. Она немного послушала спор и спокойно заметила: «Вот от этого и насилие! Рот не дают женщинам раскрыть» — после чего незаметно покинула пикет.

— Если у нас есть закон, но полиция не работает, будет ли смысл? Не будет, — начал Капустин.

— Проблема не в полиции, проблема в обществе, которое относится [к насилию] так, — заметила Сингх.

— Давайте воспитывать мальчиков и девочек.

— Но вас же не воспитали, — возмутились участники пикета. — Да гоните этого тролля взашей! Это просто провокация, уведите его отсюда.

Не вытерпел и сотрудник мэрии, отвечавший за порядок. Он сделал Капустину замечание, заметив, что тот нарушает регламент пикета.

Марина Сингх перечислила новосибирские кризисные центры, в которых окажут помощь жертвам насилия. Заканчивая речь, она заметила, что пострадавших также должны поддерживать в полиции.

Половина пикета прошла под спор Коваленина и Капустина против организаторов акции. С речью начали выходить другие пикетирующие, в том числе и мужчины.

Первым высказался Павел Раевский, представившийся социологом НГУ. На своем сайте он называет себя «специалистом по отношениям между мужчиной и женщиной», ведет авторские тренинги и курсы, в которых гарантирует женщинам успешное замужество, а также симулирует свидания по скайпу.

«Вам организаторки разрешили выступать?» — сделала замечание Ксения Баскакова, но Раевского это не смутило.

Мы приедем, когда тебя убьют

— Когда мы вспоминаем, что у нас, мужчин, есть мать, и что на эту мать могут поднять руку, у нас просыпается истерия, — начал явно во фрейдистском ключе Павел. — Номинально существует 116 статья [УК РФ о побоях], на сегодня она является несостоятельной. Если женщина идет в ОВД, стучится в закрытые двери, ее отказываются понимать.

— «Мы приедем, когда тебя убьют», — подсказала Раевскому одна из участниц.

— Разумеется. Где этот мужчина? — специалист по отношениям окликнул Капустина. — Вы проецируете это все на вашу маму. Просто оплеуха. Неужели это нормально? Вот я бы разорвал такого человека.

Капустин снова сослался на свои знания статистики по насилию, полемика с Раевским на этом закончилась. «Женщины свои реальные побои выставлять не будут. Их за это гнобят!» — сказала Ксения Баскакова.

Наконец, в ход пикета вмешались сотрудники полиции, они отвели Евгения Капустина в сторону для беседы. «Спасибо! Слава полиции!» — захлопали пикетирующие. Компанию Капустину составил его новый соратник Коваленин. Их попросили больше не нарушать порядок, разрешив только наблюдать за пикетом со стороны.

— Смотрите, ребят, «ювеналка» у нас, по факту, уже есть, — завел разговор с полицией Капустин. — В семью могут зайти и вытащить детей по просроченному йогурту. Вот реально — и ничего не попишешь.

— Да я, как бы, все понимаю… — вроде согласился полицейский.

Редактор издания «Афиша Daily» Егор Михайлов, пришедший на пикет, удивился, почему на акцию пришло всего трое мужчин с плакатами. «Почему так мало? Это касается нас, друзей и знакомых, — заявил он. — Это дурацкое ощущение, что „женщины против мужчин“. Да фигня это все! Это люди против людей, которые применяют насилие».

После череды выступлений пикетирующие начали скандировать лозунги: «Требуем закон против домашнего насилия!», «Бить нельзя никого!».

— У них пикет, они не имеют права кричать, — засуетился человек из мэрии, но полиция не стала реагировать.

— Бьет значит сядет! — продолжили активисты.

— Пока, к сожалению, не значит, но мы хотим, — уже тише добавила Ксения Баскакова.

В какой-то момент между кричалками образовалась пауза.

— Это минута молчания за тех, кто погиб от домашнего насилия, — сказала одна из участниц акции.

На улице раздался глухой раскат грома. Пошел дождь.

— Даже небо плачет, — заметила женщина.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Иосиф Кобзон умер 30 августа 2018 года так и не прийдя в сознание Трагедия в Керчи: что произошло, список погибших, подробности, последние новости Какая фаза Луны сейчас, растущая Луна или убывающая, рассказывают астрологи Анастасию Заворотнюк могут не выпустить за границу из-за долга в 1,6 млн рублей Инженерные изыскания в Смоленской области

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций