Что украинцы говорят о евроинтеграции сейчас

18.05.2020 15:24

Что украинцы говорят о евроинтеграции сейчас

Бывший министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко сообщал, что Киев хотел бы “пересмотреть в чем-то” соглашение об ассоциации с Евросоюзом. То самое, за которое шесть лет назад “стоял Майдан”. Что принесла Украине евроинтеграция, разбиралось РИА Новости.

Брюссель на это ничего не ответил.

Политики в Киеве давно выражали недовольство соглашением об ассоциации с ЕС. В 2019-м депутат Верховной рады Михаил Поплавский эмоционально жаловался на то, что заграничная продукция — “это химия и смерть”. “Посмотрите, что наши дети и внуки едят, — возмущался он. — Сегодня необходимо создать такую модель, чтобы село как раньше было”.

Поплавский подчеркивает свою близость к простым людям. У него есть сеть ресторанов “Отчий дом”, он ведет кулинарное телешоу “Шеф-повар страны”, продюсирует программу “Шаг к звездам”, возглавляет “Объединение украинцев мира” и руководит творческим вузом. При Ющенко Поплавский считался “оранжевым” политиком.

В том же духе высказался и профильный специалист — бывший министр экономики Виктор Суслов. По его словам, несправедливо то, что “европейская продукция автоматически поступает без контроля качества, а украинская продукция должна быть сертифицирована на соответствие стандартам Евросоюза”.

Суслов напомнил о квотах и сделал вывод: “Соглашение было подписано заведомо неравноправное, невыгодное и дискриминационное”. Промышленность и экономика страны гибнут “в итоге такого стратегического решения”.

Разочаровался в соглашении и ближайший соратник Порошенко, некогда замглавы его администрации, предприниматель Юрий Косюк. “Никакого открытия рынков не произошло. Европа говорит о зоне свободной торговли с Украиной, а одновременно подписана куча исключений и ограничений для экспорта украинских товаров. Потому что Европа защищает свой рынок, свои интересы, — объяснял он “Голосу Америки”. — Потому я и считаю, что пропагандируемая сейчас зона свободной торговли — это обман Украины”.

Он ощутил это на собственном продовольственном бизнесе. Брюссель дал Киеву квоту на 16 тысяч тонн курятины в год, хотя Украина производит 1,2 миллиона тонн. “На все, что сверх этой квоты, — пошлина больше 1000 евро за тонну”, — возмущался Косюк.

А российский рынок после евроинтеграции Украины закрылся. Порошенко признавал, что это стало “экономическим шоком” и привело к потере 15 миллиардов долларов в год. Но виновата во всем, конечно же, Москва.

Поскольку с экономикой было неоднозначно, в Киеве упирали на политический аспект ассоциации. Документ утверждали трудно. Процесс растянулся на несколько лет. В Нидерландах даже потребовался референдум.

Наконец в 2017-м Совет ЕС одобрил соглашение, и Порошенко поздравил страну с победой. По его мнению, это “поражение Кремля”, якобы мобилизовавшего все ресурсы против договора Киева с Брюсселем. “Соглашение было одним из ключевых требований и ожиданий Евромайдана”, — напомнил Порошенко.

Для кого-то евроинтергация так и осталась заветной целью, кто-то спустя годы считает все обманом. Геннадий Балашов, украинский предприниматель, лидер либертарианской партии “5.10”, депутат Рады третьего созыва вспоминает: “В 2014-м у меня было ощущение несправедливости. Нас готовили к соглашению, а потом за одну ночь Янукович отказался его подписывать. Как будто мы шли в Европу и нас остановили, предали. Конечно, никто не читал этот документ. Но мы же видели, что европейцы живут хорошо, значит, законы у них лучше”.

О выборе, сделанном шесть лет назад, он не жалеет. “Здесь важнее не документы, а направление. Общество стремится в Европу. Поэтому для меня ничего не изменилось. А то, что люди недовольны, — так они всегда недовольны”, — рассуждает Балашов.

Альтернативой он считает “третий путь, который примирил бы все стороны: Украина нейтральная, свободная для бизнеса страна, налоговый рай, большой офшор, восточная Швейцария”.

Виктор (имя изменено по его просьбе) участвовал в Евромайдане, работал в штабе одного из украинских политиков, занимается бизнесом. “Все в 2014-м думали, что будут европейские зарплаты и пенсии, все будет хорошо. Что мы станем частью Европы. Хотя даже внутри ЕС все по-разному, неравномерно, кто-то живет богаче, кто-то беднее. Но мы верили, что сразу интегрируемся и заживем, как Германия“, — иронизирует собеседник.

По его словам, никто не читал текст документа. Но этого и не надо было. Ведь все объяснили СМИ. “Раз так написали, то это правда, как же может быть иначе? Мозгов нет — в аптеке не купишь”, — описывает он ситуацию шестилетней давности.

Евроинтеграция, по мнению Виктора, была успешной, но для другой стороны. ЕС реализовал все, что хотел. “Потом мы поняли, что никто нас никуда брать не собирается. Ни в какую Европу. Дали этот несчастный туристический безвиз вместо возможности легально работать. Вся поддержка Майдана со стороны Запада была для того, чтобы гастарбайтеры из Украины побежали к ним вкалывать за три копейки. Если рабочего из ЕС будут лечить, то нашего просто выкинут на помойку”, — убежден он.

Что украинцы говорят о евроинтеграции сейчас

Политическую часть соглашения Виктор считает действенной. “Но экономическая свелась к тому, что европейцы получили огромный рынок для своей продукции, которая выше по качеству. При этом они практически полностью закрылись для нашей продукции. Я лично продавал изделия металлообработки, мне отправили в ответ восемьсот листов спецификации, которые я должен исполнить, чтобы допустили к тендеру. Понятно, что так отсекают конкурентов”, — объясняет он.

Депутат Верховной рады восьмого созыва Владимир Олейник полагает, что ЕС в этой ситуации может пересмотреть квоты, но это вновь будет невыгодно для Украины. “Сейчас надо не квоты увеличивать, а вводить ограничения на вывоз определенных товаров. Прогнозируют неурожай, поэтому Европа вполне способна сказать: да, давайте нам больше пшеницы и хлеба. В результате на Украине хлеб подорожает”, — отмечает он.

Евроинтеграция, в которую шесть лет назад поверили многие, была и остается лишь мечтой. Преемник Порошенко на посту президента Зеленский рассуждает о возможности вхождения Украины в “европейское пространство” в точно таких же выражениях. И так же поминает некий российский “имперский проект”. Похоже, соглашение об ассоциации с Евросоюзом — это не столько экономика и политика, сколько социальная психология.

Читайте также: Евросоюз готовится открыть границы для части украинских гастарбайтеров. Кого впустят?

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Криптовалюта: факторы востребованности Юлия Ковальчук опубликовала свежее фото дочери Как выбрать персональный 3D принтер Лучший букмекер хорошими коэффициентами Британский парламент закрыли из-за угрозы пожара

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций