Черепица, велодорожки и дело Скрипалей

05.07.2018 15:08

Черепица, велодорожки и дело Скрипалей

Поездка была организована Европейским Союзом в рамках председательства Болгарии в ЕС. В Софии российские журналисты встречались с премьер-министром Болгарии, с председателем парламента, главой МИД и представителями Евросоюза.

Так получилось, что это была моя первая поездка в страну Евросоюза. Как и каждый советский человек, я не мог отказаться от предложения съездить за границу за чужой счет, тем более, что приглашающая сторона даже не требовала написания каких-либо материалов по итогам поездки.

В группу были набраны журналисты из региональных СМИ, хотя по два человека от Москвы и Питера тоже попали. Но ведь столицы — тоже регионы. 20 июня прошла установочная встреча в представительстве ЕС в Москве. Нам рассказали, что поездка осуществляется для информирования российских журналистов о работе Евросоюза и страны, председательствующей в нем. Мои коллеги-журналисты, видимо, настроились на пресс-тур, поэтому каждую встречу превращали в подобие пресс-конференции. Благо, были представители федеральных изданий, вроде Интерфакса, МК и Бизнес-ФМ. Им было проще, они писали новости по итогам разговора с премьер-министром Болгарии. Я же некоторое время поломал голову, что может написать журналист сайта, пишущего про Сибирь, из Болгарии, а потом расслабился. Не писать же «журналист из Сибири встретился с премьер-министром Болгарии».

Болгария — беднейшая страна Евросоюза. И в принципе, это было заметно уже при поездке от аэропорта до гостиницы по обветшалости фасадов жилых домов в Софии. Повсеместно первые этажи зданий расписаны граффити, а тротуарную плитку во многих местах давно не меняли. И даже не плитку, а брусчатку, порой выложенную из очень маленьких квадратных камней.

Тем не менее, София — это опрятный и приятный для прогулок город, особенно если сравнивать с Новосибирском. Грязи и пыли нет, много старых исторических зданий. И почему-то все здания, что в столице, что в селах, покрыты черепицей одинакового красного цвета. Мне удалось увидеть буквально несколько зданий, кровля которых была бы выполнена из другого материала. Не знаю, как болгарам удалось добиться такого единообразия. Подозреваю, что у них действует запрет на использование чего-либо, кроме черепицы. И это очень правильно и очень красиво.

Первый визит у нас был в болгарский парламент. Один мой коллега опрометчиво надел шорты и был остановлен на входе: «Здесь парламент, вы должны иметь уважение, вход в шортах запрещен». Однако через несколько минут он присоединился к нам — болгарские церберы все же сжалились.

Надо сказать, что перед входом в здание болгарского парламента на газоне (!!!) был разбит лагерь протестующих, которые отстаивали права инвалидов. Палатки, навесы, несколько инвалидов на колясках и десятка полтора родственников и сочувствующих. Не знаю точно, что именно они требовали, но у нас их бы свинтили в первый же час. А тут стоят сутками, и ничего.

В парламенте режим пресс-тура вдруг дал сбой. Спикер сказал, что мы наверняка ознакомились с достижениями Болгарии на посту председателя ЕС и попросил нас рассказать, что мы об этом знаем. Воцарилось молчание. Я лично вообще не знаю, что делает в ЕС страна-председатель и конкретно Болгария. Похоже, остальные журналисты тоже не слишком-то изучали матчасть перед визитом. Ну и правда, журналисты ведь для того, чтобы задавать вопросы политикам, а не наоборот. И что это они себе в парламенте Болгарии вообразили?

С премьер-министром Бойко Борисовым было проще. Коллеги подучили матчасть, благо буквально накануне Борисов был с визитом в Москве, где обсуждал газовые проблемы. Как только на встрече зашла речь о транзите газа, премьер очень увлеченно стал рассказывать о том, как через Болгарию проходят потоки, о том, что от Южного потока его страна отказалась только потому, что Евросоюз отказался покупать газ через него, что лишило проект смысла. Надо сказать, что Болгария не стала высылать российских дипломатов из-за дела Скрипалей, в отличие от большинства европейских стран.

Некоторые мои коллеги сумели получить пользу от этих встреч. Марк Нуждин на каждой встрече рассказывал о том, что Ярославль претендует на статус молодежной столицы мира и просил контакты муниципалитета Варны, который получил такой статус в прошлом году. А журналистка из Сыктывкара просила открыть у них в городе болгарский визовый центр.

Я же «оторвался» на встрече с заместителем мэра Софии по транспортным вопросам Евгением Крусевым. София размером примерно с Новосибирск (даже чуть меньше). Однако в Софии 38 станций метро против наших 13. Две трети средств на строительство метро дает Евросоюз. Весь центр города является зоной платной парковки (точнее — двумя зонами с разным размером оплаты). Тем не менее, практически все свободные места запаркованы, но не так хаотично и плотно, как у нас. И, конечно же, нет парковок на бывших газонах (и вообще — нет бывших газонов). Есть выделенные полосы для общественного транспорта, а по центру довольно густо нарисованы велодорожки. И даже на довольно узких софийских улочках велодорожки «нарезаны» на каждой стороне дороги. Велодорожки отделены от основной дороги резиновыми барьерчиками сантиметров по десять высотой. Достаточно, чтобы у автомобилей не было желания наезжать на велодорожку. Барьерчики прикручены болтами прямо к дорожному покрытию. Возможно, зимой их можно снимать, а летом прикручивать обратно. Во всяком случае, в Сибири можно было бы так делать.

Теперь о впечатлениях о стране, которые конечно, за четыре дня очень ограниченные. Болгария — вполне уютная южная страна, здесь много пешеходных бульваров, на которых полно народу вечером. В отличие от советской застройки, здесь изначально дома возводили с тем, чтобы на первых этажах располагались магазинчики, заведения, пекарни, кафешки и даже обменники. На пешеходном бульваре — каштаны, лавочки, фонтаны, летние кафе. В Новосибирске нет ни одной подобной улицы.

В Болгарии, как и у нас, есть бомжи. Один из них спал в подземном переходе. На подходе к пешеходному бульвару я увидел страшное — на тротуаре лежал изможденный молодой человек с костылями, впалыми глазницами, а на его ногах (он был в шортах) зияли глубокие впадины голого мяса, как будто кто-то выгрыз из него куски. В руке он держал бумажный стакан для милостыни, но при мне никто не подал. «Вот так вот, сначала гуляешь тут, а потом лежишь на тротуаре с костылями», — сказали коллеги. Я догадался, что страдалец — не жертва страшной инфекционной болезни, а человек, злоупотреблявший наркотиком «крокодил».

Центральная улица Софии носит название «Бульвар царя-освободителя». И да, речь о нашем царе Александре II. В Болгарии памятников царю-освободителю, наверное, больше, чем в России. Но для Болгарии понятие «царь-освободитель» значит несколько иное, чем в нашей стране. Этой стране российские войска принесли освобождение от турецкого ига, и болгары это помнят.

Один из собеседников объяснил: «Болгария — единственная страна, в которой четко разделяют Россию и Советский Союз». На русском языке сегодня в Болгарии говорит только старшее поколение, и то — далеко не все. «Я учил в школе русский, немного понимаю, но говорить не могу», — обычная формула. С болгарской молодежью мы общались в основном по-английски или через переводчиков. «Предательство» Болгарии во второй мировой войне один из добровольных гидов, случайно встретившихся на улице, объяснял так: «Мы со всех сторон были окружены центральными державами. Но Болгария объявила войну только Англии и США, для проформы. В 1943 году, когда американцы высадились в Италии, они разбомбили Софию. А на Восточный фронт мы не отправили ни одной воинской части!» Действительно, Болгария до конца войны так и не объявила войну СССР (но в 1944 году СССР объявил войну Болгарии и сменил болгарское правительство на просоветское).

Бульвар царя-освободителя и несколько других центральных улиц Софии выложены желтой керамической плиткой. В начале XX века австрийский эрцгерцог подарил на свадьбу болгарскому царю большое количество такой плитки. Она лежит до сих пор. С одной из второстепенных улиц плитку сняли — и ею ремонтируют остальные улицы, когда это требуется. Сто лет уже служит это дорожное покрытие: от карет до тотальной автомобилизации.

Была еще дискуссия с дипломатами из Евросоюза о российско-европейских отношениях. Как водится, они нам — про Крым и агрессивную политику России, мы им — про Косово и твит Трампа про умные ракеты. Они нам — про то, что Косово никто не присоединял, а бомбардировки начались после того, как из Косово сбежал миллион человек, мы им — а что, нужно было ждать, пока из Крыма сбегут? Я, впрочем, и в этой дискуссии не участвовал.

Главное новое, что удалось вынести из поездки, я, в общем-то, знал, но не очень осознавал: мироощущение жителей Болгарии и жителей Сибири в корне отличаются. У них три часа на машине — и ты в другой стране: в Греции, Турции, Румынии или Сербии. Для них открытые границы значат много, для нас мало: до ближайшей границы сотни и тысячи километров, и это граница с Казахстаном или Монголией.

Еще одно важное отличие — в политической культуре. В Болгарии парламентская республика, а правительство — коалиционное. И среди членов кабинета возможны публичные споры. Нам привели пример: в правительстве несколько недель шел спор о допустимом уровне шума на пляжах Болгарии в вечернее и ночное время.

В представительстве ЕС в Софии во время нашего приезда проходила выставка карикатур. Меркель, Борисов, Эрдоган, Трамп изображены на этих фотографиях в самом непочтительном виде, как и Евросоюз. Мы бы на их месте нашли повод оскорбиться, а там ничего — висят.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Прогноз курса евро на сентябрь 2018 года, таблица по дням Бразилия – Сербия: прямая-онлайн трансляция Youtube самое популярное видео сегодня, 24 июня 2018: Теперь придется платить и видеохостингу Франция – Аргентина 30 июня: обзор матча, видео голов Футбол Испания – Россия 1 июля: счет, обзор матча, видео голов, серия пенальти

ЦИТАТА "Подтверждение долгосрочных РДЭ отражает неизменное мнение Fitch о перспективах поддержки банков."
© Fitch Ratings
Лента публикаций